Небезопасные методы психотерапии

В статье из журнала World psychiatry в качестве примера небезопасных методов психотерапии привели вот эти: rebirthing, scared straight interventions, critical incidence stress debriefing, and recovered‐memory techniques. А вообще текст про исходы психотерапии: какие они бывают и как их оценивать (как минимум есть пять способов).

Scared straight interventions – это, видимо, простое запугивание, но в добрых профилактических целях: не хочешь, чтобы твой ребенок стал алкоголиком и наркоманом – ведёшь его в отделение неотложной наркологии, где он видит человека в алкогольном делирии со страшными и потухшими глазами, пытающегося вытащить из своего рта невидимые другим волосы. Там же видит энергичную паранойю метамфетаминового психоза и жуткую болезненность героиновой ломки – все это, чтобы в нужный момент ребенок сказал свое твердое "нет!" на предложение попробовать наркотик. Понятно, что это радикальный вариант, но логику scared straight из него понять легко. В США есть программа экскурсий в тюрьмы для школьников c антисоциальным поведением - вот это и есть scared straight интервенция, принцип тот же: наделить маленькие американские организмы почти физиологическим отвращением к нарушению закона посредством демонстрации быта заключенных.

Конечно, в запугивании ничего нового нет: этот метод практикуется многими родителями и с давних времен. Но и в рамках семьи он кажется сомнительным в явных случаях устрашения, а когда его переносят на большие человеческие масштабы или в психотерапевтические комнаты, то скепсис возрастает. Во-первых, эта интервенция может попросту навредить, запуская тревогу, страхи и кошмары с одной стороны, а с другой, если мифический тумблер страха не достиг нужной отметки, наоборот, вызывать любопытство к теме. Во-вторых, в логике самого метода есть ошибки: он кажется чисто поведенческим, но на самом деле обращается к таким штукам, как самосознание подростка, к его мотивации и ценностям. Если все делать последовательно, то поведенческий вариант должен выглядеть, как выстроенная система различных подкреплений "хорошего" поведения и наказаний поведения плохого - и в этой системе поездка в тюрьму или в наркологию была бы излишней: слишком уж стимул (тюрьма) аморфный и расплывчатый, непонятно, что он подкрепит и как. Во втором варианте, где делается упор на самосознание и ценности, тюремная экскурсия тоже не нужна: это не гуманно и не поможет в долгосрочной перспективе установить положительные ценности и мотивации у подростка.

Обзор эффективности SSI для делинквентных подростков; ничего хорошего: эффекта или нет, или метод делает еще хуже

Ну и про другие психотерапевтические методы из списка:

Ребефинг – это дыхательные практики, которые якобы ведут к ментальному перерождению человека, чтобы принёсший уже много боли мир вновь стал интересным и волнующим местом. Насколько я знаю, сейчас словом ребефинг обозначают довольно разные по интенсивности, задачам и бесполезности дыхательные упражнения, но поначалу его применяли для лечения детей с расстройствами привязанности, т.е. детей с серьезными поведенческими нарушениями и травматичным опытом в самом раннем возрасте.

Психотерапевты так сильно старались, что иногда переходили все мыслимые границы: известно, насколько я помню, о пяти смертельных случаях, когда дети попросту задыхались во время изматывающих, многочасовых сеансов глубокого дыхания с применением одеял и подушек, с помощью которых воссоздавали телесный опыт прохождения по родовым каналам или что-то в этом роде.

Но, вероятно, ребефинг назвали "потенциально опасным" не только из-за трагического прошлого, но и из-за множества ограничений, которые почему-то на соблюдаются. Ну и главное: значимой пользы от ребефинга, судя по всему, нет.

Stress debriefing – профилактика посттравматическая стрессового расстройства, заключается в следующем: берём людей, которые только-только пережили техногенную катастрофу, и обстоятельно с ними беседуем о самом событии, о чувствах и оценках, сделанных человеком во время и после произошедшего. Всё это, чтобы, грубо говоря, память о событии прошла консолидацию/усвоение менее деструктивным способом: чтобы не появились насильственные наплывы страшных воспоминаний, не сформировалась реакция избегания на нейтральные стимулы, которые ассоциированы с происшествием – в общем, чтобы лучше контролировать воспоминания. И эта идея – т.е. дать некий контекст новым пугающим воспоминаниям и таким образом быстрее их забыть, как это ни парадоксально, – имеет косвенные основания (см. по ссылке). Другое дело практические результаты: по некоторым исследованиям, эта практика делает наоборот, т.е. увеличивает количество случаев ПТСР. Противоречивую результативность психологического или стресс дебрифинга его сторонники объясняют тем, что ещё не нашли верный протокол применения: через какое время проводить, какие вопросы задавать, сколько времени должно идти занятие, надо ли повторять и т.д. Ну или есть люди, которым это помогает, а есть те, котором вредит, но почему так – надо выяснять. В любом случае, метод действительно небезопасный.

Здесь про стресс дебрифинг чуть подробнее

Извлечение подавленных воспоминаний строится на идее, что расстройства настроения – следствие детского травматичного опыта, который был вытеснен в бессознательное и теперь отравляет существование косвенным, но очень неприятным способом. Основополагающей задачей психотерапии в таком случае является вытащить эти воспоминание обратно в сознание – ведомые этой целью психотерапевты-фанатики убеждали людей, что в их прошлом было нечто невообразимо страшное, и если человек не мог ничего вспомнить даже после многочисленных усилий специалиста (в ход шли: интерпретация сновидений, техники воображения и т.д.), то это, конечно, указывало не на то, что нужно сменить подход, а на то, что воспоминание слишком травматичное и нужно пытаться ещё и ещё.

В конце 80-х в США было немало случаев, когда люди после сеансов такой психотерапии вспоминали, что их детство –настоящий фильм ужасов с сатанинскими ритуалами, групповыми изнасилованиями, пытками и извращениями. Они обвиняли своих родителей и близких в дьяволопоклонничестве и сексуальном насилии, правда, ФБР не нашло следов широкой сети культов в стране, а многие воспоминания оказались противоречивыми, расплывчатыми и не совпадали с реальными фактами из истории семьи.

Кроме этих показательных историй, есть и другие проблемы с методом. В большинстве случаев люди помнят о травматичных событиях, память может искажаться, а события неверно интерпретироваться, но никакого тотального подавления куска памяти практически никогда нет; память пластична, грубо говоря, всякий раз что-то припоминая, человек реконструирует/пересоздает воспоминание заново – отсюда простой вывод: можно при определенных условиях создать ложное воспоминание. Массированное убеждение с применением энергичных фантазийных техник по отношению к человеку в состоянии стресса – как раз похоже на такое условие.

Текст с крикливым заголовком и большим числом пространных рассуждений (другой искать лень) об этом всём

Источник – don't panic, amy! (Telegram), отсюда и далее.