Зарабатываем на WhatsAround


Регистрируемся по ссылке https://www.whatsaround.com


• Нам предложат скачать приложение с ПлейМаркета/АппСтора, скачиваем.

• Логинимся в приложении под данными, которые укказывали на сайте. К сожалению, русского языка в приложении нету, но ничего страшного, через 1-2 минуты привыкаем.


• Внизу есть панелька, нажимаем на последнюю иконку, далее 3 точки сверху и «Edit Profile». Полностью заполняем профиль, ставим аватарку:

Обязательно подтверждаем номер и добавляем яркую Аватарку, вот вам пример.

За эти действия нам дают 12 токенов, но нам мало)

Выкладываем 1 любое фото )

За это нам дают еще +1 токен, итого у нас 13 токенов.

Для хорошего заработка нам нужно повышать уровень аккаунта. Для этого я советую: нажать на наш баланс, перейти во вкладку маркет и купить там 100 WoW:

Вывод проверен, и приходит в течении 2-ух дней.

После этого идем и ставим всем лайки (стрелочка вверх) и нажимаем на синенький WoW, за каждое такое действие вам будет зачисляться опыт. При достижении 4 уровня вам за каждый полученный WoW (а в ленте вы будете появляться часто, да и использовать массфоловинг никто не запрещал) вы будете получать от 0,1$ (0.01$ на 1 лвл), а на 6 уровне вплоть до 2$ за каждый WoW! Можно даже друзей просить)

  1. Раз в сутки покупайте по 100 WaW и тратьте их (+5 опыта за каждый WoW)
  2. Каждые 20-30 минут заходите и ставьте по 100-200 лайков, ибо нам нужен минимум 6 лвл, что бы грести деньги «лопатой»


  1. Используйте масфолловинг до лимита каждый день
  2. Выкладывайте фото до лимита каждый день
  3. При достижении 4 лвл пишите почаще комментарии, они тоже не плохо оплачиваются
  4. Используйте хештег #wow и добавляйте в описание к фото wow=wow почаще.
  5. Не ленитесь, а старайтесь апнуть уровень как можно скорее
  6. При выводе, выводите только Эфиром, ибо в СНГ частенько не выплачивают на ПейПал
  7. Зовите друзей и помогайте друг другу)
January 25, 2019
by @kinomir
0
64

Дженнифер Лоуренс

31 мая в российский прокат выходит «Красный воробей» — новый фильм режиссера «Голодных игр» Френсиса Лоуренса, история русской балерины, втянутой в шпионские игры. Дженнифер Лоуренс, ставшая известной благодаря роли Сойки-пересмешницы в подростковой франшизе, теперь играет Веронику Егорову, которая из-за травмы вынуждена оставить театр и поступить на учебу в школу «воробьев», где готовят лучших шпионов России.

КиноПоиск поговорил с актрисой о ее подготовке к роли, выходе из зоны комфорта и русском акценте.

— Прежде чем стать сотрудником российской разведки, ваша героиня была прима-балериной Большого театра. Изображать балетную партию труднее, чем сниматься в сценах с перестрелками? Как вы к этому готовились?

— Для фильма я занималась балетом примерно четыре месяца по три часа в день. Было нелегко. Конечно, я — особенно я! — не могла стать настоящей прима-балериной. Скорее, я должна была понять, как иначе использовать свое тело, научиться той ментальной и физической дисциплине, которая обязательна для всех артистов балета. Когда начались съемки, мы работали по 12 часов в день, и у меня не оставалось много времени для занятий. А как только мы отсняли все, что было связано с танцем, я вздохнула с облегчением и устроила по этому поводу вечеринку.

— Многим актерам музыка помогает настроиться, прочувствовать роль. Вам тоже?

— Действительно, есть актеры, которые используют музыку, чтобы достичь определенного настроя. Я с такими работала и всегда им поражалась. Это так круто! Но это совсем не про меня. Когда я слушаю музыку — я слушаю музыку, а когда играю роль — играю роль. У меня никогда не было эмоциональной связи с музыкой. Если бы она была, то, вероятно, я бы пела в караоке получше.

— Даже для караоке нужна определенная смелость, а уж для откровенных сцен, которых достаточно в фильме, тем более. Как вы на такое решились?

— Я сильно помотала себе нервы, прежде чем согласиться. Я понимала, что если я хочу попасть в этот фильм, то придется отпустить все тормоза, иначе роль достанется кому-нибудь другому. Немного утешало, что за всем этим стоял Френсис (Лоуренс), которого, такое чувство, я знаю лет с пяти. И даже оператор (Джо Уиллемс) был тот же, что на «Голодных играх». Трудно представить более потрясающую команду для поддержки. А еще интересно, что после этих сцен я стала чувствовать себя сильнее.

— Режиссер Френсис Лоуренс говорил, что, если бы вы отказались сниматься в сексуальных сценах, он бы их заменил. Почему же вы решили, что они важны?

— Если бы я сочла, что сцены с обнаженкой не нужны для сюжета, я бы не стала в них сниматься. Но это был не тот случай. Как актриса, я не могу ограничивать себя только тем, что смогла бы сделать в реальной жизни. Это для всех нас было важнее, чем мои страхи. Да, мне пришлось выйти из моей зоны комфорта, в которой я пребывала много лет, но я рада, что смогла это сделать.

— В одной из сцен руководитель разведшколы говорит Веронике, что ее тело теперь принадлежит государству. А тела актеров принадлежат кино?

— Я отдаю свое тело искусству с согласием и желанием. Я счастлива, что могу делать это. Когда снимаешься в фильме, приходится многим жертвовать. Иногда ты оказываешься в чужой стране, вдали от друзей и семьи. Работаешь долгие, долгие часы. Искусство требует разных жертв. Но мне очень повезло, что у меня такая работа, потому что я люблю ее. И я уверена, что ничему не смогла бы отдаться с такой же страстью.

— Обстоятельства вынуждают вашу героиню Веронику Егорову учиться в школе агентов, где ей объясняют, как обольщать и манипулировать. Во время подготовки к фильму что вы узнали о заведениях подобного рода?

— Больше всего меня удивило, что такие программы действительно существовали как при КГБ, так и в Америке. Хотя вся история в фильме, как и персонажи, придуманы Джейсоном Мэттьюсом, который провел большую часть жизни, изучая отношения между Россией и США в контексте шпионажа.

— Вероника хорошо читает людей и манипулирует ими. Вы чему-нибудь у нее научились?

— Мой персонаж, чтобы выжить, должна делать такое, о чем я даже не могу себе представить. Мое же чтение людей направлено на то, чтобы понять, действительно ли они хотят общаться со мной, потому что я — это я. Но нами всеми так или иначе манипулируют.

— Что вы поняли о себе, снявшись в «Красном воробье», а до этого в картине «мама!» Даррена Аронофски?

— «Красный воробей» явно вытянул меня из зоны комфорта и бросил вызов в таких вещах, о которых я раньше не задумывалась. Долгое время я не хотела, чтобы кто-то видел мое обнаженное тело. Но теперь я преодолела этот страх и готова делать все, что требует сюжет фильма. А «мама!» была опытом полного разрыва с моей личностью, даже в плане того, как я говорю и думаю. Когда вы надеваете чужие туфли и проходите в них километры в течение целого года, ваш взгляд на жизнь обязательно поменяется.

— Одна из важных сюжетных линий «Красного воробья» — трогательные отношения Вероники Егоровой с матерью. А как ваша мама повлияла на вашу карьеру?

— Я живу отдельно и живу вне дома с 14 лет. Мне сейчас 27, и мне все еще нужна моя мама. Она настоящая система поддержки и всегда была мне опорой в плане карьеры. Мама пожертвовала стольким, чтобы она у меня состоялась! И я все еще нуждаюсь в ее мнении обо всем. Пожалуй, за исключением парней.

— А вы сейчас с кем-нибудь встречаетесь?

— Нет, я одна.

— В фильме вы говорите по-английски, но с небольшим русским акцентом. Как вы его усвоили?

— Это была моя первая подобная роль. Я работала с Тимом Монахом, замечательным специалистом по диалектам. Мы нашли нескольких женщин, чье произношение нам показалось правильным для фильма. Тим интервьюировал их, а я слушала, ловила, так сказать, музыку их речи. Ну, а потом просто собралась с мыслями и понадеялась на лучшее

August 23, 2018
by @kinomir
0
12

Дженнифер Лоуренс

31 мая в российский прокат выходит «Красный воробей» — новый фильм режиссера «Голодных игр» Френсиса Лоуренса, история русской балерины, втянутой в шпионские игры. Дженнифер Лоуренс, ставшая известной благодаря роли Сойки-пересмешницы в подростковой франшизе, теперь играет Веронику Егорову, которая из-за травмы вынуждена оставить театр и поступить на учебу в школу «воробьев», где готовят лучших шпионов России.

КиноПоиск поговорил с актрисой о ее подготовке к роли, выходе из зоны комфорта и русском акценте.

— Прежде чем стать сотрудником российской разведки, ваша героиня была прима-балериной Большого театра. Изображать балетную партию труднее, чем сниматься в сценах с перестрелками? Как вы к этому готовились?

— Для фильма я занималась балетом примерно четыре месяца по три часа в день. Было нелегко. Конечно, я — особенно я! — не могла стать настоящей прима-балериной. Скорее, я должна была понять, как иначе использовать свое тело, научиться той ментальной и физической дисциплине, которая обязательна для всех артистов балета. Когда начались съемки, мы работали по 12 часов в день, и у меня не оставалось много времени для занятий. А как только мы отсняли все, что было связано с танцем, я вздохнула с облегчением и устроила по этому поводу вечеринку.

— Многим актерам музыка помогает настроиться, прочувствовать роль. Вам тоже?

— Действительно, есть актеры, которые используют музыку, чтобы достичь определенного настроя. Я с такими работала и всегда им поражалась. Это так круто! Но это совсем не про меня. Когда я слушаю музыку — я слушаю музыку, а когда играю роль — играю роль. У меня никогда не было эмоциональной связи с музыкой. Если бы она была, то, вероятно, я бы пела в караоке получше.

— Даже для караоке нужна определенная смелость, а уж для откровенных сцен, которых достаточно в фильме, тем более. Как вы на такое решились?

— Я сильно помотала себе нервы, прежде чем согласиться. Я понимала, что если я хочу попасть в этот фильм, то придется отпустить все тормоза, иначе роль достанется кому-нибудь другому. Немного утешало, что за всем этим стоял Френсис (Лоуренс), которого, такое чувство, я знаю лет с пяти. И даже оператор (Джо Уиллемс) был тот же, что на «Голодных играх». Трудно представить более потрясающую команду для поддержки. А еще интересно, что после этих сцен я стала чувствовать себя сильнее.

— Режиссер Френсис Лоуренс говорил, что, если бы вы отказались сниматься в сексуальных сценах, он бы их заменил. Почему же вы решили, что они важны?

— Если бы я сочла, что сцены с обнаженкой не нужны для сюжета, я бы не стала в них сниматься. Но это был не тот случай. Как актриса, я не могу ограничивать себя только тем, что смогла бы сделать в реальной жизни. Это для всех нас было важнее, чем мои страхи. Да, мне пришлось выйти из моей зоны комфорта, в которой я пребывала много лет, но я рада, что смогла это сделать.

— В одной из сцен руководитель разведшколы говорит Веронике, что ее тело теперь принадлежит государству. А тела актеров принадлежат кино?

— Я отдаю свое тело искусству с согласием и желанием. Я счастлива, что могу делать это. Когда снимаешься в фильме, приходится многим жертвовать. Иногда ты оказываешься в чужой стране, вдали от друзей и семьи. Работаешь долгие, долгие часы. Искусство требует разных жертв. Но мне очень повезло, что у меня такая работа, потому что я люблю ее. И я уверена, что ничему не смогла бы отдаться с такой же страстью.

— Обстоятельства вынуждают вашу героиню Веронику Егорову учиться в школе агентов, где ей объясняют, как обольщать и манипулировать. Во время подготовки к фильму что вы узнали о заведениях подобного рода?

— Больше всего меня удивило, что такие программы действительно существовали как при КГБ, так и в Америке. Хотя вся история в фильме, как и персонажи, придуманы Джейсоном Мэттьюсом, который провел большую часть жизни, изучая отношения между Россией и США в контексте шпионажа.

— Вероника хорошо читает людей и манипулирует ими. Вы чему-нибудь у нее научились?

— Мой персонаж, чтобы выжить, должна делать такое, о чем я даже не могу себе представить. Мое же чтение людей направлено на то, чтобы понять, действительно ли они хотят общаться со мной, потому что я — это я. Но нами всеми так или иначе манипулируют.

— Что вы поняли о себе, снявшись в «Красном воробье», а до этого в картине «мама!» Даррена Аронофски?

— «Красный воробей» явно вытянул меня из зоны комфорта и бросил вызов в таких вещах, о которых я раньше не задумывалась. Долгое время я не хотела, чтобы кто-то видел мое обнаженное тело. Но теперь я преодолела этот страх и готова делать все, что требует сюжет фильма. А «мама!» была опытом полного разрыва с моей личностью, даже в плане того, как я говорю и думаю. Когда вы надеваете чужие туфли и проходите в них километры в течение целого года, ваш взгляд на жизнь обязательно поменяется.

— Одна из важных сюжетных линий «Красного воробья» — трогательные отношения Вероники Егоровой с матерью. А как ваша мама повлияла на вашу карьеру?

— Я живу отдельно и живу вне дома с 14 лет. Мне сейчас 27, и мне все еще нужна моя мама. Она настоящая система поддержки и всегда была мне опорой в плане карьеры. Мама пожертвовала стольким, чтобы она у меня состоялась! И я все еще нуждаюсь в ее мнении обо всем. Пожалуй, за исключением парней.

— А вы сейчас с кем-нибудь встречаетесь?

— Нет, я одна.

— В фильме вы говорите по-английски, но с небольшим русским акцентом. Как вы его усвоили?

— Это была моя первая подобная роль. Я работала с Тимом Монахом, замечательным специалистом по диалектам. Мы нашли нескольких женщин, чье произношение нам показалось правильным для фильма. Тим интервьюировал их, а я слушала, ловила, так сказать, музыку их речи. Ну, а потом просто собралась с мыслями и понадеялась на лучшее

August 23, 2018
by @kinomir
0
5

Клуб миллиардеров


🔘 Рейтинг

🌟 IMDb: 5.6

🌟 КиноПоиск: 5.6

#трейлер👇

Лос-Анджелес начала 1980-х. Компания молодых людей решает провернуть аферу, благоприятный исход которой сулит огромные деньги. Схема обогащения оказывается жизнеспособной и вместе с тем - смертельной.

Смореть Фильм👉https://t.me/@kinomir

August 22, 2018
by @kinomir
0
6

Тор


В интервью журналу GQ Крис Хемсвортчестно признался, что вторая часть трилогии о Торе, определенно, не удалась. По мнению актера, первый фильм был хороший, но вот сиквел вышел посредственным.

«Первый хороший, второй — так себе», — говорит Хемсворт.

Актер добавил, что после второго фильма серии требовалось отойти от типичной маскулинности. В этом плане очень помог режиссер третьего «Тора» Тайка Вайтити, который вместе с Хемсвортом сделал Тора интереснее и увел персонажа от образа «безупречного мачо-божества».

Чтобы показать бога грома с новой стороны, Хемсворт и Вайтити обратились к фильмографии Курта Рассела.

«Никто не говорит, что Курт Рассел когда-то был „менее мужественным“, чем современные актеры, — объясняет Вайтити. — Просто его персонажи не были такими идеальными, как современные герои».

Блокбастер «Тор: Царство тьмы» вышел осенью 2013 года. Зрители и критики прохладно приняли сиквел, что не помешало картине заработать в прокате 644 млн долларов при бюджете в 170 млн долларов.

Тем не менее «Царство тьмы» показало, что всей серии требуется сменить направление, в результате чего на свет появился «Рагнарёк». Ленту о космических похождениях бога грома называли «лучшей картиной о Торе» и «одним из лучших фильмов Marvel».

2 мая 2019 года Крис Хемсворт вернется в образе Тора в блокбастере «Мстители 4». 11 октября зрители смогут увидеть актера в триллере «Ничего хорошего в отеле „Эль Рояль“».

August 22, 2018
by @kinomir
0
7

Чудо


🔘 Рейтинг

🌟 IMDb: 8.0

🌟 КиноПоиск: 8.1

#трейлер👇

С одной стороны мальчик Август Пулман такой же как и другие мальчишки его возраста - любит ходить на дни рождения к друзьям, играть в компьютерные игры, фанатеет от «Звездных войн», играет со своей собакой, ссорится и мирится со старшей сестрой. А с другой - он совсем не такой как другие мальчишки его возраста. Во-первых, Август никогда не ходил в обычную школу - с первого класса с ним дома занималась мама. Во-вторых, Август перенес 27 операций. Из-за очень редкой, но иногда встречающейся генетической ошибки у Августа нет лица. И вот такой мальчик должен пойти в школу. В первый раз. К обычным детям.

Смотреть Фильм👉https://t.me/@kinomir

August 21, 2018
by @kinomir
0
10
Show more