СПРАВЕДЛИВОСТЬ И МИЛОСЕРДИЕ II

Итак, справедливость Божья ничем не угрожает человеку - ничто в Творце не несет зла для Его творения. Наоборот: Его справедливость - это наша защита от зла, укорененного в нас самих так глубоко, что сами мы не можем не только что от него освободиться, но даже по-настоящему его почувствовать.

Поэтому фраза "Бог милосерд, но справедлив" неверна в корне - там нет никакого "но", там должно стоять "поскольку". Бог милосерд, поскольку справедлив - и справедлив, поскольку милосерд.

Его справедливость рассекает нас со злом, делает очевидным наш грех, и это порой действительно больно. Но эта боль - не кара, она не направлена против нашей сути, она не для нашего уничтожения. Она - для того, чтобы сказать: есть ты и есть твой грех, и это не одно и то же.
Больно там, где человек сроднился с грехом настолько, что начал считать его неотъемлимой, а то и любимой частью себя. По сути, это все равно, что любовно сжиться с раковой опухолью, не ее считать смертельным врагом, а себя - приложением к ней.

Но Его справедливость прекрасно видит, где в нас - мы, а где - пестуемая смерть, и нас Он любит, а смерть-грех - ненавидит.

А Его ненависть не имеет ничего общего с человеческой ненавистью, куда больше похожей на ненависть сатаны, который человекоубийца от начала и ненавидит саму суть человека, сам факт его бытия.
Ненависть Божья - это не желание зла и уничтожения Своей твари, ненависть Божья - это предельное отторжение зла, которое мешает соединиться Богу и душе.

Он ненавидит грех не потому, что грех оскорбляет Его благость, не потому, что грех наносит урон Ему самому - Он ненавидит грех за то, что грех встает между Ним и возлюбленной Им душой. Он ненавидит грех за тот урон, который грех наносит Его творению.

Нет в Нем тут никакой терпимости ко греху - но есть величайшая, глубочайшая терпимость и любовь ко грешникам, до самого последнего предела, и даже за самым пределом.
Поэтому, рассекши справедливостью человека с грехом, Он милостью покрывает грешника.
Никакой грех не превосходит Его милость, никакой грех не отторгает от Него безнадежно. Об этом надо помнить, как бы глубоко грех ни пророс в человека.

Господь ненавидит наши грехи, все до единого - даже до Своей смерти.
Господь любит нас, каждого из нас, до единого - даже до Своей смерти.

Любовь Его к человеку и ненависть Его ко греху сходятся в предельной точке Его смерти.

Потому что они суть одно.