Страх небожий

Страх - это самый первый и самый глубокий шрам, который грех оставляет на нашей душе. Свидетельство этому мы находим в самом начале Библии, в рассказе о поведении Адама после грехопадения.

И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?
Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся. (Быт.3:9,10)

Врет. Не наготы боится Адам, он уже сделал опоясание (Быт.3:7). Он боится Самого Бога и хватается за какой-то предлог, чтобы выставить между собой и Им заслон.

Сделанный грех представляет Бога врагом. Не Сам Бог, конечно же, делается врагом, но видеть Его иначе становится Адаму невозможно. И вести себя теперь с Ним получается у него только как с врагом, Который захватил в плен и поставил перед Собой на допрос.

Совершенная любовь, как пишет апостол, изгоняет страх, но и он, в свою очередь, увы, способен изгнать из сердца любовь и исказить образ Божий, и чудовищно испоганить наши с Ним отношения.

Это страх, не дающий довериться Богу, раскрыть перед Ним раны души, попросить об исцеление, потому что вместо руки Целителя ждёшь раскаленные клещи палача.

Это страх, мешающий узнать Христа, как не узнают ученики в лодке, принимая Его за призрака.

Это страх, который не уравновешен ничем добрым и ничто доброе не подкрепляет: ни благоговение, ни верность. Он - об ужасе ожидания зла от Бога, совершенно сатанинская идея.

В общем, это страх, заставляющий бежать от Него, а не к Нему.

Печально, что такой эффект случается не только от подлинного греха. Грех может быть воображаемым, преувеличенным; человек может поверить в свою мнимую греховность под впечатлением или под давлением. Сознание греховность можно навязать, а вот страх перед Богом будет самым настоящим. И искажение Его образа - тоже. И бегство от Него - тоже...

Такие вот нефантомные последствия фантомных грехов.

Но такой страх - враг и наш, и Божий. Ему ненавистно все, что нас с Ним разделяет.
Этот враг окопался глубоко внутри нас, потому что нет не согрешивших, нет не лишенных славы Божьей, нет ни одного без этого шрама.

Но нас с этим врагом наедине не бросают и победы в одно лицо не требуют. Христос Своей совершенной всецелой любовью дает основу и возможность для избавления; рана глубока, но Его любовь - глубже. Она способна пробудить наше доверие, побудить потянуться к Нему, превозмочь наш страх и зародить в нас нашу собственную любовь. Ей можно отозваться поверх всякого страха, она - сильнее.
Чтобы в конце концов шрам изгладился без следа.

Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас.
(1Иоан.4:19)