НЕ СУДИ: ИНСТРУКЦИЯ ПО БЕЗОПАСНОСТИ

Дело не в том, что нельзя разделять плохие и хорошие поступки и видеть чужой грех. Рассудительность - не грех, а добродетель. Можно ужаснуться чужому дурному поступку? Можно. Можно сказать "ты не прав"? Можно, даже нужно, Евангелие об этом говорит.

15 Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;
16 если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово;
17 если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.
(Матф.18:15-17)

Заметьте, в данном случае Христос вполне позволяет и предписывает судить и даже осуждать. Что уж там, предписывает выносить приговор вашим отношениям: будет тебе как язычник и мытарь, если не одумается. Не сказано: утрись и сделай вид, что ничего дурного не замечаешь. Да, сначала вразуми, потом вразуми усиленно, но если не вразумляется, то у тебя есть право на разрыв.

То есть, можно и судить, можно и осуждать, можно и исправлять жизнь в соответствии с этим.

Господь не оставляет нас бессильными перед грехом. Не считает, что нам не должно сметь свое суждение иметь. Не бросает без поддержки, сопротивляться один на один: бери свидетелей, бери церковь, увидьте зло и обличите его.

В чем же тогда смысл заповеди "не суди"?

В том, что нельзя замечать чужой грех с подтекстом "а вот я бы никогда так не поступил". То есть, приосаниваться за чужой счет. Осуждать брата, сравнивая с собой. За счет грешника поглаживать свое эго "я-то хороший, меня это возмущает, я хороший".

Брат мой поступил дурно - но это его беда, и я могу свалиться в ту же яму, потому что моя душа, на самом деле - бездна, и в этой бездне могут водиться самые страшные чудища, которые просто пока милостью Божьей дремлют. Может, они никогда не проснутся, так и будут спать на дне океана, а может - враг сумеет их разбудить, потому что лазейка для сатаны есть в каждом из нас, без исключения.

Точнее, за Одним-Единственным исключением.

И вот как только допускаешь мысль "как он плох, не то, что я прекрасный" - сразу и подставляешь себя под Суд Того Единственного, в Ком нет никаких мрачных бездн.

Точнее, под сравнение с Тем, в Ком действительно нет ни одного греха.

И вот тогда на Суде придется несладко.

Потому что теперь уже ты на месте подсудимого, который дурен и черен перед Судьей. Ведь начни Он сравнивать нас с Собой - никто ж не устоит.

И вся твоя хорошесть, подпитанная превозношением над братом, слетит мигом, и превозношение обратится в стыд, от которого будешь корчиться вечность. Вряд ли Господь на Суде будет подтверждать нашу самозваную "хорошесть".

Он может оказать милость - но чтобы принять эту милость, придется отвергнуть представление о себе, как о хорошем человеке, признать себя грешником, ничуть не лучше любого, кого осуждал.
И придется выбирать, или быть хорошим в собственных глазах - или оправданным в глазах Божьих. Замкнуться в себе или просить милости.

Но чтобы просить милость, отвергнув себя, нужен навык, нужно желание в первую очередь быть помилованным Им, чем хорошим для себя. А откуда бы взяться этому навыку, если жизнь была посвящена созданию образа "хороший я"? И образ этот дорог... так дорог, что кому-то проще будет отказаться от Бога, чем от ощущения себя хорошим.

Заповедью "не суди" Он спасает нас от создания самой страшной иллюзии "я считаю, что я хорош". И тогда, встретившись с Ним, можно будет нелицемерно обрадоваться тому, как Он прекрасен, любоваться Им вечность - а не мучиться вечно от осознания собственной ничтожности перед Ним, не желать уйти от Него подальше, скрыться с Его глаз.

Любящих глаз, которые видят в нас слишком много.