Раскаяние и покаяние

Раскаяние непременно предваряет покаяние, но при этом является его полной противоположностью.

Раскаяние - это по сути обречение себя адским мукам заживо, сведение себя в ад. Мучительное, неотвязное осознание своего греха, переживание его последствий для души, боль от совершенного.

Мучимый раскаянием человек - это образ души, мучающейся в аду. Только при жизни есть некоторое облегчение: наша плоть. Она даёт возможность хоть на время отстраниться от переживаний: да хоть поспать или поплакать.

Вне плоти сочетанию души с последствиями совершенных грехов ничто не препятствует, и это чистая постоянная мука.

И чем полнее раскаяние, тем приближеннее к адским мукам переживаемая боль.

Боль от раскаяния - адская боль. В прямом, прямее быть не может, смысле.

И да, раскаяние для души абсолютно не спасительно, хоть бы ты заживо в аду горел. Эти муки не приближают к спасению, этот огонь последствия греха не выжигает. Ровно как боль от вонзившегося в тебя ножа ничуть не целительна - она просто есть, потому что вонзили нож.

А покаяние - это обращение к Богу и обретение в этом аду Христа. Покаяние - сочетание с Богом, Который способен и хочет вывести тебя из этого ада.

Раскаяние - сведение души в ад.

А покаяние - изведение Христом души из ада.

Именно Он, сочетаясь в покаянии с душой, уничтожает для неё последствия греха. Каяться - в буквальном смысле вцепиться в ризы Христовы, лицом к ним прижаться: не оставь, не покинь меня одного в этом аду.

Он не покинет никогда, только обратись же лицом к Нему, оторвись взглядом и мыслью от совершенного греха - оторвись, пока можешь, пока ты во плоти! - и прильни взглядом и мыслью к Нему. Не дай себе остаться наедине с болью, она тебя не спасёт.

Именно в раскаянии осознаешь, насколько тебе нужен именно Спаситель. И это имя Божие становится важнейшим. И именно в покаянии встречаешься с Ним, как со Спасителем, в прямом смысле - кроме Него - никто не поможет и не избавит.

Христос не требует от нас схождения в адские глубины, адекватные нашим грехам. Не нужны Ему наши страдания, чтобы счесть нас достойными спасения. Как пишет Златоуст - лишь обратись к Нему со слезами, и милость Его тут же преклонится к тебе. Думаю, слезы у Златоуста - это не обязательно слезы как таковые, а синоним искренности.

Христу желанно и угодно сочетать нас с Собой, а для этого от нас требуется одно: увидеть свой грех и шарахнуться от него в Его объятия.

Для этого - только для этого! - нужно острие раскаяния.

«Не бывает ни покаяния без милости, ни милости без покаяния, однако прежде раскаяние должно осудить грех, чтобы милость смогла его уничтожить» (с) свт. Амвросий Медиоланский

Не страдать в одиночестве, не "искупать " грех мукой - нет, увидеть, ощутить ужас последствий - и рвануться к Нему.

Раскаяние должно быть коротким. А покаяние длинным. И не надо этого бояться и думать, что вот сейчас покаюсь быстренько, отмучаюсь и снова заживу по-человечески.

Покаяние не мучительно, наоборот. Покаяние - это сочетание с Ним, принятие от Него исцеления и утешения, восполнение Его благодатью любых нанесённых грехом ран, а главное - это радование Его радостью о тебе, которую Он разделяет с тобой же.

Его утешение дивно.

Покаяние - это переживание рая во плоти.

И, как любая радость, оно должно быть долгим.