Готфрид Вильгельм Лейбниц

Известно, что философия Лейбница начинается с грандиозной попытки "синтеза" античного и нового мировоззрения. В письме к Томазию Лейбниц пишет: "…я не побоюсь сказать, что нахожу гораздо больше достоинств в книгах аристотелевской "Физики", чем в размышлениях Декарта... Я осмелился бы даже прибавить, что можно сохранить все восемь книг (аристотелевской физики) без ущерба для новейшей философии...". И еще: "…большая часть того, что говорит Аристотель о материи, форме, …природе, месте, бесконечном, времени, движении, совершенно достоверно и доказано…"

Раскрывая содержание понятия времени, Лейбниц использует термин "феномен". Он разъясняет: пространство и время не реальности, существующие сами по себе, а феномены, вытекающие из существования других реальностей. Лейбниц считает, что пространство представляет собой порядок размещения тел, то, посредством чего они, сосуществуя, обретают определенное местоположение относительно друг друга; таким же образом и время есть аналогичный порядок, относящийся уже к последовательности тел. И далее Лейбниц добавляет, что, если бы не было живых созданий, пространство и время остались бы только в идеях Бога. Эта концепция особенно четко выражена в письмах Лейбница ньютонианцу С. Кларку. Ю. Б. Молчанов предложил называть эту концепцию реляционной [3], [4].

Вопрос о том, как соотносятся между собой временная организация микрокосма, под которым подразумевается внутренний мир личности, и временная организация внешнего мира, мира Вселенной, космоса, подробно рассматривается Лейбницем в его учении о монадах. Понятия монады до Лейбница уже встречается в ряде философских систем. В античной философии это понятие в качестве исходного мирообъясняющего принципа оформилось на основе идей пифагореизма и платонизма. В философии Нового времени понятие монады употреблялось в работах Николая Кузанского и Джордано Бруно. У Лейбница понятие монады является ключевым всей его философской системы. Содержание своего учения о монаде Лейбниц изложил в труде “Монадология” (1714 г.). Монады у Лейбница характеризуются как бестелесные, “простые субстанции”, “истинные атомы природы”, “элементы вещей”. Монадам приписываются как отрицательные, так и положительные свойства. К отрицательным свойствам монад Лейбниц относил: неделимость, неуничтожимость, нематериальность, неаффицируемость (монады “не имеют окон”), неповторимость (нет двух одинаковых монад); к положительным свойствам монад Лейбниц относил: саморазвитие, психическую активность, состоящую в восприятии и стремлении. Монады, согласно уровням развития воспринимающей способности делятся на: примитивные, монады-души, монады-духи. Учение о бессознательных восприятиях, “малых перцепциях”, используются в “Монадологии” для обоснования непрерывности психической жизни и всеобщей взаимосвязи происходящих в мире процессов. В силу этой взаимосвязи любая монада воспринимает всё и выступает “постоянным живым зеркалом Вселенной”. Каждая монада с точки зрения Лейбница, обладает способностью восприятия и представления. В работе "Рассуждение о метафизике" Лейбниц пишет: "Каждая субстанция есть как бы целый мир и зеркало Бога или всего универсума, который каждая субстанция выражает по-своему, особо, так же как один и тот же город смотрится по-разному в зависимости от различных местоположений наблюдателя" [5, с. 132]. Монаду Лейбниц называет постоянным "живым зеркалом" Вселенной, зеркалом всех её событий. Если мы обладаем достаточно проницательным умом, то можем распознать в мельчайшей монаде всё, что произошло, происходит и произойдет в будущем, сможем увидеть то, что отдалено во времени и в пространстве, полную историю вселенной [там же, с. 410, 541].

Согласно Лейбницу, вся без исключения информация о действительном мире представлена в собственных перцепциях или "представлениях" каждой из монад: настоящая информация представлена актуально, прошлая – имплицитно, (предполагается мысленное воспроизведение событий на основе знания причинно-следственных связей), будущая – потенциально. По Лейбницу, вся эта информация атрибутивно или акцидентально присуща монаде.

В концепции времени Лейбница определенную роль играют малые восприятия, которые характерны для отдельно взятой монады. Как пишет Лейбниц, “…действие …малых восприятий гораздо более значительно, чем это думают. Именно они образуют те, не поддающиеся определению вкусы, те образы чувственных качеств, ясных в совокупности, но не отчетливых в своих частях, те впечатления, которые производят на нас окружающие нас тела и которые заключают в себе бесконечность, – ту связь, в которой находится каждое существо со всей остальной Вселенной. Можно даже сказать, что в силу этих малых восприятий настоящее чревато будущим и обременено прошедшим, что все находится во взаимном согласии… и что в ничтожнейшей из субстанций взор, столь же проницательный, как взор божества, мог бы прочесть всю историю Вселенной…” [6, с. 54]. Позднее, в работе “Опыты теодицеи”, Лейбниц указывает, что “время будет состоять в совокупности точек зрения каждой монады на самое себя, как пространства – в совокупности точек зрения всех монад на Бога”. И далее он пишет, что “гармония производит связь как будущего с прошедшим, так и настоящего с отсутствующим. Первый вид связи объединяет времена, а второй – места. Эта вторая связь обнаруживается в единении души с телом, и вообще в связи истинных субстанций между собой. Но первая связь имеет место в преформации органических тел, или, лучше всех тел…” [7, с. 69].

В учении Лейбница о монадах интересным является тот факт, что он построил модель "отношений между монадами". В частности, общение между такими монадами, как люди, включает в себя момент "отражения одного человека в другом", один человек "как в зеркало" смотрится в другого.

При разработке учения о гармонии Лейбниц уделяет внимание таким отношениям как синхрония. Синхронность процессов – это составная часть гармонической упорядоченности мира. Лейбниц обращается к механизму движения маятника как к своеобразной модели. По мнению Лейбница, полная синхронность работы двух маятниковых часов могла бы быть в трех случаях:

1) если построить часы так, чтобы первые часы воздействовали на вторые;

2) если поручить часовщику непрестанно приводить их в соответствие;

3) или, наконец, если предварительно сконструировать настолько совершенную пару часов, чтобы потом они всегда могли самостоятельно показывать одно и то же время.

Лейбниц отвергает первое решение, оно кажется ему банальным. Второе решение он отвергает потому, что оно предполагает непрерывное чудо, и при внимательном анализе оказывается в противоречии и с идеями Божественной мудрости, и с идеями о порядке вещей. Третий путь – "посредством точного саморегулирования каждой из двух сущностей, чтобы они могли действовать согласованно в силу собственной природы" – "самый прекрасный и более достойный Бога". Лейбниц назвал его "системой предустановленной гармонии" [8, с. 288].

November 23, 2018
by Данил Кладов
0
4

Галилео Галилей

В качестве философа Галилей, как и многие философы Средневековья, исповедует теорию двух истин. По Галилею, есть две истины: истина, изложенная в Св. Писании, и истина, изложенная в книге природы. Они не противоречат друг другу, поскольку Св. Писание является книгой Божественного откровения, а книга природы — книгой Божественного творения. Но познавать эти две книги мы можем разными способами. Оба они самостоятельны: познавая Св. Писание путем откровения, путем веры, или познавая книгу природы путем разума, мы приходим в конце концов к одним и тем же положениям. Св. Писание, по мысли Галилея, безошибочно, ошибаются его толкования. Здесь Галилей занимает антисхоластическую позицию. Библию не следует понимать буквально; главное в понимании Библии — аллегорическое ее исследование. Но когда человек изучает природу, он должен изучать именно природу, а не смотреть на Библию, иначе происходит подмена методов и пользы от такого исследования не будет. 

   Из других философских положений, кроме теории «двух книг», следует выделить учение о первичных и вторичных качествах (учение, впервые изложенное античными атомистами Левкиппом и Демокритом): материальные тела содержат в себе объективно первичные качества (протяженность, размеры, вес и плотность) и вторичные, которые самим вещам не присущи, а являются лишь отражением этих качеств в человеческом уме. 

   Галилей глубоко знал античную и современную ему философию. Но и она не удовлетворяет учёного, поскольку в отличие от науки не основывает свои выводы на опыте, эксперименте. Характерно в связи с этим отношение Галилея к центральной в творчестве Бруно идее бесконечности Вселенной. С философской точки зрения она, несомненно, привлекает учёного. И тем не менее в своих исследованиях он обходит эту проблему. Ведь средствами, которыми располагает современная Галилею наука, идею бесконечности Вселенной нельзя экспериментально подтвердить или математически обосновать. В основном своём произведении «Диалоге о двух главнейших системах мира Птолемеевой и Коперниковой» устами одного из героев – Сальвиати – он говорит, обращаясь к своим оппонентам: «Хотя я и мог бы на вполне разумных основаниях поднять спор о том, существует ли в природе такой центр ( Вселенной), так как ни вы, ни кто-либо другой не доказали, что мир конечен и имеет определённую форму, а не бесконечен и неограничен, я уступаю вам пока, допуская, что он конечен и ограничен сферической поверхностью, а потому должен иметь свой центр».

   Научно аргументированным для Галилея представляется лишь вывод, обоснованный в опыте, эксперименте, подтверждённый практикой. Почву для собственных обобщений он ищет не в авторитетных высказываниях древних мыслителей и поэтов, не в общефилософских рассуждениях, которые вдохновлялись верой в идеал свободного человека, призванного построить счастливую жизнь на земле. Источник, питающий его научные изыскания, - это практика, опыт.  

   Но главная заслуга Галилея в том, что именно он стал основоположником современного научного естествознания. В чем состоит та революция, которую он совершил?

   Обычно смысл ее сводится к нескольким положениям. В частности, утверждается, что новая физика, новая наука отошла от умозрительных принципов средневековой науки и стала больше опираться на эксперимент и опыт. Это положение верно и одновременно ошибочно. Иногда говорят, что наука стала деятельной, перешла от созерцания к деятельности. В этом несколько больше истины, но не намного. Утверждают также иногда, что наука Нового времени стала отдавать приоритет физическим способам исследования перед другими. Это также не совсем верное наблюдение, поскольку основное отличие науки Нового времени от науки средневековой и античной состоит в другом. 

   Современная наука возникла именно в 17 веке трудами Галилея и многих его последователей. Это факт, не подлежащий сомнению, и особый феномен человеческого знания: науки в современном смысле не было ни в Средневековье, ни в античности. Переворот, который совершил Галилей, конечно, был сделан не в одиночку. Во многом его положения существовали уже в работах Пико делла Мирандолы и Николая Кузанского.

Одно из главных положений современной науки состоит в утверждении однородности пространства, однородности всего мира. Античная и средневековая культура всегда рассматривали мир иерархически. Предметы мира отличаются не только количественно, но и качественно. Скажем, по Аристотелю и томистской физике, есть сфера эфира, сфера звезд, где возможно совершенное движение (на земле движение несовершенно). Галилей и до него Джордано Бруно полностью отвергают такую точку зрения, утверждая, что все части мира подчиняются одним и тем же законам. Одно из следствий этого античного и средневекового принципа было представление о естественных и неестественных местах. Как объяснял Аристотель и вслед за ним средневековые физики падение тела? Тело движется вниз, поскольку низ является естественным местом тела. Почему огонь поднимается вверх? Потому что верх является естественным местом огня, там же находится эфир (огнеподобная сущность, квинтэссенция, пятая субстанция).

    Естественного места не существует. Галилей полностью отвергает какое-либо качественное рассмотрение мира. В мире существуют только количественные принципы. И еще один принцип, показывающий, что Галилей полностью отрицает средневековое мировоззрение, и античное в том числе. Галилей произносит фразу, впоследствии ставшую афористичной: «Книга природы написана языком математики». 

Вся средневековая физика вслед за Аристотелем утверждала, что математическое познание не имеет никакого отношения к природе. Мы помним аристотелевскую классификацию наук: кроме философии есть еще физика и математика; физика изучает подвижные сущности, существующие самостоятельно, а математика изучает неподвижные сущности, существующие несамостоятельно. Поэтому математика и физика разделены по своим предметам. Как может неподвижное число относиться к подвижным предметам? Математика к природе не имеет никакого отношения.  

   Галилей исходит из другой концепции — пифагорейско-платоновской. Ведь он родился во Флоренции, а традиции флорентийско-платоновской академии оставались в этом городе на долгие годы, и Галилей изучал труды и Платона, и флорентийских платоников. Эти идеи (в частности Пико делла Мирандолы) Галилей сформулировал таким образом, что человек познает мир посредством числа.

   Вспомним платоновский диалог «Тимей», в котором говорится, что мир состоит из куба, октаэдра, додекаэдра и других правильных геометрических фигур. Казалось бы, странное положение. Однако если вспомнить, что античная математика не знала другой математики, кроме арифметики и геометрии, то как еще Платон мог выразить ту мысль, что в основе мира лежит число? Не какие-то демокритовские атомы, а именно число, которое человек может познавать, а познавая его, человек познает природу. Поэтому Галилей формулирует принцип, согласно которому книга природы написана языком математики. Именно от Галилея и берет свое начало современное математическое естествознание. До Галилея само понятие формулы, тем более формулы, описывающей движение, было просто бессмыслицей. Если число и может что-то выразить, то лишь некую статику, сосчитать неподвижные предметы, но описать движение — это противоречило определению, согласно аристотелевской физике. 

   Сама по себе аристотелевская физика, конечно, была замечательной вещью. Она исходила из опоры на чувственное познание. Аристотель отошел от Платона в том, что его не устраивала теория идей и он стремился вернуться к миру реальному. Вся средневековая физика вслед за Аристотелем была также физикой, ориентированной на чувственное познание. 

Что мы видим в реальном мире? Мы видим, что предмет может быть приведен в движение лишь тогда, когда на него действует какая-то сила. Это и было одним из основных принципов аристотелевской и средневековой физики. Галилей формулирует принцип противоположный, известный как принцип инертности: любо тело, приведенное в движение, будет находиться в состоянии движении или покоя до тех пор, пока какая-нибудь сила не выведет его из этого состояния. То есть наоборот: толкни тело — и оно будет вечно двигаться.

   Какое из этих положений основано на здравом смысле, а какое является идеалистическим вымыслом? Мы никогда не видим, чтобы тело двигалось бесконечно по прямой линии. Поэтому Галилей отходит от принципа чувственного познания и восходит к принципу познания идей. Если Галилей своим умом приходит к выводу, что движение должно быть бесконечно, значит, так оно и должно быть. Галилей в данном случае является последователем парменидовско-зеноновской традиции: если разум противоречит чувствам, то нужно отдавать приоритет разуму. Если вниз тело движется ускоряясь, а вверх — замедляясь, то пустив его по плоскости, мы приходим к выводу, что оно будет двигаться без ускорения, т.е. с одной и той же скоростью. Природа этому противоречит — Галилей настаивает, что это так. Поэтому Галилей формулирует принцип инерции наперекор чувственным данным. Как скажет впоследствии Гегель: «Если факты противоречат моей теории, то тем хуже для фактов». 

    Достаточно было только возрождения платонизма, чтобы идеи числа, лежащего в основе мироздания, и управляющей, законосозидающей силы привели Галилея к созданию математической науки, ориентированной на познание законов. Ибо что такое наука, как не уверенность в том, что миром правит некий закон? Античное миросозерцание знало лишь хаос. В мире нет никакого закона, есть хаотичное собрание материи. Если некоторые философы и утверждали, что миром правит некая судьба, фортуна, фатум, то эта судьба чужда человеческому разуму. Человек может лишь подчиниться ей. В христианстве же не так: во-первых, миром правит Бог, а во-вторых, Он правит миром через разум, а человеческий разум имеет ту же самую природу и потому может познавать эти законы. К тому же если законы выразить на языке математики, то их можно сформулировать в виде формул. Поэтому современная наука является одним из небольших частных следствий христианства. 

   В поддержку этого положения вспомним, где зародилась наука. Могла ли она зародиться в Индии, в Китае, мусульманских странах, в Америке? Наука зарождается именно в Европе. И не случайно именно такое соединение во времени и пространстве, как Флоренция. Конечно, идеи витали в воздухе — это были идеи Джордано Бруно, Николая Кузанского, но лишь гений Галилео Галилея позволил соединить в себе принципы равномерности пространства всего мира, управления миром Бога через творимые Им законы и математики, посредством которой написана книга природы.

Заключение.

Надпись на могиле Галилея гласит: «Потерял зрение, поскольку уже ничего в природе не оставалось, чего бы он не видел». В этой надписи отражение взгляда на науку, возможности научного познания, который разделял Галилей и его единомышленники. Даже зрение не нужно тому, кто с помощью науки оказался способным постичь тайны природы. Наука вооружает человека силой. Он – сам себе бог. Но это становится возможным благодаря развитию науки. Вера во всемогущество науки была столь непоколебимой, что она не позволила Галилею реально оценить силу извечного врага науки – религию. Расплатой за этот просчет был 1633 г. тогда близорукие ретрограды могли торжествовать. Еще бы! Им удалось сломить одного из величайших служителей науки. Казалось религия убедительно доказала не только современникам Галилея, но и грядущим поколениям свое превосходство над наукой. Но время шло, и все более несомненной оказывалась позиция не церкви, а Галилея. Наука действительно демонстрировала свое нарастающее могущество, превращаясь в силу, с которой уже не могла совладать религия.

November 23, 2018
by Данил Кладов
0
11

Для моей самой родной и любимой!

Я знаю, я невыносим в некоторых вопросах. Я очень придираюсь к мелочам. Я не могу иначе просто. Потому что я хочу видеть рядом человека заинтересованного в жизни, в продвижении, в чем то реально стоящем, кроме отношений и любви.

И да, я груб иногда, просто иначе не всегда получается строить разговор. Ты ведь не будешь говорить своему начальнику, что будет тебя отчитывать за неправильно выполненную работу, что он груб с тобой. Он просто хотел увидеть какой то результат, а ты его не выполнила. И чья это ошибка? Твоя и только. Не мамы, не бабушки, не учебы, ни чего либо другого

И тут ситуация похожая. Ты говоришь, что хочешь развиваться, но сама ничего не делаешь же реально. Или делаешь то, что тебе реально не нравится, только потому что твоя подруга делает и ты думаешь, что это интересно.

Если тебе интересно - возьми и сделай эти усилия. Регулярная работа очень сложная. Она требует выдержки. Требует дисциплины

Если у тебя ее нет, то так и скажи. А не придумывай отговорки, что ты ходишь на танцы, учишь английский и учишься в вузе.

Ведь реально, это все отговорки. Ты просто не хочешь. Когда я хотел чего то последнее время - я садился и делал. Простейший пример - высшая математика и как я ее учил по 12 часов подряд.

Ты пойми, физический труд это хорошо, без него нельзя, реально. Но на нем далеко не уедешь, понимаешь? Я зачем тебе сравнение привел физического труда и морального, как думаешь? Я работал как физически, так и головой. И поверь мне, физический труд был гораздо легче физически чем умственный.

Ты не имеешь опыта сравнения. Ты не работала длительный период времени на обоих типах работ: только физически. Вот потому ты просто не можешь утверждать, что это не так.

Пойми, малышка, на моем месте, любой не Любящий, не писал бы этого. Поматросили бы и бросили. Просто воспользовались бы тобой, твоей молодостью, красотой, изяществом. Никто бы не заботился и не волновлся бы о твоем будущем. Об общем будущем.

Я тебя очень Люблю. И реально желаю тебе лишь процветания, продвижения и всего наилучшего. Но вижу, что ты реально не на том пути. И пытаюсь своими словами, своими методами, тебе это показать. Но ты не видишь.

Пойми, тебе необходимо просто найти, то что зажжет твои глаза, вдохновит вкладывать себя. Просто нужно искать. И прилагать усилия. Если ты хочешь результата - работай! Работай регулярно. Работай постоянно. Ты найдешь время, если Реально захочешь, пойми это. Это так.

Деньги прийдут, деньги будут.

Вложи свой ценнейший ресурс - Время, в то, что тебе действительно нужно будет. Если ты этого не сделаешь сейчас - то ты не сделаешь этого потом. Я тебе гарантирую. Ты так и будешь дальше откладывать это все в долгий ящик. До тех пор, пока не будет Поздно, пойми. Вложи его в обучение, в поиск. В стоящие вещи.

Твоя учеба тебе не приносит ничего особенно, кроме потерянных нервов и времени. Перспектив там реально нет, если ты не пашешь как чертяга. Вот и все. Учеба может, при чем достаточно просто, подвинуться. Это абсолютно точно! Ты не учишься в этом вузе из-за своего Дедушки, верно? Потому, прошу тебя, задумайся.

Если ты сейчас найдешь дело, что тебе нравится и начнешь в нем углубляться - то ты через небольшой, относительно жизни, период времени станешь прекрасным специалистом/предпринимателем.

"Что мне нужно делать?" - ты спросишь.

Как я говорил - надо просто регулярно этим заниматься. Изо дня в день. Представь, сколько знаний и опыта можно преобрести, если на протяжении трех месяцев лета заниматься по три часа в день! Учебы сейчас уже нет. Других обязанностей у тебя не так много. Время можно найти, если захотеть.

Давай посчитаем:

3 (часа) * 7 (дней) * 4 (недели) * 3 (месяца) = 252 (часа)

Представь себе это число! Это 10 суток постоянного обучения. За такое время, даже если у тебя туго все идет, можно стать специалистом такого уровня, что бы войти в рынок. Что бы быть конкурентоспособным работником, которых как раз ищут.

И вместо 1000 евро и еще более изломанного здоровья за лето - ты получишь квалификацию! Ты получишь возможность постоянно работать. Регулярно. А если это будет работа, что тебе нравится - то ты вообще будешь на Седьмом небе от удовольствия. Ведь когда работа в радость - ты будешь вкладывать в неё себя и будешь делать успехи, будешь преуспевать! А из этого следует постоянный и стабильный Хороший доход.

Вот и все, любовь моя. Я тебя очень люблю. Не любил бы - не писал.

Я хочу приходить домой в будущем и видеть светящуюся от счастья кошечку, которая сможет с радостью и энтузиазмом рассказать мне про свои успехи и приобретения! Я хочу, что бы ты по жизни занималась тем, что тебе нравится. И тогда в нашей маленькой семье будет всегда мир и покой, ведь каждый будет приходить радый и удовлетворенный домой.

И уделять столько любви, теплоты и нежности друг дружке сколько хочется и вообще возможно!

Разве не это идеальная жизнь, родная?

Я очень надеюсь, что ты услышишь.

P.S.: I love you

June 4, 2018
by Данил Кладов
0
6
Show more