Челом в монитор

Деловой Петербург (Санкт-Петербург), 16.11.2018

Челом в монитор, или Гражданская позиция онлайн

В онлайн уходят и бюрократы, и демократы

Рейтинг регионов России по возможностям электронного участия граждан составили ИТМО и ВШЭ в Петербурге. Северная столица оказалась в лидерах, но сами участвующие говорят, что пока что в войне с бюрократами чаще проигрывают.

Электронное участие, или E-participation, - понятие широкое. С одной стороны, это возможность для граждан через интернет решать проблемы своего микрорайона: заделать дыру в асфальте или закрасить фаллические символы на стене. С другой - это возможность вмешиваться в процессы законотворчества или бюджетирования, когда через интернет люди собирают петиции и голосуют за поправки.

Петербург передовик

Ученые из ИТМО и ВШЭ в Петербурге в своем исследовании рассматривали только первую категорию. Они предложили использовать три показателя, которые можно измерить математически: доступ для пользователей (удобство интерфейса), встроенность в государственный аппарат (наличие законодательной базы) и возможность контроля за исполнением обращений. Всего 17 элементов, которые позволяли оценить эффективность электронного участия.

Пилотное исследование проведено в сентябре-ноябре 2017 года, проанализированы ключевые порталы органов власти во всех российских регионах. Выяснилось, что с точки зрения нормативной базы электронное участие в России лучше всего удовлетворяет критерию встроенности: среднее значение этого параметра составило 0,6 балла. Доступ для пользователей также оказался на приемлемом уровне - 0,5 балла. Наихудшая ситуация (0,3 балла) сложилась с контролем за деятельностью органов власти. На этом фоне Петербург в лидерах вместе с Москвой и Татарстаном. Там почти по всем параметрам максимальные единицы.

"Существует несколько основных причин, почему у нас есть лидеры и аутсайдеры среди регионов, - объясняет Юрий Кабанов, старший преподаватель департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ - Петербург. - Во-первых, некоторые затягивают с принятием нормативных актов. В России есть субъекты, где под электронное участие просто не заложена такая нормативная основа. Во-вторых, существуют структурные аспекты: доступ в интернет, эффективность бюрократии, уровень образования и урбанизации, экономическое развитие. Кроме того, есть еще и агентные объяснения. Например, успех портала "Наш Петербург" завязан на отдельных людей, которые в нужный момент оказались в команде губернатора города".

Мода разочарований

Электронное участие - модное направление в современной политологии. В самом начале XXI века западные исследователи возлагали на него огромные надежды. Бытовало представление, что вот теперь, когда у всех есть интернет, люди станут настоящими гражданами. Однако реальность оказалась несколько прозаичнее.

"На Западе тоже есть порталы, посвященные бытовым проблемам. Есть приложение fix my street, например. Иногда там появляются другие формы участия, включая обсуждение законопроектов. Но в целом структура не сильно меняется. Люди не готовы активно участвовать, если проблема не касается их конкретно. Им некогда, у них нет ресурсов", - говорит Кабанов.

Петербургские общественники объясняют, почему опускаются руки у них. Ярослав Костров - координатор общественного движения "Центральный район за комфортную среду обитания". Когда в Петербурге заработал проект "Твой бюджет" (инициативное бюджетирование), люди были очень вдохновлены. Пусть деньги небольшие, всего 10 млн рублей, но появилось чувство личной ответственности и готовность изменить город к лучшему. Спустя 3 года иллюзии разбиты, а Ярослав не может сдержать эмоции.

"Я считаю, что этот проект - полнейшая профанация. Его нужно отменять и начинать реально общаться с жителями. Под видом какого-то диалога с людьми продвигаются исключительно чиновничьи идеи. Я боюсь, что они сами не понимают, зачем это вообще нужно. Это уничтожение гражданского общества.

Они превращают активистов в людей, которые никогда в жизни больше не захотят что-то делать. Три года подряд - просто провал", - жалуется Костров. С его слов, из четырех проектов - победителей прошлого года ни один не был даже близко воплощен так, как хотели жители.

Это не первый проект общественного участия, который испортился, как только там появились чиновники, считает руководитель движения "Красивый Петербург" Красимир Врански. Он стоял у истоков E-participation в Петербурге: через портал активисты собирали жалобы петербуржцев и направляли их на электронные адреса ответственных ведомств. В 2015 году этот механизм был свернут, а вместо него создали единую электронную приемную "Наш Санкт-Петербург". "Там нет всех категорий, если не совпала категория - вы уже не можете отправить обращение. Опять же, если вы отправили несколько проблем и несколько фотографий, модератор это завернет. Часто для решения используется фотошоп, либо просто с другого ракурса делают фотографию и выдают за решение проблемы", - рассказывает Врански.

Журналист "ДП" проверил, какие проблемы решают жители через портал, на примере собственного дома. Почти все петиции поданы одним активным жителем. Его усилиями ликвидировано повреждение фасада, убраны скопления мусора, заменен прожженный подоконник. Он же регулярно "кошмарит" местный бизнес, жалуясь на незаконные вывески, причем эта категория занимает до половины всех обращений.

Председатель ТСЖ "Дом на Тельмана" Юрий Епишин считает, что сервис способны использовать специально нанятые люди. "Портал создан как хорошая вещь, но он вышел из-под контроля. У нас человек ходил фотографировал за деньги, притом что проживал совсем на другой улице. Привязался к цветам, которые у нас бабушка высаживает, - приехали, все выдрали. Таких заявлений по всему Невскому району он уже подал больше 700, и все службы вот этой ерундой занимаются", - негодует Епишин. В его представлении сервису нужен фильтр, чтобы муниципалитет разбирал заявки на основании закона и здравого смысла.

E-participation бизнес-класса Бизнесмены не скрывают, что используют систему "Наш Петербург" в конкурентной борьбе. "Например, рядом появляется незаконный объект торговли - можно пожаловаться. Или сосед продает алкоголь без лицензии", - рассказал Владимир Меньшиков, председатель совета Союза малых предприятий Санкт-Петербурга.

Все более сложные проблемы приходится решать по старинке, с походом по инстанциям и письмами. Технически есть возможность подать заявление по электронной почте, но разницы предприниматели, с которыми пообщался "ДП", не видят.

Даже у петербургского бизнес-омбудсмена нет и не планируется специального портала для жалоб бизнеса. "У нас можно общаться через электронную почту, но предприниматели предпочитают приходить лично, чтобы подробно изложить свой вопрос и в чем-то посоветоваться. И потом - жалобы же все очень разные, их сложно типизировать", - рассказали там. По статистике, за прошлый год большинство обращений связано с имущественным правом (253), на втором месте нарушения в уголовно- правовой сфере (167), третье место - жалобы на проверки (93). Не те сферы, которые легко можно автоматизировать.

При всем при этом предприниматели высоко оценивают внедряемые электронные торги, а также сайт госуслуг, хотя это и не является E-participation. А вот система рейтингов для чиновников - уже являлась бы. И в России она уже начала внедряться. Согласно апрельскому распоряжению правительства, зарплата госслужащих будет снижаться из-за негативных отзывов на сайте "Ваш контроль" (он привязан к "Госуслугам").

Дмитрий Ростков, председатель комитета по развитию блокчейн-технологии петербургской "Деловой России", надеется, что в будущем все изменится к лучшему за счет технологии распределенных данных.

Она прозрачна, защищена от хакерских атак, в ней записываются все шаги.

Но для нашего государства это не вопрос ближайшего будущего, поскольку наверху пока нет понимания, что такое блокчейн. Поэтому пока что Дмитрию о реформах бюрократии приходится лишь мечтать: "Даже пусть сроки остаются такими же, если это нужно. Но, пожалуйста, не теряйте документы".

КОММЕНТАРИИ

Фейковая прививка

ЛЕОНИД ВОЛКОВ, политик, автор книги "Облачная демократия" Электронное участие в Москве и Петербурге было бы на уровне Европы, если бы оно не было фейковым. На той же платформе "Активный гражданин", как мы знаем и доказывали, голосования фальсифицируются только так. То есть да, я всецело за электронное участие, и если оно работает - да, это не тупиковая ветвь. Но то, как это "работает" в России, - это в лучшем случае профанация, а в худшем - увы, прививка от электронного участия, способная вызвать у гражданина только отвращение к нему.

Даже девочка освоит

ЕЛЕНА ВАНДЫШЕВА, замдекана Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения НИУ ВШЭ, эксперт "Трансперенси Интернешнл"

Возможности электронного участия постоянно расширяются, и это создает гораздо больше гарантий равенства возможностей. Как пример: в Исландии на платформе города Рейкьявика девятилетняя девочка предложила реформу летних лагерей, потому что у нее был неудачный опыт и она решила рассказать взрослым, как нужно организовать отдых для детей. Органы власти там обязаны рассмотреть такую инициативу. Кроме того, развиваются краудсорсинговые технологии, что само по себе хорошо. Составляются карты, которые позволяют наглядно отследить проблему, - тот же проект "РосЯма". В долгосрочной перспективе регулярное использование инструментов электронной демократии повышает легитимность принятия решений и доверие к власти.

В Испании тоже медлят

РАКЕЛЬ ИНСА СИРИСА, профессор института прикладных экономических исследований Барселоны

В Испании на интернет-страницах госорганов есть специальный раздел "Помощь гражданам". Там можно получить информацию, оставить жалобу или выступить с общественной инициативой. Несмотря на то что все это сделано в интернете, в большинстве случае ответ приходит небыстро. В небольших муниципалитетах вместо такого раздела просто указывают e-mail для обращений, но и там отвечают не сразу. Ожидание может составлять 30-35 дней.

Даже у петербургского бизнес-омбудсмена нет специального портала для жалоб. Можно обращаться через электронную почту, но предприниматели предпочитают приходить лично.

November 16, 2018
by Андрей Иванов
0
7

Москвичи стали более ответственными. И как вам?

Вечерняя Москва (Москва), 01.11.2018

Согласно проведенному "Левада-центром" опросу россияне, и в том числе москвичи, гораздо сильнее стали ощущать личную ответственность за происходящее в их городе и стране. За минувший год данный показатель вырос более чем в три раза - с 9 до 28 процентов. Хотя, по мнению экспертов, этот процент еще не очень высок.

АЛЕКСЕЙ РОЩИН СОЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ С моей точки зрения как социолога сейчас происходит некая гражданская мобилизация.

В 2000-х годах и первой половине 2010-х между обществом и властью существовал определенный общественный договор: население отдает властям на откуп все, что касается общественной жизни, а власть, в свою очередь, дает возможность спокойно обогащаться. А теперь люди увидели, что дела идут как-то не так и правительство не очень хорошо справляется. Поэтому многие и решают взять инициативу в свои руки. Отсюда мы получили резко возросшую политизацию общества. Все - как при Минине и Пожарском. Но пока это плохо оформлено. Тот же "Активный гражданин", скорее, симулятор, чем реальный инструмент. Он существует сугубо для лояльных граждан и исключительно в совещательном формате. Людям говорят, что несите, мол, нам свои идеи, а мы потом сами решим, что со всем этим делать. Этого, конечно мало, зато сам факт участия показывает, что граждане готовы вести общественный диалог.

МИХАИЛ ЧЕРНЫШ ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ФЕДЕРАЛЬНОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЦЕНТРА Для начала стоило бы узнать, какие люди участвовали в опросе "Левады", чтобы сопоставить их личностные параметры с "уровнем ответственности". Пока можно строить определенные гипотезы. Так, например, люди более образованные чаще ощущают свою ответственность за то, что происходит в городе или стране, чем граждане без высшего образования. Это факт. Кроме того, уровень ответственности растет, если население чувствует неэффективность власти, ее неспособность решить определенные проблемы. Тогда возникает осознание необходимости что-то делать самостоятельно или заставлять власти. Хороший пример - волонтерское движение. Они видят, что в некоторых случаях система неэффективна, и начинают ей активно помогать, беря инициативу в свои руки. Это уже сложный и большой институт, в котором есть свои традиции. Ну и, конечно, в росте уровня ответственности сыграли немалую роль информационные технологии. Например, "Активный гражданин". Этот проект еще предстоит развивать, но в том, что он существенно сократил дистанцию между народом и властью, сомневаться не приходится.

ЛЕОНТИЙ БЫЗОВ ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ИНСТИТУТА СОЦИОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК На мой взгляд, это выросшее чувство ответственности связано с тем, что, во-первых, активизировалась политическая жизнь в стране и стали видны определенные успехи. Это в сравнении с прошлыми годами, когда была этакая "эпоха безвременья" и люди ощущали, что от них вообще ничего не зависит. Но за последний год стало ясно, что голос народа все лучше слышен в верхах. Еще мы видим, что даже на выборах мэра, низовых уровнях демократии, происходит состязательная конкурентная борьба между кандидатами. У граждан появилось понимание, что и они теперь за что-то отвечают, что за пределами квартиры не чужое пространство. Понемногу начало исчезать ощущение безрезультатности любой общественно-политической деятельности. А во-вторых, немалую роль играют и проекты вроде "Активного гражданина". В крупных городах аналогичные общественные движения действовали и до появления этого приложения. Для примера можно вспомнить протесты против точечной застройки. Пусть каждый из подобных проектов сам по себе не очень широко известен, но, мне кажется, если выйти на улицу и начать спрашивать: "Знаете ли вы, что такое "Активный гражданин", то сразу его вспомнят не все, но благодаря ему меняется атмосфера в стране. Важно, что люди поняли их место в системе и способы решения проблем.

November 1, 2018
by Андрей Иванов
0
7
Show more