дурка ебать (биография здорового человека)

ларуэль часто говорит, что у философов возникают трансцендентальные галюны, собственно, вот их главная проблема. как это понять? можно много распространяться о том, как именно галлюцинация отличается от трансцендентальной видимости или иллюзии, ну либо как он трактовку галлюцинации спиздил у криповых неокантианцев типа файхингера итд (возможно; лень было рисёчить), но можно подойти к делу гораздо проще, минуя хитровыебанные дистинкции и подзалупные мудрости, в том числе врачевательские:

философия есть не что иное, как беды с башкой.

на самом деле: есть ангажированный курпатов, а есть генерический курпатов; кипячение — и тайд!

что такое беды с башкой? если мы (обыденные мы, а не просвещенные читатели условного ножа, вандерзина или доктора курпатова) говорим о поведении человека, нанесшего обидку нам или нашим significant others, либо же сами являемся обидчиком или обидчицей и пытаемся оправдаться (это уже скорее читатели вандерзина), то беды с башкой выступают как своего рода аргумент, не нуждающийся в дальнейших обоснованиях. это нечто самостоятельное, самодостаточное, предельная кауза нашей суеты и дно. и буквально не-обходимое: ну вот себе на уме человек, а у его ума беды, стало быть, он вроде как пускается в полный с нашей точки зрения произвол в своей обидке, однако как раз непроизвольно — он же не мог поступить иначе, у него там обострение случилось, пушо фаза луны не та, или он ваще по натуре такой, например пограничник (вставьте диагноз по вкусу, шо там нынче стигматизировано побольше).

вот почему философское Решение = решительность + нерешительность. и уже не столь важно, представляются ли нами беды с башкой в качестве черного ящика, в котором… ой а хуй пойми что хранится…, или, напротив, для их Генезиса и Структуры находится исчерпывающее Объяснение. (ну всякая там первосцена, деревянные игрушки токсичной раскраски, недостаток нейромидихлориан в организме, эдип и каин, в особо запущенных случаях т.н. беременность егора софронова итд). потому что в любом случае мы имеем дело со смесью или микстом господина и раба.

в случае, когда мы обвиняем (повторюсь: именно когда мы беды с башкой берем как всеобъемлющее центральное понятие), мы рисуем master, оказавшегося в положении slave своих бедуль, — и тогда либо перед нами самодур_ка (ебать) и мразь, но пусть им займутся соответствующие службы, либо, если мы достаточно просвещённы, мы готовы его пожалеть как раба со своей господской позиции, только пусть он там особо не отсвечивает в острые периоды, желательно чтобы устранялся в отдельную хижину на отшибе леса, пил таблы по расписанию, делал гимнастику по утрам и домашку (как вернешься из академа — проверим эссе).

в случае, когда мы сами оправдываемся, наоборот, мы уже рисуемся как самый детерриторизованный элемент китайской империи, отпущенный раб, оставшийся совсем без царя в башке, но все же беспрекословно и смиренно (ведь он же не мудак!) повинующийся некоторому поехавшему дао. хотя на самом деле мы вполне можем быть мудаками, по крайней мере структурно, когда вот исходим из такой по сути господской позиции, анархо-монархия отношений блять. и дао есть, но мы его не хотим видеть, раз не желаем понимать, что «дао» Одно, что это Едино-сцена не для всех, но для каждого.

правда в том, что беды с башкой — это всегда двусторонняя и обоюдоострая херня. а что, не только лишь все люди философы, я и сам своего рода ученый. и философы любят как обвинять, так и оправдываться, и всего-то у них достаточно. т.е. либо они могут достаточно выразительно указать на собственные недостатки, возведя их в абсолют, нерастворимый осадочек, с которым обыденным-вам придется иметь дело, либо иногда они делают это так, как если бы они были лучше вас именно потому, что они хуже вас и знают об этом. типа у вас тоже беды с башкой, но у вас даже справки нет — наука не мыслит, искусство само по себе тоже не справится, а уж религия и политика..! все сведения, конечно, почерпнули из науки, искусства, писания, простынь «политических» «теологов» и каналов, пролистанных во время конфы, но зато сумели их обосновать, придать смысл через свою (не вашу) диванную софию, эзотерическую-но-все-равно-фолк-психологию и напевы коллег на фуршете.

ну что, скажете вы, всё просто — значит, надо убирать, вот это ларуэль типа и делает, да? ага щас, никуда вы от бед с башкой не денетесь, как и нефилософы. ларуэль, конечно, много говорит о том, как изобретенный им жанр (или дисциплина, или наука, или whatever) сходится с психоанализом, только вместо диады аналитика и анализанта остается один, который «анализируся сам». только задача перед жанром, скорее, стоит антипсихиатрическая: да, у нас беды с башкой, да, мы немножко странные, посторонние или потусторонние, но в конечном счете мы все здоровые люди. впрочем, психоанализ вполне поддается антипсихиатрическому (ок ладно, может непсихиатрическому… ой в пизду…) прочтению: открытием фрейда было не то, что все здоровые люди невротики, а напротив, что все невротики здоровые люди, просто нужно найти к ним подход. так же и с лаканом: все психотики тоже здоровые люди правда, в беседах с ними ему — как предполагается — не удалось достичь такого прогресса, как посткляйнианцам, скажем. вот только это другой разговор. как и обсуждение претензий недюжинного числа аналитиков на «лечение всех и вся», которое как раз фишку не рубит. как и обсуждение других перспектив того, что за неимением лучшего — часто уж это приравнивают к квиетизму философы и сводят к адаптации специалисты — мы назовем терапией.

и нужно, конечно, вернуться в сасаети, раз уж в обществе мы не живем («люди рождаются только для того, чтобы я их убил», никто еще не умирал естественным путем). но — вовсе не для того, чтобы социализироваться и объясниться, а чтобы своим возвратом из могилы и восстанием с башки на ноги изменить общество, в котором мы только гости и в меньшинстве, потому что это какой-то глюк.

из матрицы (консенсуальной галлюцинации) вполне можно сделать хору, используя своечужие беды как повод и случай, а не основу и грунт.

свое последнее слово александр пичушкин жертвует субалтернам.