Инквизиция. История христианства.

by @seferlehaim
Инквизиция. История христианства.

Одна из особенностей христианства состоит в том, что его всегда раздирали острейшие противоречия, в начальный период - в виде ожесточенной борьбы между различными направлениями, а позже - между господствующим течением, возглавлявшимся церковной верхушкой, и оспаривавшим ее истинность и "праведность" бесчисленным количеством самых разнообразных оппозиционных течений, которые отражали настроения обездоленных масс и объявлялись этой верхушкой незаконными, еретическими.

Связав свою судьбу с эксплуататорскими классами общества и их государством, церковь отвергла мечту ранних христиан о построении Божьего царства на земле и стала освещать социальное неравенство, призывала страждущих и угнетенных примириться со своим положением, обещая за это загробное воздаяние. Такова одна из важнейших причин, порождавших на протяжении столетий самые разнообразные христианские ереси, оспаривавшие авторитет и власть церкви и освещавшийся ею эксплуататорский общественный строй. Поэтому ересь, точно неотступная тень, следует за церковью на всем протяжении ее истории. Она многолика и неистребима. Ее нельзя было победить ни уговорами, ни угрозами, ни заклинаниями, ее не удавалось уничтожить ни огнем, ни мечом.

Ересь - это всегда оппозиция господствующей церкви. Эта последняя, опасаясь потерять власть, естественно стремится всеми силами и любыми средствами искоренить, уничтожить ересь.

Отражая в различные исторические эпохи противоречивые интересы социальных групп и прослоек, ереси выступали как против церковной иерархии, так и против несправедливости господствующего эксплуататорского строя, с которым церковь была неразрывно связана. Ереси были своеобразной формой классовой борьбы, характерной для средних веков, для феодального мира, мыслившего только религиозными категориями. Ереси выражали взгляды той или другой прослойки горожан или крестьян, национальные или местные интересы.

На эти несхожие и часто беспощадно боровшиеся не только с официальной церковью, но и друг с другом ереси каждая эпоха накладывала свой собственный особый отпечаток, уготавливала им различные судьбы.

Религиозная нетерпимость зарождается с первыми христианскими общинами в атмосфере той борьбы, которую они вели, с одной стороны, между собой за завоевание приверженцев, а с другой стороны - за право на существование в римском государстве.

Первые христианские общины, разбросанные по обширной Римской империи, представляли пестрый конгломерат самых различных школ и направлений. Об этом можно судить и по большому количеству разноречивых евангелий и посланий, имевших хождение среди ранних последователей христианства. Борьба велась среди них за и против сохранения демократического устройства христианских общин, за и против признания существующего общественного строя, за и против окончательного разрыва с иудейством, из среды которого христианство вышло и жесткая обрядность которого сдерживала распространение новой религии среди так называемых язычников.

Церковная иерархия, интересы которой отождествлялись с эксплуататорскими классами, всегда вела ожесточенную борьбу с ересями. 


Однако неспособность справиться с ними мирными средствами все больше убеждала церковных иерархов в необходимости применения к ним насильственных мер воздействия. 


Одним из первых богословов, обосновавших необходимость применения к еретикам силы, вплоть до их физического уничтожения, был Августин , "доктор Церкви", крупнейший христианский теолог периода раннего феодализма, возведенный церковью в ранг блаженных и почитаемый ею по сей день как непреложный богословский авторитет. 


Августин в молодости был сторонником манихейства. Отказавшись впоследствии от своих еретических взглядов, он повел энергичную борьбу против донатистов, ариан, манихеев, пелагианцев и последователей других еретических учении, раздиравших в то время христианский мир. 


Взгляды Августина на борьбу с еретиками претерпели три стадии. Вначале он пытался как бы средствами пропаганды - путем богословской полемики - переубедить донатистов и других вероотступников. Затем стал рекомендовать относиться к ним с "ограниченной строгостью" (temperata severitas), то есть применять к ним всякого рода репрессии, за исключением пыток и смертной казни. Под конец Августин стал ратовать за применение всех средств воздействия к еретикам, включая пытки и казнь, чем вполне заслужил "славу" первого "идеолога" инквизиции. 


Как же аргументировал этот "доктор церкви" необходимость принятия крутых мер по отношению к еретикам? Аргументы его были двоякого вида: церковные и мирские. Ссылаясь на уже цитированные нами места Ветхого и Нового заветов о расправах с вероотступниками, Августин делал следующий вывод: христианская любовь к ближнему обязывает не только помогать вероотступнику спасти самого себя, но и принуждать его к этому, если он добровольно отказывается отречься от своих пагубных воззрений. 


Августин уподоблял еретиков заблудшим овцам, а церковников - пастухам, обязанность которых вернуть этих овец в стадо, пуская в ход, если надо, кнут и палку. Нет необходимости казнить заблудшую овцу, достаточно ее высечь, чтобы как следует проучить. 


Порка не такое уж строгое наказание, ведь порют же своих непокорных детей родители, непослушных учеников - учителя, и даже епископы, возглавляющие светские суды, присуждают к порке обычных правонарушителей. 


Законно с этой целью применять и пытки, наносящие вред всего лишь грешной плоти - "темнице души", если с их помощью можно возвратить еретика на путь истинный. 


Если, согласно библейскому учению, неверная жена подлежит наказанию, то с тем большим основанием подлежит наказанию изменяющий церковным догматам вероотступник. Неважно, уверял Августин, что еретик откажется от своей ложной веры из-за страха перед наказанием,- "совершенная любовь в конечном итоге победит страх". Церковь вправе заставить силой своих блудных сынов вернуться в ее лоно, если они заставляют других губить свои души. 


Логический вывод из такого умствования: лучше сжечь еретика, чем дать ему возможность "костенеть в заблуждениях". "Они (еретики.-И. Г.),-писал Августин,- убивают души людей, в то время как власти только подвергают пыткам их тела; они вызывают вечную смерть, а потом жалуются, когда власти осуждают их на временную смерть". По Августину, наказание ереси - не зло, а "акт любви". 


Исчерпав таким образом богословские аргументы в пользу своего тезиса и как бы сомневаясь в их убедительности, Августин переходит к рассмотрению этой проблемы с прагматической точки зрения. О действенности мер судят по их результатам. Применять насилие к вероотступникам церкви выгодно, ибо это приносит желанный результат. Угроза пыток и смерти ставит вероотступника перед выбором: пребывать в своем заблуждении, пройти "через горнило мучений" и лишиться жизни или "стать умнее" - отречься от ложных учений и вернуться в лоно церкви. Многие еретики избегают сделать такой выбор из-за свойственной людям в делах веры нерешительности или опасений заслужить презрение своих единоверцев. Чтобы решиться, им нужен толчок, коим и является применение "сильных лекарств", рекомендуемых этим "доктором церкви". 


Средневековые инквизиторы ссылались на авторитет Августина, стремясь оправдать пытки и костры. Однако современные апологеты церкви пытаются смыть с Августина черное пятно предтечи инквизиции.

***

Для формирования "страха божьего" католическая церковь создала специальный институт, инквизицию, главная задача которой держать народ «в вере», преследовать малейшее свободомыслие, держать народ в состоянии постоянного страха. Действия инквизиции освящались именем Бога и Св. Писанием. В 1917 г. папским престолом был принят Кодекс канонического права. 2214-й параграф Кодекса был сформулирован так: «Церковь имеет врожденное и собственное право, независимое от какой-либо человеческой власти, наказывать своих преступных подданных как карами духовными, так и карами мирскими». В богословском комментарии к указанному параграфу дано пояснение: «Учитывая характер совершенного общества, коим является Церковь, она может накладывать любые кары для достижения своих целей и защиты социального порядка. Поэтому у нас нет оснований не признать, что Церковь могла бы также наложить кару смертной казни, если в каком-либо случае она найдет это необходимым. Тот факт, что Церковь фактически лишена возможности осуществлять некоторые мирские наказания по причине отсутствия карательных средств, вовсе не означает, что она не имеет права приговаривать к ним». Этот институт страха вошел в историю западного христианства как самая страшная и позорная страница в религии. Летоисчисление инквизиции ведется примерно с 1230 года. Вплоть до 1966 года в Ватикане сохранялась «Конгрегация инквизиции («священная канцелярия»).

10 марта 1208 года папа Иннокентий III обратился с посланием к верующим христианского мира, в котором, в частности, говорилось: «Истребляйте нечестие всеми средствами, которые откроет вам Бог! Далеко простирайте ваши руки и бейтесь бодро с распространителями ереси».

Не меньшей жестокостью к иноверным отличались и заповеди Корана. «Убивайте многобожников, где ни встретили вы их, изгоняйте из тех мест, откуда они, ибо неверие для них хуже, чем смерть» (Сура 2:191). «Бейтесь с ними, пока не сгинет неверие и не утвердится вера в Бога Единого» (Сура 2:193). «Воистину, ни имущество, ни дети не спасут никоим образом от гнева Божьего тех, кто не уверовал. Они-то и есть обитатели пламени адского!» (Сура 3:116). «Воистину, те, которые воюют против Бога и Посланника Его и вершат на земле нечестие, будут в воздаяние убиты или распяты, или будут отрублены у них накрест руки и ноги (т.е. сначала руку правую и ногу левую, а затем руку левую и ногу правую), или будут изгнаны они из страны. И обратится это позором в мире (земном), а в жизни будущей (ждет) их наказание тяжкое» (Сура 5:33). Правда, тех, кто таким образом уверовал в ислам, ожидает милосердие и спокойствие: «Бей их, бей, а когда поверуют – пожалей» (Сура 6:52). И так далее. Если вспоминать создание арабского халифата в IХ-ХI вв., то есть все основания утверждать, что ислам распространялся именно таким образом.

Но вернемся к католической инквизиции. Ее деятельность поистине была устрашающей, она на деле воплощала заповедь "страха божьего". По данным исследователя инквизиции Льоренте Х.А., только один испанский инквизитор Томас де Торквемадо за 18 лет своей работы (1480-1498) свыше ста тысяч человек сжег живьем, сжег символически или подверг аутодафе, осудив на ношение позорного платья «санбенито», конфискацию имущества, пожизненное тюремное заключение. «Охота за ведьмами», продолжавшаяся в западных христианских странах более двух столетий, привела к истреблению ста тысяч женщин.

Инквизиция была реакционной силой в борьбе с наукой. От ее руки пал гениальный мыслитель Джордано Бруно, был сломлен Галилео Галилей, хотя до конца жизни остался верен своим убеждениям, в тюрьме провел свыше тридцати лет великий мечтатель и философ Томмазо Кампанелла и мн. др. Инквизиция вела практику запрета «вредных», с ее точки зрения, книг. Индекс запрещенных книг был провозглашен в 1559 году и просуществовал до 1966 года. В последний индекс запрещенных книг (1948 г.) были внесены 4 тысячи отдельных произведений и десятки авторов, среди которых – Оноре де Бальзак, Дж. Бруно, Вольтер, Т. Гоббс, Р. Декарт, Д. Дидро, Э. Золя, Ж. Лафонтен, Х.А. Льоренте, Ж. Мелье, Б. Спиноза, Д. Юм и мн. др.

Инквизиция оставила страшный след в истории человечества, на ее совести миллионы загубленных и искалеченных жизней. Она была действенным средством внедрения "страха божьего" в души верующих.

По материалам сайта www.libsid.ru

September 25, 2018
by @daniel_daniel