"Точно разобьют"

- Добро пожаловать, проходите, пожалуйста. Ваше место 10А, проходите здесь. Добрый день, проходите! - бортпроводники начали доброжелательно встречать пассажиров при посадке на самолёт.

Люди в свою очередь медленно рассредоточивались по салону, пытаясь при этом уместить свои неуместительные багажи на верхние полки. Рейс был региональным, и поэтому людей с ручным багажом было довольно много, что создавало определённые трудности. Многие пассажиры уже сидели на своих местах, подключали наушники, искали что-то в своих гаджетах, пытаясь переключиться от происходящего в самолете и присутствующих вокруг людей.

Почти уже под окончание посадки пассажиров, чуть согнувшись, зашёл неповоротливый высокий мужчина лет 55 в меховой шапке, в чёрной помятой куртке и больших массивных ботинках. Он боялся потревожить вокруг уже сидящих в самолете людей, которые погружались при помощи музыки, играющей из iPhone, в свой «мир», в котором не было месту неуклюжему человеку в смешной шапке. В то же время в бизнес-классе один из пассажиров включил видео без использования наушников, напоминающее трансляцию с какого-то политического выступления, поэтому всем остальными пассажирам иногда были слышны некоторые моменты.

«Наша страна продолжает устойчивое развитие в наукоемких отраслях... цели, поставленные нами в прошлом году, были полностью выполнены...» - не всегда разборчиво и отрывками доносится на весь самолёт.

Тем временем тот высокий неуклюжий человек нечаянно сел на свою шапку, когда доставал какие-то документы из сумки и сел на документы, когда положил шапку на полку. После того как он выполнил, видимо, все обычные для себя действия в самолете, он резко обернулся к соседу и сказал:

- Геннадий. Очень приятно.

- ...Александр. - Немного запнувшись, сказал мужчина лет 35, снимая с себя поспешно наушники. И хотел было сразу же их надеть обратно, однако неуклюжий человек по имени Геннадий вновь заговорил.

- Я в Новосибирск лечу. «Прямые» туда не летают, поэтому через Москву.

- А я в Москву возвращаюсь, был у друга на дне рожденья. - сказал Александр, чувствуя, что сделал ошибку, сказав больше, чем нужно было в случаях, когда не хочешь продолжения беседы с незнакомцем.

- День рожденья это хорошо, когда в детстве, а сейчас чему уже радоваться то. Я вот в командировку лечу... одну разработку сделал для авиационного двигателя, глядишь согласуют в верхах. - сказал Геннадий, пытаясь взлохматить свои редкие и почти уже седые волосы на голове, приглаженные до этого меховой шапкой.

«Одним из главных приоритетов для нас остается - это развитие научного потенциала нашего государства, поэтому решено увеличить расходы на науку в следующем году на 10%...» -продолжает доноситься из передней части салона самолета.

- Вот и везу с собой эту разработку в Новосибирск, но представляешь, сумка не прошла по размеру в салон самолета. Я им показываю, что размеры нормальные, а они говорят какое-то новое распоряжение. Эх… А там ведь прибор хрупкий, ну сам понимаешь... – тяжело вздохнул Геннадий и посмотрел куда-то вдаль, но потом вдруг оживился.

- Смотри вон на ту женщину. У неё же сумка намного больше моей, а ей разрешили в салон взять!

Женщина с большой сумкой проходит мимо Геннадия и он, нервно улыбаясь, говорит своему соседу:

- Слушай, и правда, больше. Почему же ей разрешили то?!

- Не знаю... - говорит Александр.

- И у того вон мужика тоже сумка больше! Я ведь объяснял им, что прибор хрупкий, разработка моя, а они мне про новые правила какие-то... Я говорю им, что лечу в Новосибирск на экспертизу, а они мне: сумка не проходит по габаритам... - сказал Геннадий, махнув рукой. - Мне же только позавчера позвонили и сказали - вылетай. Не успел ничего подготовить толком, занял денег у соседа на билет, а то пока все бумажки оформишь...

- Я, кстати, учился тут в авиационном. Инженер по образованию, поэтому мы с Вами, наверное, в некоторой степени коллеги! – сказал Александр.

- Да ладно! - заметно оживился Геннадий. - Алексея Николаевича помнишь по аэродинамике?

- Конечно, помню, но он уже он в возрасте тогда был. После того, как мы выпустились, он ушел из университета. Таких сейчас мало...

- Таких сейчас нет... Ну да ладно, а работаешь то где?

- Я занимаюсь продажей медицинского оборудования из Германии. Работаю в небольшой фирме в Москве. Ещё на практике в университете понял, что работать по специальности не буду. В общем...

- Ясно! - перебил Геннадий, махнув рукой на Александра, явно не желая слушать продолжение рассказа соседа, явно в нем разочаровавшись.

«Для нас уже стали привычным явлением высокий конкурс на места в технические вузы и победы наших школьников на всемирных олимпиадах по физике...» - звучит из трансляции.

- «Я ведь и упаковать особо не успел нормально... говорю, может можно как-то взять с собой в салон, а они говорят, что точно нельзя, так как новые нормы... Могут же повредить что-нибудь при загрузке-разгрузке багажа, а я ведь после работы оставался каждый день почти и в выходные сидел... За меня же работу никто делать не будет, вот и приходилось оставаться... Там на самом деле работы было не так много, но я 5 лет потратил на этот прибор. Иногда приходилось отвлекаться, чтобы денег подзаработать. Ремонт в квартирах делал. Жене на операцию, внуков в школу одеть. Старший сын тоже ведь в КБ у нас работает. Как то вот так...

- Мне вот тоже ремонт делать надо. Квартиру недавно купил, нужна теперь отделка – говорит с озабоченным видом Александр.

- Ну, ты мой телефон то запиши, а то мало ли помощь нужна будет…А, тьфу, ты же в Москве живешь. Тогда не получиться.

«Уважаемые пассажиры. Наш самолёт Airbus 330 готовится к взлету. Просим вас выключить все электронные приборы». – звучит приятный голос бортпроводницы.

Геннадий как только услышал это объявление, начал искать телефон, чтобы его выключить. Долго роясь в кармане своего пиджака, он наконец-таки нашёл свой маленький кнопочный телефон. Затем он одел свои толстые очки, которые, такое чувство, были изготовлены еще в СССР и начал выключать телефон, что не особо у него получалось сделать.

- Телефон старый уже, выключается долго, но я уверен, что проработает ещё лет 10! - оправдывается, улыбаясь, за своё столь продолжительную возню с выключением телефона, Геннадий.

Разобравшись с телефоном, не снимая своих массивных очков, он начал смотреть каталоги с различными товарами, которые обычно кладут в карманах сиденья. Долго листая явно без какого-то либо интереса, Геннадий вдруг обнаружил товар, на котором он остановился. Близко поднеся журнал к себе, он, ткнув пальцем, сказал:

- Вот такой телефон моя внучка хочет!

- Да этот неплохой. Только это не последняя модель уже. В США месяца 2 назад прошла презентация нового телефона. – сказал Александр.

Геннадий, не слушая своего соседа, ещё более подробно вгляделся в страницу, где был изображен телефон и почему-то тяжело вздохнул. После этого Геннадий, молча, смотрел в иллюминатор, где машина «Mallaghan» обрабатывала антиоблединительной жидкостью крылья самолета. Он по какой-то причине не снял своих очков, необходимых для чтения, и оставил в руках каталог, который постепенно соскальзывал из его рук. От этого его вид был только более печальный.  

- Нет, а самое главное, почему им можно было взять такие сумки в самолёт, а мне нет? Правила ведь для всех одинаковые. Тем более прибор ведь хрупкий. Я же объяснял. Всегда вот как-то вот так получается, а могут ведь повредить… или разбить... – продолжает сокрушаться тихим голосом Геннадий.

«Мы уверенно смотрим в будущее, так как в нашей стране живут умные и творческие люди... (неразборчиво). Мы будем строить цифровую экономику, которая поборется за ведущее место в мире» - неожиданно доносится из передней части самолета, несмотря на недавний запрет выключить электронные приборы.

- Точно разобьют– сказал Геннадий.

June 5, 2018
by Вячеслав Зайцев
0
70
Show more