Хозяева Арктики: почему Путин и Total поверили в «Новатэк» Михельсона и Тимченко

Французская Total отказалась участвовать в проекте «Северный поток — 2», однако охотно собирается сотрудничать с «Новатэком», хотя и сама компания, и ее совладелец Геннадий Тимченко находятся под санкциями

Компания Total и российский «Новатэк» подписали на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме соглашение о совместной работе над проектом «Арктик СПГ 2». Сделка будет закрыта до 31 марта будущего года, после чего французы получат 10% в совместном предприятии с перспективой приобретения еще 5% в будущем — если российский партнер решит сократить свою 60%-ную долю. Общие вложения в проект оцениваются в $25,5 млрд.

Сейчас у Total уже есть 20% в другом проекте «Новатэка» — «Ямал СПГ», откуда в прошлом году начат экспорт сжиженного природного газа. Совместной работе нисколько не мешает тот факт, что один из главных владельцев российской компании Геннадий Тимченко F 5 (23,46%) находится под американскими санкциями. Его активы и счета в США заблокированы. Более того, и сам «Новатэк» был включен в черный список Вашингтона еще в 2014 году, что сильно ограничило его доступ к зарубежному кредитованию.

Разумеется, Total нельзя заподозрить в пренебрежении санкциями. Она уже объявила, что не приступит к запланированным инвестициям в Иран, если администрация США станет настаивать на ужесточении режима санкций против Исламской республики, даже если Евросоюз сделает, что обещал: начнет защищать европейские компании от американского возмездия за сотрудничество с Ираном. А на днях Total подтвердила, что отказалась сотрудничать с «Газпромом» в проекте «Северный поток — 2», и одной из причин отказа можно уверенно считать недовольство Вашингтона новым российским газопроводом. Французы просто не могут поступиться своими обширными и выгодными связями с американскими банками, фирмами и политиками.

Партнерство с «Новатэком» — совсем другое дело, и здесь Total готова пока идти на то, чтобы вызвать недовольство американской администрации. Риск оправдывается выгодой от участия в проектах «Новатэка», и выгода это, как продемонстрировал опыт «Ямала СПГ», весьма значительна.

Действительно, «Ямал СПГ» поначалу столкнулся с серьезными проблемами финансирования, и не только из-за санкций. Высокопоставленный чиновник одного из азиатских банков так описывал ситуацию автору: «В условиях стандартных для России налогов проект, как показал наш анализ, не окупится никогда. Особый режим освобождения от части налогов и объявленные для проекта налоговые каникулы действуют исключительно по доброй воле одного лица — президента. Банк не может выделять сотни миллионов долларов под такие гарантии. Президент может поменять мнение или покинет свой пост до выхода проекта на окупаемость».

А льготы, сделавшие «Ямал СПГ» коммерчески рентабельным, и в самом деле оказались беспрецедентными. Международный консорциум в составе «Новатэка» (50,1%), Total (20%), китайской CNPC (20%) и китайского же «Фонда шелкового пути» (9,9%) был освобожден практически от всех налоговых выплат: налога на добычу полезных ископаемых, экспортной вывозной пошлины на газ, импортной пошлины на оборудование и так далее. Получилось, что государство, распоряжающееся природными богатствами от имени их собственника — народа России, фактически подарило огромный объем газовых запасов частной фирме, еще и взяло на себя расходы по строительству порта Сабетта, аэропорта, флота атомных ледоколов, судов-газовозов арктического класса и прочей дорогостоящей инфраструктуры, чтобы помочь консорциуму вывозить и продавать эти запасы.

Total, пообещавшая получить в Европе кредиты для «Ямала СПГ» несмотря на санкции, не могла этого добиться на протяжении нескольких лет, и партнерам пришлось финансировать работы по проекту из собственных средств (примерно на 45% от общей стоимости), пока не вмешались российские власти. Они выделили проекту кредит из Фонда национального благосостояния на сумму $2,4 млрд Кроме этого, Газпромбанк и Сбербанк помогли кредитной линией на $3,6 млрд. А потом подтянулись китайские банки, профинансировавшие на кредитных условиях работу китайских фирм по изготовлению оборудования для завода по сжижению газа, а также банки Intesa, Raiffeisen и японский JBIC.

Американские санкции не помешали партнерам ввести в строй первую очередь предприятия и экспортного терминала в конце 2017 года и приступить к поставкам СПГ на мировой рынок. Фирмы, покупающие продукцию консорциума «Ямал СПГ», стали поставлять ее даже в США. После завершения всех работ проект сможет выпускать 16,5 млн тонн сжиженного газа в год. При этом до окончания налоговых каникул (то есть еще 12 лет) Россия ничего не будет получать от реализации своего газа. Более того, госбюджет и госкомпании и банки продолжат вкладываться в сопутствующую инфраструктуру.

Эту уникальную для мировой газовой отрасли ситуацию и беспрецедентные льготы можно было бы объяснить особым статусом одного из главных бенефициаров проекта Геннадия Тимченко F 5. Его давние близкие отношения с российским президентом уже, по мнению наблюдателей, обеспечили его фирмам «Стройтрансгаз» и «Стройтранснефтегаз» многомиллиардные контракты на строительстве гигантских трубопроводных систем «Газпрома» и другие льготы.

Однако объяснение успеха «Новатэка» и его иностранных партнеров не столь прямолинейно. Тимченко вышел к президенту с идеей производства СПГ на Ямале в подходящий момент. Он сумел убедить Путина в том, что подобные проекты смогут в будущем стать основой для создания промышленной и транспортной инфраструктуры вдоль северного побережья России, развития навигации по Северному морскому пути и упрочения российского контроля над значительной частью Арктики. Хорошим аргументом оказалась полная неспособность «Газпрома» с его баснословными издержками сделать что-то в этом роде: все амбициозные СПГ-замыслы газового монополиста (Харасавэй на Ямале, Владивосток-СПГ, Штокман и Балтийский СПГ) доказали несостоятельность. Надежда на установление контроля над Арктикой силами военных тоже представляется слабой — и инициатива Тимченко не только нашла понимание в Кремле, но и получила весомую материальную помощь.

Теперь «Новатэк» выступает в роли локомотива всей грандиозной арктической программы российского руководства. Пока достраивается и развивается «Ямал СПГ», Тимченко и Леонид Михельсон F 3 (24,76% акций «Новатэка») получили в свое распоряжение оборонное предприятие в районе Мурманска и начали там строительство верфи по изготовлению крупных конструкций для арктических проектов — таких, как гравитационные ледостойкие платформы для добычи нефти и газа на шельфе. На дальнем конце Северного морского пути, на Камчатке они ударными темпами начинают создавать базу для перевалки СПГ из арктических танкеров-челноков в океанские суда-газовозы. Здесь, по замыслу Москвы, в будущем может возникнуть хаб и даже что-то вроде биржи для региональной торговли газом, где будет формироваться местный индикатор цен на сжиженный газ. Сейчас именно с деятельностью «Новатэка» в Кремле связывают надежды на расширение российского присутствия на мировом рынке газа. Традиционное направление работы «Газпрома» по реализации трубопроводного газа фактически зашло в тупик — на дальних концах газпромовских труб спрос если и растет, то медленно и в малых объемах. Проект «Арктик СПГ 2» на Гыданском полуострове к востоку от «Ямала СПГ» — часть этой большой программы. На основе Утреннего месторождения и других уже разведанных залежей здесь после 2023 года появятся три очереди завода по сжижению газа мощностью по 6,6 млн т в год каждая. На месторождениях, отведенных для проектов «Арктик СПГ 1» и «Арктик СПГ 3» в Обско-Тазовской губе, пока ведутся поисково-разведочные работы.

Организационная, логистическая и финансовая поддержка арктических проектов «Новатэк» будет продолжена, поскольку контроль над Арктикой остается одной из приоритетных геополитических целей российского руководства. А способность Тимченко и Михельсона привлечь к таким проектам респектабельных и эффективных иностранных участников делает их компанию надежной опорой Кремля в развитии арктического направления.

Французы, китайцы и некоторые банки научились работать с «Новатэком» в условиях санкций. В консорциумах российской компании могут появиться и новые партнеры. Однако риск новых санкций, которые в Вашингтоне могут ввести против российских газовых проектов и особенно против проектов СПГ, которые конкурируют с американскими планами торговли газом, никуда не исчез. Если такие санкции появятся, и Total, и другие потенциальные участники арктических проектов в России будут вынуждены попрощаться с компанией кремлевских «локомотивов» Тимченко и Михельсона.

May 29, 2018
35

10 000 заметок в Evernote: секреты продуктивности Криса О’Нила

Тематические дни, минимум совещаний и работы с электронной почтой — вот что помогает главе Evernote сохранять максимальную производительность

В моем аккаунте Evernote более 10 000 заметок — от списков дел, целей и материалов для собраний до счетов и детских творений. Это может показаться натуральным кошмаром, но я понял, как сделать так, чтобы все это работало мне на пользу.

В конце концов, это был бы позор для меня, если бы я не смог. Моя работа как генерального директора Evernote — помогать другим справляться с информационной перегрузкой и экономить побольше времени. Вот несколько способов, которые я открыл для себя, чтобы оставаться организованным и продуктивным как в Evernote, так и вообще.

Назначать тему для каждого рабочего дня

Так легко утонуть в бесконечном водовороте электронных писем и обязательств. Чтобы не попасть в эту ловушку, я каждый день назначаю «тему», на которой буду концентрироваться.

Понедельники посвящены бизнес-заботам Evernote. Как правило, это включает в себя еженедельные встречи с руководителями и один-на-один с командой, на которых я помогаю решать проблемы, продвигаться вперед и обсуждаю идеи о том, как внедрять инновации или действовать быстрее.

По вторникам мы проводим еженедельные всеобщие собрания, в которых при помощи видеосвязи участвуют в том числе наши иностранные офисы. Эти встречи посвящены обсуждению достижений сотрудников, также они помогают нам быть на одной волне в том, что касается стратегии и долгосрочной миссии.

Среды зарезервированы под вопросы маркетинга и нашей работы на рынке. Нам повезло, потому что Evernote по большей части растет органично, благодаря передаче информации из уст в уста. Обычно я посвящаю среды планированию того, как использовать обратную связь от пользователей. Например, в прошлом году наши пользователи Android очень активно выражали желание использовать функцию сканирования отпечатков пальцев, поэтому мы определили ее в качестве приоритета в дорожной карте и реализовали это. Это был проект среды.

Мои четверги поделены между продуктом и рекрутингом. В этот день я, как правило, более глубоко погружаюсь в дорожную карту продукта и изучаю наши текущие успехи. Мы активно набираем сотрудников с разными функциями и из разных регионов, поэтому в четверг я также провожу встречи с кандидатами и командой по рекрутингу, чтобы обеспечить плавный процесс найма и вливания новичков в команду.

И, наконец, по пятницам я делаю все, что не было сделано раньше в течение недели. А после обеда в пятницу я обдумываю то, что произошло на неделе, а также готовлюсь к тому, что должно произойти на следующей.

Конечно, я знаю, что время от времени мне придется отступать от расписания — это неизбежно. Но тематическая организация недели по крайней мере дает мне план, которого можно придерживаться.

Планирование и определение приоритетов

У меня есть, кажется, девять различных календарей Google (конечно же, интегрированных в Evernote), которые отражают разные сферы жизни: какие-то из них предназначены для работы, какие-то — для путешествий и моих личных обязанностей, есть также те, которые посвящены спортивному расписанию моих детей.

Я настроил свои рабочие календари с учетом квартальных целей — как своих, так и моей команды. Таким образом я вижу, что оказываю влияние на долгосрочную перспективу. Также это помогает убедиться, что у меня достаточно времени для достижения того, что я и моя команда запланировали делать день за днем.

Не позволяйте электронным письмам диктовать вашу рабочую повестку

Как правило, я не утруждаю себя проверкой электронной почты по утрам. Вместо этого я обращаюсь к своему списку дел, который пишу накануне. Этот список включает в себя три приоритета дня, в порядке важности. Я пытаюсь решить самую сложную проблему, которая требует энергии и творчества в первую очередь.

Говорят, что входящие электронные письма — это список дел, который составили для вас другие люди, и я чувствую, что это безусловно так. Я стараюсь проверять свою электронную почту всего два раза в день, используя для этого модифицированную версию метода Getting Things Done (GTD). Я также настроил автоматические фильтры, чтобы перенаправлять электронные письма в соответствующие папки.

У меня есть два простых правила для работы с электронной почтой:

  1. Если это занимает две минуты или меньше, я реагирую сразу.
  2. Все остальное я поручаю кому-то другому в своей команде или отправляю в аккаунт Evernote, чтобы заняться этим позже. В остальных случаях я просто архивирую письмо.

Я обнаружил, что работа с электронной почтой в течение дня приносит в мое расписание больше хаоса, чем мне нужно.

Сведите совещания к минимуму

Мои команды раньше собирали совещания каждые две недели с десятками людей, но я понял, что это пустая трата времени для каждого. Теперь я ограничиваю встречи до восьми человек и придерживаюсь политики «нет повестки дня, нет присутствия»: если принимающая сторона не имеет предварительной повестки дня, которая дает понять, для чего предназначена встреча и что им нужно, я не участвую. На встречах, которые я посещаю, непременно должен быть стенографист, который сделает заметки и запишет принятые решения.

Для меня эти подходы, взятые вместе, работают, но все люди разные. Тем не менее, я считаю, что нет такой вещи, как производительный или непроизводительный человек — есть только методы, которые либо улучшают эффективность работы, либо нет. И главное — найти правильную для вас комбинацию.

May 29, 2018
270

Иллюзия катастрофы. Почему России не страшны санкции против госдолга

Возможный запрет для клиринговых центров Euroclear и Clearstream обслуживать сделки с ОФЗ станет неприятным ударом для России, но отнюдь не смертельным. Более того, от него пострадают и сами инициаторы этой санкционной меры

На фоне отсутствия предпосылок к улучшению отношений между Россией и Западом в скором времени нас может ожидать новый виток санкций. Сейчас активно обсуждается возможность введения запрета на обслуживание российских суверенных облигаций крупнейшими клиринговыми центрами Европы — компаниями Euroclear и Clearstream. О вероятности применения такой меры недавно заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мей.

Для наглядного представления, чем занимаются эти компании, нужно уподобить всю мировую финансовую систему большому раскидистому дереву, отдельные ветви которого — это финансовые рынки разных стран, а питательные вещества — это ценные бумаги и сделки с ними.

Передачу питательных веществ, работу «кровеносной системы» дерева последние почти 40 лет обеспечивают именно эти две организации, предоставляя разным ветвям кроны равноправный доступ к ресурсам всего дерева, то есть осуществляя расчеты по сделкам с международными ценными бумагами.

Западные партнеры России в поисках способа посильнее ударить по экономике страны, похоже, готовы ограничить доступ питательных веществ к нашей пусть и не такой большой в масштабах всего мирового финансового рынка, но все же заметной ветви, намереваясь отрубить ее от единого «ствола». Однако не все так просто.

Выстрел в ногу

Во-первых, надо понимать, что если Euroclear и Clearstream и подчинятся решениям сверху, то для этого понадобится воздействие на уровне Евросоюза — политической воли одной Великобритании недостаточно. Позиции же Брюсселя и Лондона далеко не всегда совпадают.

Во-вторых, в случае введения запрета на учет суверенных долговых обязательств России в Euroclear и Clearstream они могут быть переведены в НРД. Так, например, в 2016 году Минфин разместил суверенные евробонды с помощью НРД, поскольку международные клиринговые системы отказались от участия в сделке. То есть технических препятствий к такому размещению нет, возможность уже апробирована и прошла боевую обкатку.

Многие зарубежные инвесторы, вероятно, откажутся от перевода своих бумаг в НРД, ведь именно для их удобства операции с российскими бумагами и были организованы в Euroclear и Clearstream. Как высказался на тему возможности обхода ограничений замминистра финансов Алексей Моисеев: «Не хотелось бы, потому что, конечно, это сделает всю инфраструктуру менее удобной для иностранных инвесторов в первую очередь».

В-третьих, для кого последствия будут более плачевными — для нас или для них — также вопрос дискуссионный. Общая стоимость ОФЗ, находящихся на руках у нерезидентов, оценивается в $37,8 млрд, объем еврооблигаций России, принадлежащих нерезидентам по состоянию на конец марта 2018 года, достиг $16,7 млрд.

Запрет на проведение сделок с российскими госбумагами поставит их иностранных держателей, в том числе американских и британских, в странную и неприятную для них же самих ситуацию, когда будет не очень понятно, что делать с бумагами, которыми они не смогут распоряжаться. По всей видимости, их придется продать.

Выкуп Россией такого объема активов будет проблематичен, но технически возможен. Например, Банк России вполне в состоянии сделать это. Для страны это будет значить некоторый рост инфляции и, возможно, незначительное ослабление курса рубля.

Иностранные инвесторы, у которых российские облигации пользуются неизменным спросом (фонды из Великобритании и США стали покупателями 39% и 25% последнего выпуска еврооблигаций России соответственно), будут вынуждены искать новый надежный и высокодоходный инструмент взамен привычному.

Также нельзя забывать о том, что в портфелях многих крупных институциональных инвесторов, в том числе британских пенсионных фондов, есть российские гособлигации. Снижение их цены, которое станет следствием гипотетического расширения санкций, приведет к заметной потере дохода держателей российского госдолга. А Euroclear и Clearstream лишатся комиссий за обслуживание наших бумаг.

Разворот на Восток

Так что ограничение или полный запрет доступа российских государственных облигаций к общемировой депозитарно-клиринговой системе приведет к неприятным, но не смертельным последствиям для финансовой системы России. «Ветвь» не отсохнет и не обломится, но на некоторое время рост плодов и листьев, конечно, замедлится.

Самое главное стратегическое последствие возможных ограничений — повышение риска инвестирования в российский суверенный долг. Занять денег на западных рынках у государства уже не получится, по крайней мере в значимых объемах.

Однако, возвращаясь к нашей аналогии с деревом, «ветвь» российского финансового рынка пусть и лишится привычного и значимого ресурса, но сможет продолжить свое существование, перейдя на самообеспечение и обходясь своими внутренними ресурсами.

Глобальная финансовая индустрия в лице крупных инвестиционных фондов, имеющих большие позиции в российских активах, при этом могут испытать заметное потрясение. Дополнительные деньги для российского бюджета придется искать внутри страны, а не за ее пределами.

Также, если путь на Запад для нас закрыт, можно поискать партнеров на Востоке. Как мы помним, несколько лет назад уже обсуждалась возможность создания аналога Euroclear для России и Китая. Euroclear и Clearstream — могущественные институты, но на них мир не заканчивается.

May 29, 2018
3

На игле. Экономика России растет вместе с высокими ценами на нефть

Вопреки заверениям властей российская экономика остается крайне зависимой от нефти. Рост ВВП в первом квартале обеспечили исключительно возросшие нефтегазовые доходы, следует из мониторинга РАНХиГС, Института Гайдара и МЭР

Профицит федерального бюджета в первом квартале этого года был обеспечен исключительно ростом цен на нефть. Если бы стоимость барреля в начале года не выросла, дефицит бюджета составил бы порядка 1,5% ВВП. К такому выводу пришли авторы «Мониторинга экономической ситуации в России: тенденции и вызовы социально-экономического развития», подготовленного экспертами РАНХиГС, Института Гайдара и Минэкономразвития.

По итогам первого квартала был зафиксирован профицит федерального бюджета в 1,8% ВВП (330,6 млрд рублей). Годом ранее в аналогичный период дефицит бюджета составил 0,9% ВВП. Как отмечается в мониторинге, объем нефтегазовых поступлений в казну с января по март этого года увеличился на 341,8 млрд рублей (или на 0,9 п.п. — c 7,4% до 8,3% от ВВП) на фоне роста цены на нефть марки Urals с $52 до $65 за баррель. В результате объем дополнительных нефтегазовых доходов по итогам первого квартала составил 734,8 млрд рублей, а их доля в структуре бюджета по сравнению с прошлым годом выросла на 3,8 п.п. (до 45,6%).

Другие (не нефтегазовые) доходы бюджета в первом квартале номинально выросли на 100,1 млрд рублей, однако в процентах в доле ВВП снизились по сравнению с прошлым годом с 10,3 до 9,9% ВВП. Расходы же бюджета номинально cократились более чем на 150 млрд рублей за счет уменьшения финансирования по таким статьям бюджета, как «социальная политика» (минус 368 млрд рублей) и «пенсионное обеспечение» (минус 419,8 млрд рублей).

Между тем представители российской власти неоднократно заявляли об уменьшении зависимости российской экономики от нефти. Например, еще в прошлом году министр финансов Антон Силуанов заявил, что «зависимость российской экономики от сырьевой составляющей сокращается», а «Россия все меньше и меньше зависит от сырья». Позже президент Владимир Путин отметил на форуме «Россия зовет!», что зависимость федерального бюджета от цен на нефть «уверенно снижается», и обещал продолжение этой тенденции в 2018 году.

Борьба с зависимостью

Государству пока не удается решить проблему общей зависимости экономики от нефтегазового сектора, считают специалисты Института экономики роста им. Столыпина П. А. В своем недавнем исследовании, опубликованном в феврале, они пришли к выводу, что влияние цен на нефть на российскую экономику вновь начало усиливаться. По оценкам экспертов, рост доходов федерального бюджета в 2017 году был обеспечен именно нефтегазовыми доходами, а их доля в бюджете достигла 40%.

О том, что российской экономике нужно как можно быстрее избавиться от высокой зависимости от нефти, часто говорит и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его мнению, «сырьевое проклятие» тормозит темпы роста российской экономики. «Пока цена будет на нефть низкая, у нас не будет роста. Поэтому, пока цена на нефть будет низкая, у нас будут низкие темпы роста: мы не перешли от старой модели работы нашей экономики, новая не появилась. Поэтому зависимость нашей экономики остается достаточно высокой», — говорил Кудрин в апреле 2017 года.

По словам аналитика Нордеа-Банка Дениса Давыдова, во внешнеторговом обороте России существенная доля по-прежнему приходится именно на ресурсные продажи. «К сожалению, Россия не стала больше продавать за рубеж машин или услуг, поэтому зависимость экономики в целом остается заметной», — объясняет Денис Давыдов.

Интересно, что за столь желаемое правительством снижение влияния нефтегазового сектора на экономику в итоге может заплатить население. Способствовать этому могут активно обсуждаемые сейчас в кабмине меры по повышению пенсионного возраста и увеличению НДС с 18% до 20%. «Повышение пенсионного возраста снизит трансферт в Пенсионный Фонд России, а повышение НДС позволит сбалансировать поступления в бюджет в пользу ненефтяных налогов», — поясняет профессор финансов РЭШ Олег Шибанов.

Диверсификация доходов

Говоря о влиянии нефтяных цен, нужно различать зависимость бюджета от них и воздействие на экономику в целом. С точки зрения бюджета правительству удается более-менее нивелировать нефтяной фактор, и пока расходы государства не раздуваются пропорционально росту стоимости нефти, можно быть спокойными, сходятся во мнении опрошенные Forbes эксперты.

Зависимость российского бюджета от нефтегазовых доходов постепенно снижается, отмечает Денис Давыдов. Этому способствует консервативная политика кабинета министров — в первую очередь, в виде применения бюджетного правила, согласно которому поступления от продажи нефти по цене выше $40 за баррель направляются не на расходы, а в резервы.

«Главный плюс бюджетного правила состоит в том, что рост текущих поступлений нефтегазовых доходов служит наполнению Резервного фонда. Благодаря этому при росте цен на нефть курс рубля не становится слишком волатильным, а в случае падения стоимости нефти ниже уровня отсечения у правительства остаются средства для финансирования своих обязательств», — добавляет научный сотрудник лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС Сергей Белев.

Пока из риторики правительства следует, что увеличения расходов за счет роста доходов от нефти не планируется. На предложение Алексея Кудрина повысить цену отсечения в рамках бюджетного правила с $40 до $45 за баррель и, соотвественно, отдавать излишки нефтегазовых доходов на актуальные расходы, министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Максим Орешкин ответили отказом.

May 29, 2018
45

Семейный исход: почему Борис Минц покинул список Forbes и Россию

Борис Минц строил свой бизнес в тесной близости к «ФК Открытие». Пойдя на дно, банк потянул за собой пенсионный и девелоперский бизнес бывшего совладельца

Еще в прошлом году Forbes оценивал состояние основного владельца O1 Group Бориса Минца F 72 в $1,3 млрд. Теперь предприниматель не только покинул рейтинг долларовых миллиардеров, но и не входит в список 200 богатейших бизнесменов России. Это произошло после того, как впервые была опубликована отчетность O1 Group, и оказалось, что долги холдинга практически равны чистым активам входящих в него компаний ФГ «Будущее» и O1 Properties.

Минц покинул не только список Forbes. Как сообщили «Ведомости» со ссылкой на свои источники, бизнесмен вместе с семьей перебрался из России в Великобританию и теперь живет в Лондоне. Впрочем, как рассказал Forbes один из знакомых Минца, бизнесмен и так редко бывал в России и не является ее налоговым резидентом (то есть проводит в стране менее 180 дней в году). А РБК еще в феврале писал, что по информации с сайта правительства Мальты, среди ее граждан фигурирует полный тезка Бориса Минца. «Но вот тот факт, что сыновья уехали, — действительно странно», — говорит один из собеседников Forbes. Источник «Ведомостей» объяснял отъезд напряженной ситуацией, которая сложилась для бизнеса Минцев.

«Если мы все грохнемся, значит, страна грохнется», — амбициозно заявлял в 2015 году старший сын Бориса Минца Дмитрий (вместе с братьями Александром и Игорем он вовлечен в управление O1 Group). Сейчас активы Минцев за долги могут забрать сразу два влиятельных игрока: банк «Открытие», перешедший под контроль ЦБ, и концерн «Россиум» Романа Авдеева F 56. Партнер последнего — группа «Регион», обслуживающая «Роснефть».

История роста

Девелоперский бизнес O1 Properties начал формироваться, еще когда Борис Минц был акционером банка «Открытие». В 2006 году банк приобрел площадку для строительства бизнес-центра Vivaldi Plaza рядом с Павелецким вокзалом. Часть этого центра и отошла компании O1 Properties Бориса Минца, которую тот создал в 2010 году. Он решил заняться девелопментом после того, как его партнер и совладелец «Открытия» Вадим Беляев не стал выкупать пять бизнес-центров у Сергея Гордеева, занимавшего тогда пост сенатора от Пермского края. Покупателем в итоге выступил Минц. Офисы общей площадью в 190 000 кв. м ему обошлись в $900 млн (с учетом долга), из них Гордеев получил наличными около $300 млн.

К 2012 году Борис Минц вошел во вкус. O1 Properties купила бизнес-центры «Серебряный город» (Silver City), «Лесная плаза» (сегодня называется White Stone), Ducat Place III и знаменитую «Белую площадь» (White Square) у Белорусского вокзала. Причем если цена первых трех офисных комплексов колебалась в районе $300-400 млн, то сделка по покупке «Белой площади» оценивалась в $1 млрд. Большинство активов переходили вместе с долгами, которые только по «Белой площади» составляли $800 млн. Минц продолжал скупать активы до 2014 года и в результате превратил O1 Properties практически в монополиста на московском рынке офисов класса А. По-настоящему неудачной была только одна сделка — по покупке БЦ «Нахимовский, 58»: объект до сих пор не удается сдать в аренду. О1 Properties не только покупала бизнес-центры, но и «меняла» их на свои акции. Например, в 2015 году группа ИСТ Александра Несиса F 51 получила 4,5% О1 Properties в обмен на БЦ «Заречье». Ее акции также получили совладельцы Forum Properties Андрей Баринский и Владимир Зубрилин, отдавшие в управление Минцу «Аврора бизнес парк».

Параллельно с бизнес-центрами Борис Минц скупал пенсионные фонды — по примеру «Открытия», создавшего вокруг себя в 2011-2012 годах крупнейшую частную пенсионную группу. К 2016 году внутри O1 Group сформировалась внушительная коллекция НПФ с активами на 340 млрд рублей, которые были объединены в ФГ «Будущее». Минц покупал фонды не в последнюю очередь для того, чтобы финансировать собственные проекты в девелопменте, но когда Центральный банк ужесточил требования к инвестиционным декларациям НПФ, делать это пришлось через нетривиальные схемы взаимного финансирования. По данным на конец 2015 года, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров: в структуры «Открытия», акции которого бизнесмен продал в 2013 году (49 млрд рублей), группы «ИСТ» (около 35 млрд рублей), в O1 Group (8 млрд рублей). Они также держали на депозитах и счетах в Московском кредитном банке Романа Авдеева 34 млрд рублей. При этом O1 Group должна была МКБ около 24 млрд рублей — кредиты брались в том числе на покупку НПФ, по этому долгу была заложена большая часть пенсионного бизнеса Минца.

История краха

Крупным кредитором O1 Group был и банк «Открытие», рухнувший в августе 2017 года. Накануне санации компания «О1 Груп Финанс», подконтрольная О1 Group, всего за час выпустила облигации на 65 млрд рублей. Часть бондов была выкуплена «Открытием», одновременно структуры Минца погасили кредитную задолженность перед банком и вывели из-под обеспечения активы на 30 млрд рублей. В результате этих сделок вместо обеспеченных кредитов банк получил на балансе облигации «О1 Груп Финанс» — эти сделки очень не понравились временной администрации «Открытия», которая в октябре решила оспорить их и вернуть обеспечение.

Параллельно в суд на «Открытие» подала и ФГ «Будущее». Дело в том, что O1 Group успела обменять кредиты на облигации накануне краха «Открытия», однако не вошла в число продавцов акций банка — в отличие от пенсионных фондов «НПФ электроэнергетики», «Лукойл-Гарант» и РГС (входили в группу «Открытие»). Они за день до объявления о санации банка продали около 13% его акций и смогли избежать убытков после того, как бумаги рухнули на 60%. Продавцом выступил банк «Траст», находившийся на санации у «Открытия». ФГ «Будущее» (владела 4% акций «Открытия») на эту распродажу приглашена не была, хотя считает, что «Траст» обязан был выставить соответствующую оферту. Сейчас НПФ «Будущее» (крупнейший в пенсионной группе Минца) пытается отсудить у «Траста» около 12 млрд рублей — в такую сумму генеральный директор группы Марина Руднева оценивала потери из-за списаний по акциям «Открытия».

Чувствительным ударом по пенсионному бизнесу Минца оказались и вложения в облигации Внешпромбанка (лишился лицензии в 2016 году) и банка «Пересвет» (отправился на санацию в 2017 году) — всего на 10 млрд рублей. Кроме того, у фондов были вложения и в компании, связанные с девелоперским бизнесом Минца, часть из которых допустила дефолты и занимается реструктуризацией своих обязательств. Все это привело к тому, что 2017 год ФГ «Будущее» закончила с убытками в 16,4 млрд рублей.

Параллельно у фондов группы «завис» депозит на 13,6 млрд рублей в Промсвязьбанке. До этого НПФ «Будущее» владел 10% его акций, которые продал на бирже за день до санации. Как и в случае с заменой кредитов «Открытия», Центральный банк считает эти сделки сомнительными и пытается «развернуть» их в судебном порядке. Недавно нынешний председатель правления «Открытия» Михаил Задорнов говорил, что уже сомневается в том, что сможет вернуть 100% долга O1 Group, но еще надеется получить часть активов на баланс банка. По иску «Открытия» Московский арбитражный суд наложил арест на акции кипрской компании «О1 Пропетиз Лимитед» и бизнес-центр Nevis.

Будущее «Будущего»

Впрочем, на активы Минца претендует не только новое руководство «Открытия». 75% + 1 акция ФГ «Будущее» все еще находится в залоге у МКБ. В залоге у банка находится и около 62% O1 Properties. Это в беседе с Forbes подтверждал Роман Авдеев. Как именно девелоперский бизнес попал в залог, он не уточнял. Собеседник Forbes, хорошо знакомый с бизнесом О1 Properties, предполагает, что это могло произойти в конце 2017 года, когда Минц взял в МКБ еще один кредит, пытаясь закрыть «дыру» в пенсионных фондах. «Это была стратегическая ошибка, в итоге он все потерял», — сожалеет собеседник Forbes: по его мнению спасать нужно было девелоперский бизнес.

В начале марта 2018 года O1 Group выпустила неожиданный релиз, в котором сообщила, что продаст свой пакет в О1 Properties компании «Лайса» — рекламному подрядчику РЖД. При этом частью сделки является обязательство по выплате кредита О1 Group перед МКБ на общую сумму в 25 млрд рублей. Авдеев признался Forbes, что узнал об этом из газет. «Естественно мне это не понравилось, — возмущается банкир. — Но я верю, что кредит будет возвращен». Для большей уверенности Авдеев перевел кредит на концерн «Россиум», после чего работой по его взысканию занялась компания Riverstretch Trading & Investment (RT&I). Ранее она прославилась тем, что выкупила у Сбербанка долговые обязательства структур экс-владельца «Дон-строя» Максима Блажко на $532 млн, залогом по которым был бизнес-центр Nordstar-Tower, и добилась мирового соглашения. Источники Forbes, знакомые с бизнесом Авдеева, считают, что RT&I может действовать в интересах группы компаний «Регион», обслуживающей «Роснефть». Как писал Forbes, МКБ в последнее время стал одним из банков, помогающим нефтяной компании привлекать валютное финансирование. По информации источников «Ведомостей», именно RT&I может в скором времени стать владельцем бизнес-центров Минца. В «Регионе» утверждают, что никакого отношения к ним RT&I не имеет.

Общая задолженность O1 Properties в конце 2017 года составляла $3,32 млрд при оценочной стоимости активов порядка $4,23 млрд (это 15 бизнес-центров площадью 743 000 кв. м). Стоимость акционерного капитала за вычетом долга — $867,4 млн, говорится в отчетности компании. Чистый арендный доход — $258,8 млн, при этом убыток составляет $116,15 млн. «Этот убыток носит исключительно бумажный характер и связан с переоценкой недвижимости О1 Properties, — объясняет директор PwC Саян Цыренов. — Денежный поток, генерируемый компанией, был положительным — его хватало не только на обслуживание долга, но и на выплату дивидендов акционерам».

Что ждет ФГ «Будущее»? Минц еще в начале этого года хотел продать фонды и вел переговоры со Сбербанком, сообщали три источника Forbes. Но Сбербанк не устроило качество активов, писал позже «Коммерсантъ». Проблема фонда в том, что ему необходимо заменить порядка 40% активов, согласно консервативной оценке, говорит собеседник Forbes, близкий к НПФ. Впрочем, особенностью фонда на рынке считали тот факт, что главой совета директоров несколько лет был Алексей Кудрин, который покинул этот пост в середине мая из-за назначения на должность главы Счетной палаты. «Скорее всего у фонда не будут отзывать лицензию в том числе и по этой причине — согласно нормам о деловой репутации, глава совета директоров будет под ударом в случае краха компании в течение года», — говорит собеседник Forbes на пенсионном рынке.

Один из собеседников Forbes, близкий к одному из пенсионных фондов, говорит, что фонду «Согласие» Романа Авдеева (еще 10% — у «Региона») уже были переданы для анализа инвестпортфели НПФ Минца. Но пока никакого решения не принято. По словам источника Forbes, близкого к НПФ «Будущее», процедура передачи фонда «под колпак» взыскателей долга может состояться уже в июле-августе. При этом НПФ «Согласие» в ближайшее время может объединиться с НПФ «Нефтегарант» «Роснефти».

Фактически потеряв O1 Group, Борис Минц сохранил за собой довольно мало ликвидных активов. В периметр О1 Properies, например, не входят БЦ «Аврора» и «Большевик». На их территории реализуются проекты по строительству жилья, объясняет собеседник Forbes в крупной международной консалтинговой компании по недвижимости. Знакомые Минца рассказывают Forbes, что на Лазурном Берегу у семьи бизнесмена есть вилла и яхта, где тот регулярно устраивал вечеринки для друзей и партнеров. Кроме того, он слышал, что бизнесмен покупал участки в Новой Зеландии. «Но их цена, как и коллекции русского импрессионизма, ни в какое сравнение не идет со стоимостью того бизнеса, который он [Борис Минц] потерял», — резюмирует источник Forbes. По его словам, коллекция картин, принадлежащая Минцу (на ее покупку он потратил больше $25 млн, как рассказывал Forbes), покинула Россию вместе с ним. Сейчас стены Музея русского импрессионизма, открытого Минцем на территории фабрики «Большевик», действительно пустеют. Как утверждают в самом музее — из-за переэкспозиции и ремонта. После завершения работ все картины вернутся на место, и эмиграция Минцев никоим образом на работе заведения не скажется, заверили в музее. По словам собеседника Forbes, Борис Минц всегда находится на связи с музеем, и его финансирование (около $1,5 млн в год) останется прежним.

May 29, 2018
70

Политика разрушений: разрыв ядерной сделки с Ираном обвалит цены на нефть

Разрыв ядерной сделки с Ираном может заставить ОПЕК вернуться к политике «открытых кранов». Это отразится на котировках сырья в долгосрочной перспективе, они могут рухнуть по сценарию 2016 года

Решение президента США Дональда Трампа о выходе из «ядерной сделки» с Ираном и возобновлении экономических санкций, включая запрет на покупку иранской нефти, — это шаг, который повышает вероятность дефицита на рынке нефти в 2019 году и дальнейшего роста цен, но делает продление соглашения ОПЕК+ в нынешнем виде менее вероятным.

«Ядерная сделка», в соответствии с которой Иран обменял (или умерил) свои амбиции по созданию ядерного оружия на снятие жестких экономических санкций в конце 2015 года — во многом завоевание администрации Обамы. В соглашении также участвовали Россия, Китай, Франция, Германия и Великобритания — которые подтвердили свою приверженность сделке, несмотря на решение США. Трамп назвал сделку «дефектной по сути», а позже заявил, что попытается договориться с Тегераном на новых условиях. Однако заключить новое соглашение может оказаться непросто — не факт, что Иран сейчас пойдёт на уступки Белому дому — скорее, он скорее попытается сыграть на противоречиях между США и ЕС. На Петербургском международном экономическом форуме президент России Владимир Путин заявил, что Иран соблюдал все договоренности и «наказывать его не за что», он также выразил надежду, что сторонам удастся достичь компромисса. «Я считаю, что еще не все потеряно», — сказал Путин на ПМЭФ. От полного разрушения сделки проиграют многие, в том числе и сам Дональд Трамп, предупредил он.

«Нефтяные» санкции, которые в прошлом сильно снизили спрос на иранскую нефть и привели к существенному падению добычи, начнут действовать не сразу, а по истечении 180 дней. Два года назад аналитики активно обсуждали иранский фактор, но совсем другом ключе — наращивание добычи Ираном после снятия санкций стало одной из причин переизбытка нефти на глобальном рынке в 2016 году. Сейчас ситуация зеркальная, и тот дополнительный 1 млн баррелей нефти в день, на который Иран увеличил добычу после снятия санкций в конце 2015 года, может уйти с рынка. Это довольно значительные объемы — для сравнения, конце 2016 года страны ОПЕК+ договорились снизить добычу на 1,8 млн баррелей нефти в день. Возможное падение добычи нефти в Иране повышает вероятность того, что на рынке нефти в 2018-2019 году сложится ситуация дефицита, что будет толкать цены вверх. Но этот рост может оказаться неустойчивым.

Нефтяной рынок на распутье


Ситуацию вокруг Ирана стоит рассматривать в контексте других факторов, которые сейчас оказывают влияние на мировой рынок нефти, среди которых — рост добычи сланцевой нефти в США и возможность продления соглашения ОПЕК+ об ограничении добычи. Пока рост спроса на нефть полностью удовлетворяется за счет роста добычи сланцевой нефти, однако в 2019 года скорее всего, странам ОПЕК придется нарастить добычу, особенно принимая во внимание возможное падение добычи в Иране.

Это означает, что соглашение ОПЕК+, которое начиная с начала 2017 года аккуратно соблюдалось почти всеми странами, его подписавшими, скорее всего, перестанет действовать — по крайней мере, в его нынешней форме. Кроме того, решение США выйти из ядерной сделки создает риск роста напряженности в регионе, в том числе, в отношениях между Саудовской Аравией — страной, которую в целом можно назвать ключевой союзницей США в регионе — и Ираном.

В итоге достичь консенсуса по новым нефтяным квотам на 2019 года может оказаться невозможно — и сценарий возвращения стран ОПЕК к политике «открытых кранов» не кажется таким уж невероятным. Это может обвалить нефтяные котировки, как это было в 2016 году, когда росла и добыча стран ОПЕК, и добыча сланцевой нефти — цены в итоге могут вернуться в коридор $50-60 за баррель.

Нельзя исключить и другой сценарий, который становится весьма вероятным, если ситуация на Ближнем Востоке выйдет из-под контроля. Худшее, что может произойти — это возобновление ядерной программы Ираном, которая в итоге может привести к военной интервенции со стороны Израиля, Саудовской Аравии или США. Президент Ирана Хасан Рухани заявил, что Иран не планирует немедленно возобновить обогащение урана, но готов сделать это в любой момент — в зависимости от результатов переговоров с другими участниками сделки.

Кроме того, выход США из сделки может изменить баланс внутриполитических сил в Иране, в результате чего возобладает точка зрения сторонников «жесткого курса» в отношении запада. Если этого в итоге произойдет — ситуация в регионе станет взрывоопасной, что может, наоборот, разогнать цены на нефть до тех уровней, где она торговалась в 2012-2014 годы — $100 и выше.

Следующая встреча ОПЕК должна состояться 22 июня, однако на ней вряд ли будут приняты какие-то судьбоносные решения — текущее соглашение об ограничении добычи по умолчанию будет действовать до конца года. Гораздо более важно, какое решение будет принято на очередной встрече ОПЕК в конце года — во многом это определит динамику нефтяных котировок в 2019 году.

Реакция нефтяных компаний


Цены на нефть за последний год выросли примерно с $50 за баррель почти до $80 за баррель, в том числе, на фоне «иранского кризиса». Однако большинство компаний при планировании бюджетов продолжают исходить из цен $50-60. Fitch при рейтинговании компаний и стран-производителей нефти также исходит из того, что цены в итоге снизятся. Наш фундаментальный анализ показывает, что уровень $50-60 сегодня является более оправданным: компании и страны-производители в большинстве своем приспособились к более низким ценам за счет снижения издержек, урезания бюджетов и девальвации национальных валют.

Сланцевые производители также должны продолжить наращивать добычу, даже если цены упадут. Это означает, что 2017 год станет одним из самых удачных для нефтяной отрасли — низкие издержки, высокие цены. Однако в долгосрочном плане такая ситуация не является равновесной — если цены на нефть в итоге закрепятся на уровне $70 и выше, начнет разгоняться отраслевая инфляция, которая «отвоюет» существенную часть сверхприбыли, которую производители нефти получают сегодня.

May 28, 2018
54
Show more