Существительные pluralia и singularia tantum

В предыдущем посте мы обсудили лексико-грамматические классы существительных по отношению к категории числа, сегодня наконец-то подробнее рассмотрим существительные pluralia и singularia tantum.

Среди всех категорий имен существительных имена pluralia и singularia tantum стоят особняком. Их главной особенностью является то, что у данной группы существительных нет оппозиции единственного и множественного числа, а их грамматические формы не обозначают количественных отношений, вследствие чего А. А. Реформатский предлагал рассматривать эту категорию существительных как аномалию грамматической системы языка.

Употребляются имена singularia tantum всегда исключительно в форме единственного числа и обозначают единичные предметы. Из главных причин такого грамматического явления называется «сопротивление лексического материала грамматической форме, которое в свою очередь обусловлено разным соотношением обозначаемых объектов в реальной действительности» [1].

Итак, имена singularia tantum характеризуют:

  • области знаний и профессиональной деятельности — linguistics, phonetics, stylistics, statistics, mathematics;
  • собирательные наименования — fruit, machinery, foliage и др.
  • объекты вещественной семантики — медь, железо, золото, iron, gold, tea, sugar и т. д.;
  • абстрактные существительные с отвлеченным значением — терпение, ловкость, greatness, validity, anger, gratitude, love, hate, despair;
  • имена собственные — Ольга, Петр, Москва, Европа, Азия, Moscow, Asia;
  • названия сторон света — север, North;
  • имена отдельных небесных тел уникальных в своем роде — Солнце, Sun, Луна, Moon.

Однако здесь следует сделать замечание: в переносном значении данная группа существительных может образовывать множественное число с целью создания художественного образа. Как замечает Г. Н. Воронцова: «Формы moons, suns, airs, skies имеют совершенно особое значение, вовсе не «множащее» уникум и соответственно не связанное категорией числа с формами moon, sun, air, sky как именами уникумов. Понятия, обозначающие уникальные предметы, могут иметь также другие значения, нередко развившиеся из указанных; этим другим значениям может быть свойственна категория числа». [2]

«Закрою глаза и вижу: огромные вековые дубы будто плавают в тумане, пронизанном лучами десятка разноцветных солнц». [3]
«The Master had been right; the world was a distressing place, but there were places of light within it, not tiny particles of light like the quarks and bosons which the physicists chased after, but great bursts of light, like healing suns».[4]

Также следует отметить, что группы слов, относящихся к singularia и pluralia tantum в английском и русском языках в ряде случаев не совпадают.

Так, например, слова advice, information, knowledge, money, news, permission, progress в английском языке относящиеся к singularia tantum в русском языке имеют формы как единственного, так и множественного числа (за исключением слова «деньги», относящегося к pluralia tantum).

Все существительные singularia tantum употребляются исключительно с глаголами в форме единственного числа, что исключает их употребление с числительным «one» и неопределенным артиклем. Количество же обозначается при помощи специальных слов-квантификаторов little, much, some, any, a piece, a bit, an item, и др.

Помимо этого, незначительная часть имен существительных вообще не имеет каких-либо формальных признаков множественного числа, например, слова sheep, deer, swine.

Обратимся к следующей группе pluralia tantum. Как в английской, так и в русской грамматике под этим понятием подразумевают неисчисляемые существительные, обозначающие предметы, которые состоят из нераздельных частей, слова с собирательным и вещественным значением, во многом имеют много общего, хотя есть и заметные расхождения.

Итак, имена pluralia tantum обозначают:

  • предметы, которые состоят из двух половин — ножницы, брюки, очки, scissors, trousers, spectacles;
  • наименования заболеваний — mumps, measles, creeps, hysterics, rickets, shingles и др.;
  • временные названия — каникулы, будни, сумерки, darkmans, holidays;
  • ряд имен собственных, у которых форма множественного числа когда-то была ономасиологически оправдана, но на данный момент утратила свою мотивацию — Альпы, Нидерланды, the Netherlands, the Alps, Flanders, Marseilles, Wales;
  • неопределенную множественность — earings, police, cattle, crew, family и др.
  • некоторые существительные, образованные от прилагательных — goods, greens, sweets, valuables;
  • вещественные понятия — белила, сливки, дрожжи, чернила, soap-suds, ashes, dregs, scraps, leftovers.

А. И. Смирницкий, [5] анализируя группу имен существительных pluralia tantum, отмечал их «партитивную множественность», то есть множественность у этих слов направлена на отдельные части одного предмета. Понятие единичности таких предметов осуществляется с помощью специальных слов-квантификаторов типа a pair of, a case of и т. д. Например:

«Pedro, dressed now in a black jacket, a pair of smartly pressed red trousers, and a pair of highly polished knee-high boots was standing with them, glass of wine in hand, engaged in conversation». [6]

Итак, подводя итог вышесказанному, мы можем констатировать, что категория числа не всегда связана с понятиями единичности и множественности, что обусловлено сложным процессом формирования в различиях человеческого менталитета, его языковой картины мира.

В функционирование категории числа включаются имена существительные с анумеральной семантикой — собирательные, абстрактные, вещественные, и, конечно же, слова, не изменяемые по числам, но оформленные в числе — singularia tantum и pluralia tantum.

На этом пока все. В четвертой части поговорим о лексических ограничениях в образовании форм множественного числа.


Sources

  1. Акуленко, В.В. Категория количества в европейских языках Текст. / В.В. Акуленко, С.А. Швачко, Е.И. Букреева Киев: Наукова думка, 1990, C. 59.
  2. Воронцова Г. Н. Очерки по грамматике английского языка. - М., 1960, C. 133.
  3. Николай Дежнев. В концертном исполнении, 1993 г.
  4. Alexander Mccall Smith, “At the Villa of Reduced Circumstances” Vintage Canada Edition, 2003, С. 28.
  5. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. – М.: Лит-ра на ин.яз., 1959, C. 122.
  6. Alexander Mccall Smith, “At the Villa of Reduced Circumstances” Vintage Canada Edition, 2003, С. 49.