«ПУЛЬС ЕСТЬ» ГЛАВА XI


В первой части романа повествование шло от лица главного героя, в дальнейшем же рассказ будет вести сторонний наблюдатель. 

Автор


Кайрат Болатович, на ходу надевая халат, пронесся по длинному и несколько мрачному коридору отделения интенсивной терапии. Скрип дверной ручки издал резкий звук и доктор, пытаясь принять свой обычный невозмутимый вид, сел за свой рабочий стол. 

В отделении в отличие от его жизни всё шло своим чередом: инфузомат всем своим писклявым голосом напоминал, что его нужно снова зарядить, санитарки суматошно подготавливали палату к утреннему обходу главного врача, реаниматологи с ночной смены спешно заполняли все документы.

- Болатович, здорово! – басисто произнес Дамир Ескендирович. Седина, равномерно покрывавшая его голову и густые усы, придавала ему еще большую солидность.

- Ескедирович, доброе утро! – ответил Кайрат Болатович. Как ночь прошла? Новенькие были?

- Да, у нас после праздников, как обычно, аншлаг! Еще немного и в коридор будем укладывать. Вот, пациентка М. 46 лет – продолжил Дамир Ескендирович, указывая на женщину с грязными черными волосами – алкогольная кома. Выпила, я думаю, суррогатной водочки. Когда ее соседи обнаружили на лестничной площадке, она находилась без сознания. Артериальное давление при поступлении было 80/50 мм.рт.ст., частота дыхательных движений 10 в минуту.

- На боль реакция отсутствует? – щипая икроножные мышцы, спросил Кайрат Болатович.

- Да, абсолютно. Промыли желудок, сейчас на допамине.

- Хорошо, будем ждать. 

Дамир Ескендирович продолжал тщательно докладывать о пациентах, рассказывать об утренних результатах анализов, суточном диурезе, но Кайрат Болатович уже давно мыслями был не в отделении. Он тщетно пытался забыть утренний диалог с Сарой, самодовольное лицо её молодого человека, как страшный сон. Сложно точно ответить на вопрос, полюбил ли он Сару, либо Кайрат Болатович благодаря ей хотел решить все свои проблемы. В современном обществе, в большинстве случаев, так и случается. Многие считают, что найдя себе подходящего партнера можно избавиться от одиночества, украсить свою жизнь новыми эмоциями, обрести смысл жизни. Заполняя пустое пространство, они думают, что теперь точно станут счастливыми. Так ли это?

Кайрат Болатович хотел раз и навсегда избавиться от упреков по поводу его холостяцкой жизни, посвятить себя иному, чем ежедневное движение по лезвию ножа на работе, обрести внутреннее спокойствие и гармонию. Хрупкие очертания его будущей семьи, которую он хотел создать с Сарой рухнули в одночасье. Прямо сейчас, ему казалось, что сердце его обливается кровью и рьяно стучит у него в груди. Очевидно, что через некоторое время, рана которая пульсировала и кровоточила затянется, а на её месте образуется сухая крепкая корочка. Стоит пройти еще некоторому количеству времени, то он совсем забудет, что на этом месте что-то было. 

- Доброе утро, ребята! – прозвучал низкий женский голос. Кайрат Болатович, принимаете смену? Зайдите ко мне в кабинет после пересменки, хорошо? – мягко сказала женщина в бордовом хирургическом костюме.

- Здравствуйте, Жулдыз Бахытовна – поприветствовал её Кайрат Болатович. 

Пред ними предстала крепкая женщина с гордой осанкой. Она излучала уверенность. Не только работать в мужском коллективе, но и управлять им – дело посильное не каждому. Морщины на её лице оставили след тех плохих и хороших событий, которые сопровождали её на протяжении всей жизни.

- Конечно, Жулдыз Бахытовна – робко ответил Кайрат Болатович. 

Обход с главным врачом закончился в половине девятого. День, как обычно, начался с конвейера пациентов из операционной. Он будет продолжаться до самого утра следующего дня и так каждый день и в холод и в зной, и зимой и летом. Самое приятное в работе реаниматолога это успешное пробуждение больного. Ритуал изъятия дыхательной трубки и проверки силы в мышцах - самое романтичное, что есть в этой профессии. 

Кайрат Болатович и Серик Арыстанбекович сегодня заступили на смену вместе. Отделение экстренной хирургии, где сегодня Серик Арыстанбекович будет дежурным анестезиологом напоминало пороховую бочку. Наряду с заурядными удалениями аппендиксов и желчных пузырей могут попасть жертвы домашнего и уличного насилия. Самое удивительное, никогда не предугадаешь в какой именно момент фельдшеры скорой помощи завезут тебе такой «подарок». 

Арыстанбекович находился по ту сторону баррикады - он будет отправлять пациентов в сон. Старый анекдот про то, что дети анестезиологов ложатся спать ровно в девять - как раз про его сегодняшние функции. 50 процентов успешности операции зависят именно от работы анестезиолога. Поэтому у каждого хирурга есть свой «король снов». Это настолько устойчивый дуэт, со стороны напоминающий пару прожившую в счастливом браке очень много лет. Людей, которые понимают друг друга по одному лишь взгляду и без лишних слов. В такой операционной всегда царит спокойствие и нередко звучат байки и анекдоты.

- Арыстанбекович, пойдём попьём кофейку - открыв дверь ординаторской сказал Кайрат Болатович. 

- Позвонишь, если что - кивая обратился к медицинскому брату Серик Арыстанбекович. 

Кафетерий находился на первом этаже, прямо напротив приемного отделения. Эта небольшая комната больше напоминала чебуречную. Плохая вентиляция не спасала одежду от едкого запаха жареного. Здесь ещё не было так многолюдно, как случается если придёшь сюда на час позже. Неуклюжие крупные женщины накладывали еду, успевая громко напоминать, что у них самообслуживание. Кайрат Болатович и Серик Арыстанбекович, взяв по порции рисовой каши и кружке кофе, уселись возле окна. 

- Болатович, ты в курсе, что заведующая уходит на пенсию? - остужая кофе спросил Серик Арыстанбекович.

- Конечно, нет! Кроме тебя такой бред никто не несёт! - резко ответил Кайрат Болатович.

- Я слышал, что вместо неё придёт другая женщина. Похлеще нашей будет.

- Кстати, она позвала меня к себе в кабинет. Для чего же интересно - задумчиво сказал Кайрат Болатович.

- Наверно уволит тебя, напоследок - сквозь широкую улыбку произнёс Арыстанбекович.

- Типун тебе на язык! 

***

Отделение визуальной диагностики пользовалось бешеной популярностью у врачей и пациентов клиники. Любой уважающий себя человек обязательно должен был сделать хотя бы УЗИ органов брюшной полости или рентген легких. 

Айя Бекеновна поправляла свой макияж у зеркала и вела шумную беседу со своей коллегой: 

- Вот, что он в ней нашёл? Худая, как кляча, бледная, как смерть - подкрашивая губы произнесла Бекеновна. 

- Не переживай, Айя! Он все равно будет с тобой. Помается, пострадает и придет к тебе, как миленький! Тем более я слышала, что к этой Саре приходил другой парень. Поэтому, расслабься! 

- Это же так мне на руку - поворачиваясь к собеседнице, сказала Айя Бекеновна. Поскорее бы она уехала в свою Германию! И дело с концом! 

***

Утро постепенно переходило в полдень, солнце достигало своего зенита, а июльская духота заполняла коридоры больницы. Кайрат Болатович, только что с успехом проведший СЛР (сердечно-легочная реанимация), сидел обессиленный и размышлял о своём настоящем. Разве это он себе представлял, когда хотел стать реаниматологом, нужен ли был второй шанс этому наркоману, которого он только что вернул в число живых, разве так он хочет провести остаток своей жизни? Такие вопросы Кайрат Болатович задавал себе всегда, когда выдавалась напряженная смена. 

Вдруг в его кармане заиграла мелодия телефона, посмотрев на экран которого он улыбнулся: 

- Арыстанбекович, как там внизу? Спокойно?

- Кайреке, спускайся вниз! Срочно! Твоя помощь понадобится! - обеспокоенно произнёс Серик. Такого ещё в его голосе никогда не было. 

- Уже бегу! - поняв, что друг зовёт на помощь ответил Кайрат Болатович.

Уже спускаясь вниз Кайрат Болатович заметил какую-то нехарактерную суету. 

Забежав в отделение экстренной хирургии, он сразу увидел бледного Арыстанбековича, который куда-то спешил. Остановив его, ухватившись за предплечье, Кайрат Болатович спросил:

- Арыстанбекович, что случилось? 

Глаза его бегали из стороны в сторону, а слова так сложно было подобрать. Через небольшую паузу, он всё-таки ответил:

- Объявили, что через пять привезут Дидара Ергияева. Вызвали сосудистых хирургов с 7 - ой больницы. Говорят, состояние критическое.

- Это же олимпийский чемпион? В аварию попал что ли? 

- Пока ничего неизвестно - оживлённо, на одном дыхании, произнёс Серик Арыстанбекович.

April 7, 2019
by Нуридин Тилеубек
0
12

«Памятник Абая»

(кладбище неотправленных писем)

В последние несколько дней я немного приболел. Завтра я иду сдавать анализы. Интересно, найдут ли в моей крови подтверждение, что я по-прежнему тебя люблю? 

В моем организме, действительно, слишком много тебя. Каждая мельчайшая клеточка моего мозга хранит воспоминания о тебе. Биение моего сердца учащается каждый раз, как только я тебя вижу. Стоит мне услышать о тебе, Земля уходит из-под ног и 1.000.000 мурашек покрывает моё тело.

Мои друзья говорят, что единственное что могут найти у меня в крови - это повышенное содержание ванили. Действительно, когда я пишу тебе на ум приходит только тёплые слова. Я не могу иначе, язык не поворачивается говорить о тебе плохо. Нет, я остался все тем же прямолинейным и грубоватым человеком, но с тобой это все испаряется вчистую. Я постоянно задаюсь вопросом: а что я сделал такого хорошего для Вселенной, что она так расщедрилась, подарив мне тебя?

Моя Земля после нашего расставания остановилась. Солнце, вокруг которого она вращалась, потухло. Мне постоянно хочется обойти её с другой стороны и снова встретиться с тобой на том же самом месте – у памятника Абая. Гулять вдоль фонтана в тёплые летние вечера, есть сладкую вату и делать тысячу фотографий на наш с тобой Polaroid. Держаться за руки и ощущать вкус твоих губ. Каждый момент моего счастья связан с тобой и с этим ничего не поделаешь. 

Моя жизнь превратилась в серию чёрно-белых короткометражек, в которых нет ни связи ни смысла. Я словно режиссёр, который никак не может подобрать главную героиню для своего фильма. Нет, ты не подумай, что я пытаюсь тебя заменить. Это невозможно. 

Я скучаю, правда. 

(Март, 2019) 

April 3, 2019
by Нуридин Тилеубек
1
26

«Двести первый на двоих»

«Толе би - Ауэзова» - декларировал искусственный, совсем металлический женский голос и в салон вошла она. Её аккуратно собранные в хвостик волосы цвета молочного шоколада и тонкие, совсем хрупкие, запястья привлекли моё внимание. Она грациозно прошла мимо и заняла свободное сиденье напротив меня. 

Весенний, немного душный, воздух обволакивал пассажиров, сквозь открытые окна. Говорят, раньше Алма – Ата пахла сочными яблоками и чистыми горными реками. Каждый житель города мог наслаждаться манящим запахом апорта, который буквально пьянил своим сладковатым ароматом. В данную секунду, меня опьяняла она. Увидев ее, мой бумажный мир окончательно рухнул, и я, наконец-то, понял, чего хочу. Я хотел её карие глаза, длинные, словно крылышки одуванчика, реснички, её изящные пальчики и щиколотки. 

Рядом с ней сидел пухлый паренек, который не отрывал глаз от своего телефона. Как и она. Быть может, она из-за этого долгое время не замечала моего пристального взгляда в её сторону: это было мне на руку. Мило улыбаясь, она быстро набирала кому-то сообщение. А я улыбался ей. 

Наконец- то, тот самый паренёк лениво встал с сиденья и томно направился к двери. «Вот он! Мой шанс» - проскользнула первая мысль в моей голове, но я принял решение подождать. Не знаю, чего и зачем, но я так решил. 

Мы быстро проезжали остановку за остановкой и буквально за десять минут проехали половину моего маршрута. Дверь автобуса открылась и в салон зашла женщина с большими сумками. «Видно с базара едет» - подумал я. Место около неё снова было занято. 

Мой взгляд застрял на ней, и я не мог смотреть никуда больше. В какой-то момент она подняла голову и наши взгляды пересеклись. Я не знал куда деть глаза и смущенно уткнулся в книгу. Она улыбалась и повернулась к окну. 

Наступал момент «икс»: в окне уже виднелись однотипные советские многоэтажки, а это означало, что автобус подъезжал к моему пункту назначения. Я подошел поближе к двери и готовился к высадке, а она продолжала сидеть на своем месте. «Наверно ей дальше ехать» - огорчённо подумал я. В те секунды я хотел получить второй шанс и я обещался им воспользоваться. Буквально через несколько мгновений, она оказалась позади меня. Я не знаю, как, но это случилось: у меня появилась вторая попытка. Поправляя лямку рюкзака, я старался из всех сил не оглядываться, чтобы не подать виду. 

Автобус начал плавно тормозить: через секунду двери раскрылись и десяток пассажиров вышли наружу. Сделав несколько шагов вперёд, я начал искать её глазами. Мне показалось, что я её уже потерял, но нет. Я увидел её бордовое худи. Шанс номер три. Следующие секунд пять мы смотрели друг другу в глаза, но шли в разных направлениях. «Иди и возьми её номер» - в рупор кричал, кто-то в моей голове, но я его не послушал. Окончательно потеряв надежду на мою решительность, она отвернулась и ушла прочь. 

Очевидно, вечером она рассказывала про странного парня, который всю дорогу глядел на неё. «Извращенец наверно какой-то» - скажет обо мне её мама. Как бы то ни было, я хотел, но не смог сделать первый шаг. Мне стыдно, правда. Вроде и судьба подталкивает и все сходится. Но не могу. Может быть из-за тебя. Точно. Из-за тебя. В каждой я ищу твои черты, твои глаза, твой голос. Услышав где-то позади смех похожий на твой, я непременно оборачиваюсь и жадно ищу тебя глазами. Вариантов, что это окажешься именно ты, один на миллион, но я не хочу его больше упускать.

А что же с ней? 

Она стала мажорной ноткой в моей минорной серенаде, по упущенному шансу быть счастливым... 

March 30, 2019
by Нуридин Тилеубек
0
15
Show more