Исав

Исава возненавиденнаго подражала еси, душе, отдала еси прелестнику (запинателю) твоему первыя доброты (красоты) твоея первенство (первородство), и отеческия молитвы (благословения) отпала еси, и дважды поползнулася еси (запнулась), окаянная, деянием и разумом. Темже ныне покайся.

Исаак имел от Ревекки двух сыновей-близнецов, Исава и Иакова. Исав был первородным. Но он не удержал прав и преимуществ, принадлежащих первородным. Он легкомысленно за снедь уступил свои права Иакову и лишился отеческого благословения, которое было предназначено отцом ему как первенцу, но похищено было Иаковом. Огорченный этим унижением, Исав сказал об Иакове: праведено (недаром) наречеся имя ему Иаков: запя бо мя се уже вторицею, и первенство мое взя, и ныне взя благословение мое (Быт.27:36).

Смысл этих слов таков: «Иаков» значит «запинатель». Имя это дано ему потому, что при рождении он запнул, то есть задел Исава за пятку. Но Исав видит в этом имени предзнаменование своего унижения перед братом и говорит, что это предзнаменование оправдалось в двух случаях: Иаков запнул его, то есть помешал его благополучию, тем, что сперва купил у него первенство за дешевое кушанье (Быт.25:29–34), а теперь хитростью похитил у него отчее благословение. Это, конечно, было великим несчастьем для Исава, но он заслужил его своим легкомыслием и грубостью нрава – свойствами, поистине ненавистными пред Богом и людьми.

Унижение ненавистного Исава перед Иаковом – это образ унижения души, отдавшейся во власть греха. Душа по самой природе своей превознесена Творцом перед всеми земными тварями. Она сотворена не из земных стихий, как прочие земные существа, а непосредственно Самим Богом вдохнута в тело человека. Она украшена образом и подобием Божиим, ибо подобно Богу есть существо духовное, бессмертное, разумное и свободное. Ради этих достоинств, ради этой первой, с самого сотворения данной ей доброты она в ряду всех земных тварей стала первенцем, заняла первенствующее и господствующее положение, подобное тому, какое в семействе принадлежало первородным.

Но душа не сохранила своего первоначального достоинства и в этом отношении поступила не лучше Исава.

Исав за дешевое кушанье отказался от первородства в пользу Иакова – и душа, в лице Адама и Евы, тоже на снедь променяла свое достоинство и до сих пор мирские наслаждения нередко предпочитает тому, что может удовлетворять потребностям духовным, свойственным ее богоподобной природе. Совесть и долг призывают ее к молитве, к поучению в законе Господнем, к покаянию – но вот, представился случай провести весело время в обществе людей, собравшихся для опасных в нравственном отношении развлечений, – и случай не упущен, искушение не встретило сопротивления в слабой душе. В этом отношении она поступает еще хуже Исава: этот согласился на унижение себя перед родным младшим братом, а она уступает над собой власть прелестнику диаволу, участвующему во всяком искушении с тех пор, как он обольстил наших прародителей.

Далее Исав лишился отеческого благословения, восхищенного Иаковом. Равно и душа, добровольно рабствующая своему прелестнику или искусителю, навлекает на себя неблаговоление Божие, как навлекли его послушавшиеся искусителя Адам и Ева.

Исав считает себя двукратно униженным перед Иаковом. Унижение души, побежденной греховными искушениями, также двояко: сначала она отступает от закона Божия только деянием, – которое, впрочем, осуждается разумом, – грешит, но не теряет сознания своей виновности, грешит по слабости воли, а не по убеждению, что в грехе нет вины; потом привычка ко греху затемняет в ней сознание греха – она начинает оправдывать грех, примиряется с ним мыслью, перестает различать, что грешно и что не грешно, забывает о различии добра от зла: она грешит разумом. 

Горе тебе, окаянная душа, если ты дошла до этого состояния или близка к нему! Поспеши покаяться и покаянием спасти себя от вечного осуждения.

Едом Исав наречеся крайняго ради женонеистовнаго смешения (за крайнее пристрастие к женам): невоздержанием бо присно разжигаемь и сластьми оскверняемь, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогрехдвныя.

Исав прозван Едомом, что значит «красный», в память той жадности и легкомыслия, какую обнаружил он, когда, возвратившись с охоты голодным и увидав у Иакова кушанье, по цвету красное, сказал ему:
– Накорми меня красным этим, – и за это кушанье отказался в пользу Иакова от своего первородства.
– Что мне в этом первородстве, когда я умираю (с голоду)? (Быт.25:32) – сказал он при этом и подтвердил свой отказ от первородства клятвой.

Таким образом, в угоду чувственности он не только не подорожил священными правами, связанными с первородством, но еще и проявил недостаток благоговения к имени Божию, (поклявшись им) и запечатлев им свой непохвальный поступок. Имя Божие не было для него священным – сила чувственности победила в нем страх к нему. В этом смысле апостол Павел называет Исава сквернителем (Евр.12:16), то есть презрителем святыни.

Страсть к чувственным наслаждениям сказалась также в любострастии Исава. Она была причиной того, что Исав имел жен из нечестивого ханаанского племени. Они были в тягость Исааку и Ревекке (Быт.26:35), особенно недовольна была ими Ревекка: она из-за них жизни была не рада (Быт.27:46). «Что мне до того, – рассуждал, конечно, Исав, – что они язычницы, не веруют в единого истинного Бога, чтут ложных богов и предаются мерзостям языческого суеверия, например прибегают к волхвованию? За все это не мне отвечать, это дело их совести: мне нужна не вера их, а их ложе». Чувственность и в этом случае говорила в нем языком, подобным тому, каким он говорил Иакову:
– Мне не нужно первородство, мне нужно кушанье.

В обоих случаях он заслужил прозвище Едом – красный: в нем горел пламень чувственных страстей, так сказать, докрасна, до крайней степени накалявший все его существо. Чревоугодие и любострастие Исава, присно разжигаемого невоздержанием и оскверняемого любострастием, сделали его образом всякой грехолюбивой души, подобно ему воспламеняемой чувственными страстями.

Горе душе, пожираемой этим пламенем! Подобно Исаву, она теряет уважение ко всему святому. Для чревоугодника не существует постов – он глумится над ними и над самой Церковью, их заповедавшей. А пламень любострастия сжигает наконец саму совесть в человеке. Он без смущения и стыда приносит в жертву своей скотской страсти честь девиц и замужних женщин, не стесняясь законами Божескими и человеческими. Он даже тщеславится своими похождениями, как великими подвигами, и жестоко глумится над людьми чистыми и целомудренными. В нем до того запутаны понятия о различии добра и зла, что он не только не почитает грехом, но и называет честным делом бросить жену, как только почувствует охлаждение к ней и найдет себе другой предмет привязанности. Святости брачного союза, освященного Таинством, для него не существует. Поистине это Исав-сквернитель. Бойся, душа христианская, подражать ему.


Источник: епископ Виссарион (Нечаев)
Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библейских сказаний

Прошлые рассылки этой тематики:

Приготовление к посту.

Великопостные Богослужения.

Постное странствие.

Литургия Преждеосвященных Даров.

Великий пост в нашей жизни.

Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского.


О проекте