Danil Snitko
@danil-snitko
1 Follower
3 Following

Для «Мужчина, вы куда»

Слышал определение о сибирских мужчинах от одного столичного эксперта по урбанистике. Мол, Барнаул — это сибирский Дикий запад. Мужики пьют. Работают. Грустят. Но слово свое держат. А в случае чего, могут и лицо набить. Столичная штучка, что с него взять!

Лёд

© Анатолий Гаврилов.

Дым от мыслей и перерывы

Заметил, что если день прошел, наполненный переговорами и встречами, между которыми не было перерывов с тишиной и покоем, мозг начинает сбоить. Он как будто входит в режим «информационная паника», а все собственные мысли воспринимаются вроде как с помехами. И ты начинаешь видеть картинки идей и проектов как сквозь череду разноцветного мелкозернистого говна, которое пляшет на переднем плане и мешает думать и жить.

Телефоны (часть 2). Samsung C100

Наступил 2004 год.

Телефоны (часть 1). Samsung N500

Телефоны. Samsung N500.

Атлант уронил мыло

Есть такая переоцененная книга — «Атлант расправил плечи». Я никогда не понимал, почему ее так все любят: категоричный однотонный манифест, к тому же написанный бесцветным сухим языком, с наивной драмой и гипертрофированными проблемами.

Талант

Талант — скользкий и мерзенький тип, сказать по правде.

Книги в пересказе

Однажды я решил, что буду много читать. Решение это далось мне легко — я и так был задротом-ботаном. Никаких ломок не последовало. Я просто быстрее стал слепнуть.

Компьютерного задротства и некрофилии псто

Установил в свой самый первый макбук (2007 года выпуска, черный, красивый и всё ещё живой засранец) SSD-диск.

Брендинг, мерзкие козявки и башни из улучшений

Познакомьтесь. Это — некоторый Анатолий Харитонович. Немолодой лысоватый мужчина, он работает в крупной компании, сморкается на землю, любит творчество «Лесоповала» и местное разливное пиво. Неважно, кем он работает. Он не из этих «белых воротничков», часами выжигающих себе глаза перед компьютером. Что-то делает руками, и весьма неплохо. Важно то, что до сегодняшнего дня Анатолий Харитонович и не думал, что в нем живет тяга к бесконечным улучшениям совершенно незнакомых сущностей.