Абу Ханифа — великий муджтахид. Часть 3

Его взгляды относительно милостыни и подарков

Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) зарабатывал своё имущество лишь ради того, чтобы раздать его в качестве милостыни. Рассказывая о его щедрости, Абу Юсуф (да смилостивится над ним Аллах) говорил следующее: «Он торопился удовлетворить чью-либо потребность ещё до того, как его просили об этом» [26].

Многие известные люди, жившие в одно время с Абу Ханифой, подтверждали, что не встречали человека щедрее, чем имам Агзам. Он был настолько внимателен, что старался не задеть души тех, кому он преподносил милостыню. Если он собирался дать денег кому-то из присутствующих на собрании, то велел ему задержаться до тех пор, пока все остальные не разойдутся. И в полном уединении, когда с ними не оставалось никого, он щедро одаривал бедняка.

Хасан ибн Зияд говорил: «Однажды среди людей, присутствующих на одном собрании с ним, Абу Ханифа заметил человека, на котором была сильно изношенная старая одежда. Он повелел этому человеку сидеть до тех пор, пока все не разойдутся. Все ушли, остался он один. Тогда Абу Ханифа велел ему приподнять молитвенный коврик и достать то, что лежало под ним. Бедняк выполнил указание и обнаружил там тысячу дирхемов. Абу Ханифа сказал ему: «Возьми эти деньги и обнови свою одежду» [27].

Если же имам Агзам собирался отнести милостыню в дом к неимущим, то дожидался, пока стемнеет и наступит время отдыха. Затем он укрывал своё лицо, чтобы его не могли узнать, и оставлял принесенные на спине мешки с едой возле домов, которые ранее приметил.

Если же среди тех, кому он оказывал помощь, были люди, обладающие знаниями, то он уделял им ещё большее внимание. Кайс ибн Раби' рассказывал об этом следующее: «Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) отправлял свои торговые караваны в Багдад, а на эти деньги закупал другие товары и привозил в Куфу. На собранную за год прибыль от этого товарооборота он закупал всё необходимое для учёных, в том числе одежду и еду, а то, что оставалось, отправлял учёным вместе с купленным для них. А чтобы они не почувствовали унижения, получая такие подарки, он говорил: «Используйте эти деньги для своих нужд. А в ответ на это возносите Хвалу лишь Всевышнему Аллаху. Я не выделяю вам часть своего имущества, а лишь даю то, что внушил мне мой Господь, заботясь о вас. Это — доход с вашей деятельности, к которой притронулась рука и Абу Ханифы» [28].

Мисар ибн Кидам, ошеломленный знаниями и богобоязненностью имама Агзама (да смилостивится над ним Аллах), говорил: «Прежде чем купить одежду, фрукты или ещё что-то для своей семьи, он покупал всё то же самое для учёных».

При этом он отвергал подарки, которые присылали ему государственные деятели. А если же подарки преподносили обычные люди, то он принимал их, чтобы не нарушать сунну, но в ответ одаривал этого человека ещё большим. Таким образом, когда кто-то из близких дарил ему подарок, он оказывал ему несравненное великодушие. Он был настолько щедр, что тот человек был вынужден упрекнуть: «Если бы я заранее мог знать, что вы так поступите, я бы ни за что не стал бы дарить вам подарок». Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) наставил его не говорить так и привёл следующий хадис [30]: «Защитите того, кто просит защиты у Аллаха и обращается к вам. Подавайте тому, кто просит ради Аллаха, почитая Того, Чьим Именем просят. Примите приглашение того, кто пригласил вас (если нет обоснованного Шариатом препятствия). Если кто сделал добро вам, будь то словом или деянием, ответьте ему тем же. А если у вас нет ничего, чтобы дать ему, тогда делайте дуа за него и продолжайте делать, пока не станете думать, что сделали достаточно» [31].

Жизнь в поклонении

Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) очень много времени уделял поклонению. Во всех городах в окрестностях Куфы, а также в самой Куфе ходила молва о том, как имам Агзам совершал намаз в течение всей ночи. А когда в Куфу приехал Мухаммад аль-Лейси и попросил назвать того, кто в городе совершает больше всего поклонения, все указали на Абу Ханифу. Когда же аль-Лейси приехал в Куфу повторно, уже будучи пожилым, то попросил назвать того, кто в городе является наиболее знающим, тогда ему снова указали на Абу Ханифу [32]. Суфьян ибн Уяйна также говорил: «В наши времена не было в Мекке кого-либо, кто совершал бы больше намазов, чем Абу Ханифа».

Имам Агзам (да смилостивится над ним Аллах) не спал по ночам. Он проводил это время в намазе, молитвах и просьбах ко Всевышнему Аллаху [34]. На протяжении сорока лет он совершал утренний намаз с омовением ночного намаза (то есть не ложился спать после ночного намаза, пока не наступало время утреннего). Абу Юсуф также рассказывал о нём следующее: «Однажды мы шли с имамом Агзамом и услышали, как один человек говорит другому: «Этот Абу Ханифа совсем не спит по ночам». После этого он сказал мне: «Он не говорит обо мне того, чего я не делаю»» [35].

Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) прочитывал Коран полностью в одном ракаате ночного намаза. Это не противоречит тому, что велел Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) Абдуллаху ибн Амру: он запретил ему прочитывать Коран целиком за срок меньший, чем три дня. Потому как нежелательность совершать хатм Корана за столь короткий промежуток времени связан с тем, что Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) рекомендовал читать Связанную Книгу, размышляя над ней. Как говорится в «Муснаде» [36] и четырёх «Сунанах»: «Тот, кто прочитывает Коран полностью менее, чем за три дня, не способен понять его» [37].

Кроме того, Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) разрешил сподвижнику по имени Са'д ибн аль-Мунзир (да будет доволен им Аллах) прочитывать Коран за три дня, когда тот попросил об этом [38]. Следует отметить, что если бы данный запрет Посланника Аллах (да благословит его Аллах и приветствует) являлся категоричным, тогда такие великие саха́бы и табиины, как Усман ибн Аффан, Тамим ад-Дари, Саид ибн Джубаир [39], жившие до Абу Ханифы, не стали бы прочитывать Коран полностью в одном ракаате. Они объясняли нежелательность прочтения за короткий промежуток времени из-за неспособности размышлять над смыслом прочитанного.

В то же время, представления о том, что Священный Коран невозможно прочитать полностью за ночь, говорят лишь о неосведомленности человека. Доказательством тому может стать тот факт, что до 1960-х годов в некоторых мечетях Стамбула в таравих-намазах в ночь Предопределения совершался полный хатм Корана.

Читая Священный Коран, сердцебиение Абу Ханифы (да смилостивится над ним Аллах) учащалось, и он громко плакал над прочитанным. Однажды ночью имам Агзам остановился, читая аят: «Аллах же оказал нам милость и уберег нас от мучений в зное (Адского Огня)…» («Ат-Тур»/«Гора», 52:27). И он повторял этот аят до тех пор, пока муэдзин не стал произносить азан на утренний намаз [40]. Такой же случай произошёл с ним, когда он, совершая ночной намаз, дошёл до аята: «Но Час Дня Суда является обещанным им сроком, и Час — самый тяжкий, самый горький…» («Аль-Камар»/«Месяц», 54:46). Имам Агзам (да смилостивится над ним Аллах) не смог прочитать Коран далее и со слезами на глазах до самого утра повторял этот аят [41].

Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) планировал своё время согласно поклонению. Определённый промежуток времени днём он отводил для сна, остальную часть — для уроков и поклонения. Подтверждением этому могут стать слова известного в те времена учёного Мисара ибн Кидама: «Я пришёл к Абу Ханифе, когда он совершал утренний намаз. Затем он сел за уроки, которые продолжились до полуденного намаза. После совершения полуденного намаза он снова сел за уроки, и так продолжилось до послеполуденного намаза. Совершив послеполуденный намаз, он давал уроки до вечернего намаза. После совершения вечернего намаза он продолжал давать уроки до наступления времени ночного намаза. Наблюдая за этим его состоянием, я отметил про себя: «Будучи настолько занятым учебным процессом, когда же Абу Ханифа уделяет время поклонению?». И я решил проследить за ним на протяжении всей ночи. Когда же все люди отправились спать, он направился в мечеть и до самого утра совершал намаз. После этого он вернулся домой, переоделся в одежду, в которой он вёл уроки, снова пошёл в мечеть и совершил утренний намаз. После утреннего намаза он принялся за уроки. И так же, как в предыдущий день, он давал уроки на протяжении всего дня, прерываясь только на намазы. Когда же наступила ночь, и люди отправились спать, он вновь совершал намаз до самого утра. Последующие дни и ночи повторялось то же самое. Понаблюдав за ним, я решил про себя: «Я буду находиться рядом с Абу Ханифой (да смилостивится над ним Аллах) до тех пор, пока смерть не разлучит нас»» [42]. Мисар так и поступил: его смерть наступила тогда, когда он совершал намаз в мечети Абу Ханифы [43].

Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) подкреплял свои знания поклонением. Если перед ним возникал какой-то неразрешимый вопрос, а книг и обсуждений оказалось недостаточно, он уединялся в намазе. А для укрепления покорности в сердцах своих учеников он говорил: «Наверняка, этот вопрос не может быть разрешён по причине греха, совершенного Абу Ханифой». Тогда он просил истигфар, брал омовение и совершал два ракаата намаза, и тогда вопрос разрешался [44].

Примечания:

[26] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 494
[27] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 494
[28] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 493
[29] Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан». Изд-во «Даруль-аркам», Бейрут; с. 83.
[30] Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан». Изд-во «Даруль-аркам», Бейрут; с. 84.
[31] «Сунан Абу Давуд», «Книга закята», глава 38
[32] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 482
[33] Там же, с. 483
[34] Такыютдин ибн Абдиль-Кадир ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия». Изд-во «Дарур-руфаи», Әр-Рияд, 1983; I, с. 100.
[35] Такыютдин ибн Абдиль-Кадир ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия». Изд-во «Дарур-руфаи», Әр-Рияд, 1983; I, с. 100.
[36] Ахмад ибн Ханбаль, «Муснад», II, 164
[37] «Сунан Абу Давуд», «Книга поста», 8-9; Тирмизи, «Коран», 11; Насаи, «Ас-сунан аль-кубра», V, 25; Ибн Маджа, «Икамат», 178.
[38] Ат-Табарани, «Аль-муджамуль-кабир», VI, 51
[39] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 488; Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», 215; ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия», I, 101; для более подробного разъяснения этого вопроса смотрите: Абу Бакр Сифиль, «Имам Абу Ханифа и хатм Корана за короткий промежуток времени», 1-2-3// Milli Gazete, 29-31 октября, 2005.
[40] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 488; Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», 76.
[41] «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 488; Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», 76; Ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия», I, 102.
[42] Аль-Багдади, «Тарих Медина ас-салям», XV, с. 487; Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», 75; Ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия», I, 100.
[43] Ат-Тамими, «Табакатус-саниййа фи тераджимиль ханафия», I, 101
[44] Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», 79

Автор: шейх Ихсан Шеноджак (хафизахуЛлах), книга «Абу Ханифа — великий муджтахид»
Продолжение: Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 4
Читать также:
Востоковедение как школа борьбы с Исламом
Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 1
Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 2

Мы в соцсетях:

Facebook

Telegram

Instagram

Youtube

VK