Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 4

Политические взгляды

52 года жизни Абу Ханифы (да смилостивится над ним Аллах) прошли под властью династии Омейядов, и ещё 18 лет он прожил при правлении династии Аббасидов. Таким образом, он стал свидетелем правления двух разных исламских государств [45]. Но что самое интересное, оба правительства отвергали его политическую позицию.

Ни один промежуток времени своей жизни Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) не был сторонником несправедливой власти. Он оставался на стороне потомков Али (да будет доволен им Аллах), которые боролись с Омейядами. Он поддерживал их и во времена правления династии Аббасидов. Абу Ханифа (да смилостивится над ним Аллах) уподобил восстание Зейда ибн Али против Хишама ибн Абуль-Малика в 121 году по хиджре походу Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) на Бадр.

Но когда его спросили, почему он не находился рядом с Зейдом ибн Али в то время физически, он ответил: «Рядом со мной находилось имущество, доверенное мне на сохранность. Я предложил поручить его Ибн Абу Лейле, но он отказался. Потому я испугался, что доверенное мне имущество пропадёт, если я погибну в неизвестных краях».

Также передаётся, что имам Агзам (да смилостивится над ним Аллах) на подобный вопрос ответил следующим образом: «Если бы я был уверен в том, что люди не оставят его одного так же, как оставили его отца, я бы обязательно выступил в этом походе вместе с ним. Ведь он — истинный предводитель верующих. Даже если я не присутствовал с ним в этом походе сам лично, я оказал ему помощь своим имуществом» [46].

В связи с тем, что Абу Ханифа верил, что Омейяды не имели права претендовать на власть, он материально поддерживал всех, кто восставал против них. В то же время, осознавая, что победа будет не на стороне поборников за истину, вследствие чего прольётся немало крови мусульман, он воздерживался от присутствия в таких походах лично.

И если сделать выводы по восстаниям против Омейядов, становится очевидным, насколько Абу Ханифа мог предвидеть ход событий. Таким образом, Зейд ибн Али пал шахидом от рук Омейядов в 122 году, его сын Яхья — в 125 году, а сын Яхьи Абдуллах в 130 году по хиджре [47].

Суровые испытания

Пытки, содеянные против имама Агзама, можно разделить на два этапа. Первые испытания постигли Абу Ханифу во времена Марвана ибн Мухаммада из династии Омейядов и его наместника в Ираке Ибн Хубейры. Второй этап испытаний обрушился на имама Агзама уже при правлении династии Аббасидов.

Эпоха Омейядов

Ибн Хубейра пытался использовать учёных в качестве защиты против событий, развивающихся в государстве Омейядов. С этой целью он созвал таких учёных Ирака, как Ибн Абу Лейла, Ибн Шубрума и Дауд ибн Абу Хинди, поручив каждому важные государственные должности. Наместник халифа также известил Абу Ханифу, чтобы тот явился на службу. Он собирался передать ему государственную печать так, что каждый приказ должен был совершаться лишь с его одобрения.

Но имам Агзам отказался вступать на эту должность. Ибн Хубейра поклялся наказать его ударами плетьми, если он не согласится. Остальные учёные попытались оказать давление на Абу Ханифу, чтобы он всё же принял предложение. Но имам Агзам ответил своим учёным собратьям следующее: «Как я могу согласиться на такую должность, если я не готов исполнять даже самые простые обязанности, как сторожить ворота мечети в Васыте [48]. Он велит мне подписать смертный приговор тому, кого захочет убить, а я должен буду закрыть глаза на это, так? Клянусь Аллахом, я ни за что на свете не соглашусь взять на себя такую ответственность». В ответ на это Ибн Абу Лейла сказал остальным учёным: «Оставьте Абу Ханифу. Он говорит правду».

Наместнику ничего не оставалось, как принять отказ имама Агзама, либо бросить его в темницу и подвергнуть пыткам в надежде, что он „одумается”. От ударов плетьми голова Абу Ханифы покрылась тяжёлыми ранами. Палач уже устал его бить, но имам и не собирался соглашаться. Он, как и прежде, настаивал на своём. Абу Ханифа продолжал повторять слугам правителя: «Не то, что соглашаться служить на такой должности, я не соглашусь даже сторожить ворота мечети!».

Ибн Хубейра пригрозился велеть бить Абу Ханифу до смерти, если тот не согласится. Но имам Агзам ответил решительным отказом: «Умирают только один раз». После этих слов его двадцать раз ударили по голове. Затем имам Агзам сказал наместнику: «Подумай о том, в каком положении ты предстанешь перед Всевышним Аллахом. Ты будешь намного жалок перед своим Господом, нежели я — перед тобой. Не угрожай мне лишь потому, что я искренне произношу слова «ля иляха илляЛлах». Всевышний Аллах спросит с тебя за меня и не примет в ответ ничего, кроме истины». После Ибн Хубейра велел палачу прекратить бить учёного. Абу Ханифа провёл эту ночь в темнице. Наутро вся его голова опухла от полученных ударов, лицо сильно отекло. И в ту же ночь Ибн Хубейра увидел во сне Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует). Пророк обратился к нему со словами: «Неужели ты совсем не страшишься Всевышнего Аллаха!? Ты избиваешь и истязаешь невинного человека из моей Уммы…» [49].

Ошеломленный увиденным во сне и пораженный решительностью имама Ибн Хубейра велел освободить Абу Ханифу. Как только имам Агзам оказался на свободе, он оседлал своего коня и направился в Мекку (это был 130-й год по хиджре). Абу Ханифа оставался там до образования государства Аббасидов и вернулся в Куфу лишь при правлении Абу Джафара аль-Мансура в 137 году по хиджре [50].

Эпоха Аббасидов

Абу Ханифу (да смилостивится над ним Аллах) переполняли противоречивые чувства при образовании государства Аббасидов. Он искренне надеялся, что вскоре справедливость восторжествует. Именно поэтому, когда Абу аль-Аббас ас-Сафах прибыл в Куфу и начал призывать учёных принести ему клятву верности, Абу Ханифа выразился от имени всех собравшихся учёных и сказал следующее: «Вся Хвала Всевышнему Аллаху, Который отдал власть этого государства в руки потомков Своего Посланника (да благословит его Аллах и приветствует), спас нас от зла несправедливых правителей и позволил восторжествовать истине. С Позволения нашего Господа, мы приносим тебе клятву верности и обещаем сдержать эту клятву до наступления Судного Дня. Да защитит Всевышний потомков Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) и не лишит нас их» [51].

Находясь всегда на стороне правды и всячески борясь за справедливость, имам Агзам (да смилостивится над ним Аллах) был первым из тех, кто принёс клятву Аббасидам в то время, когда все сохраняли молчание, в то же время он был первым, кто наставлял и остерегал их, когда они отступили от истины. В ходе своих уроков, когда возникала необходимость анализа той или иной политической ситуации, он без колебаний принимался расспрашивать о несправедливости, которую совершили Аббасиды по отношению к детям Али (да будет доволен им Аллах). Абу Ханифа продолжал провозглашать слова истины, рискуя собственной жизнью.

Подчинённые Мансура следили за каждым движением Абу Ханифы, осмелившегося устроить зрелище из допроса высокопоставленного человека относительно его политических действий. Они поджидали наиболее удобного момента, чтобы отомстить имаму за это событие. Такой случай представился в связи с началом строительства Багдада.

Халиф предложил Абу Ханифе (да смилостивится над ним Аллах) должность кадия в новом городе. Но, к его разочарованию, имам ответил отказом. Мансур же был непреклонен в том, чтобы Абу Ханифа занял какую-либо из бюрократических ниш, абсолютно любую. Впоследствии Абу Ханифа вступил в должность поставщика. Он прекрасно понимал, что если продолжать отвергать все должности, которые ему предлагает Мансур, то непременно придётся понести за это наказание. Таким образом, отдавая предпочтение должности поставщика, нежели должности кадия, Абу Ханифа защитил себя от принятия несправедливых решений.

Когда жестокость Мансура стала переходить все грани, Абу Ханифа отстранился и стал больше времени уделять своему внутреннему миру. В то же время на своих уроках он не переставал критиковать власть за деспотизм и несправедливость. Именно это послужило причиной бунта жителей Мосула. Мансур созвал учёных к себе во дворец, чтобы обсудить с ними вопрос наказания мятежников.

Халиф напомнил им их же слова, что жители Мосула первоначально подчинились ему, а затем подняли бунт. В связи с этим, пролитие их крови является дозволенным. Мансур отстаивал позицию „законности” казни бунтовщиков, ссылаясь на то, что они выступили против своего правителя. Соответственно, он пытался склонить учёных вынести именно такое решение. Присутствовавшие на собрании учёные сказали: «Если ты даруешь им прощение, то прославишься как милосердный правитель. Если же нет, то они это заслужили».

Мансур обратился к Абу Ханифе, который воздержался от участия в вынесении фетвы: «А что думаешь ты, о, мастер?». Имам Агзам ответил следующее:

— Жители Мосула даровали тебе то, что им не принадлежит (а именно, свои души). К примеру, будет ли правильным, если женщина дозволит человеку вступить с ней в интимную близость до того, как им прочитают никах?

— Нет.

— Так же и здесь. Жители Мосула не обладают правом передачи своей жизни в чьи-либо руки.

После этого разговора Мансур велел и двум другим учёным покинуть Багдад и вернуться в Куфу [52].

Аббасиды вместе со своими подчинёнными установили слежку за крепостью знаний. Каждое высказывание стали записывать и доносить в соответствующие органы власти. Несмотря на это, Абу Ханифа ни на миг не переставал провозглашать истину, будь то во время своих занятий или за их пределами. Он без колебаний подвергал критике вердикты Ибн Абу Лейлы, который занимал должность кадия в Куфе [53].

Ибн Абу Лейла истязал самого великого учёного всех времен (за исключением периода сподвижников), вступая в различные сговоры против него. Описывая его отношение к себе, Абу Ханифа говорил: «Ибн Абу Лейла дозволил для меня то, что я не дозволял даже по отношению к животному» [54]. Иными словами, он несправедливо санкционировал его смерть.

Примечания:
[45] Мухаммад абу Захра, «Абу Ханифа: Хаятуху ва асруху арауху ва фикхуху». Изд-во «Даруль-факриль-араби», Каир, 1997, с. 31
[46] Мухаммад абу Захра, «Абу Ханифа: Хаятуху ва асруху арауху ва фикхуху». Изд-во «Даруль-факриль-араби», Каир, 1997, с. 31
[47] Гиззутдин ибн аль-Асир, «Аль-камиль фит-тарих», V, 122-130; Мухаммад абу Захра, «Абу Ханифа: Хаятуху ва асруху арауху ва фикхуху». Изд-во «Даруль-факриль-араби», Каир, 1997, с. 32.
[48] Мечеть, расположенная между Куфой и Басрой.
[49] Аль-Муваффак ибн Ахмад аль-Мекки, «Манакибу Абу Ханифа» (вместе с «Манакиб» Кардари. Изд-во «Даруль-китабиль-араби», Бейрут, 1981, I, с. 274.
[50] Аль-Муваффак ибн Ахмад аль-Мекки, «Манакибу Абу Ханифа» (вместе с «Манакиб» Кардари. Изд-во «Даруль-китабиль-араби», Бейрут, 1981, I, с. 276; Ибн Хаджар аль-Мекки, «Аль-хайратуль-хисан», с. 51.
[51] Аль-Муваффак ибн Ахмад аль-Мекки, «Манакибу Абу Ханифа» (вместе с «Манакиб» Кардари. Изд-во «Даруль-китабиль-араби», Бейрут, 1981, I, с. 151.
[52] Мухаммад абу Захра, «Абу Ханифа: Хаятуху ва асруху арауху ва фикхуху». Изд-во «Даруль-факриль-араби», Каир, 1997, с. 40-41.
[53] Там же, с. 43
[54] Там же, с. 43

Автор: шейх Ихсан Шеноджак (хафизахуЛлах), книга «Абу Ханифа — великий муджтахид»
Продолжение: Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 5
Читать также:
Востоковедение как школа борьбы с Исламом
Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 1
Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 2
Абу Ханифа – великий муджтахид. Часть 3

Мы в соцсетях:

Facebook

Telegram

Instagram

Youtube

VK