Крупицы веры
@sunday_school
Ежедневно о вере, истории, богослужении и святых православной Церкви.
0 Followers
0 Following
1 114 posts
Крупицы веры

Степень XXX. О союзе трех добродетелей, то есть о вере, надежде и любви.

Наконец, подвижник уже близ предела своего многотрудного и многоболезненного подвига. Ему остается сделать еще один шаги лествица духовного совершенства пройдена...

Обновление воли. Степень XXIX. О богоподражательном бесстрастии.

Для полноты духовного обновления подвижнику остается еще содействовать изменению, перерождению своей воли, совершаемому благодатию; вместо воли греховной, всегда преклонной к злу, всегда послушной страстям, стяжать волю святую, бесстрастную, стремящуюся только к тому, «что... истинно, что честно,... что чисто, что только добродетель и похвала» (Фил. 4, 8), а по преимуществу, к высочайшему добру – Самому Богу. Совершение этого преподобный учитель назначает подвигом двадцать девятой степени своей Лествицы.

Степень XXVIII. О молитве.

«Молитва, – говорит Преподобный, – есть непрестанное действие возношения мыслей горе, сообщение и соединение человека с Богом, или восхищение всей нашей души ко Господу».

Степень XXVII. О безмолвии.

Предметом двадцать седьмой степени преподобный учитель назначает безмолвие, как средство усмирения помыслов и приведения в благой порядок вообще деятельности сил душевных и восстановления в душе владычества разума. Действительно, безмолвие есть лучшее к этому средство. «Безмолвие, – говорит Преподобный, – есть познание и благоучреждение движений и чувств телесных, безмолвие есть знание своих мыслей».

Степень XXVI. О рассуждении.

После исправления и достижения христоподражательного настроения сердца подвижника, св. Лествичник на следующих трех степенях указывает ему путь к обновлению и другой силы душевной – ума.

Пятая неделя по Пасхе – о самаряныне.

Воскресное богослужение пятой Недели и службы ряда следующих седмичных дней посвящены евангельской беседе Господа Иисуса Христа с женой самарянкой, беседе, происходившей в первый год Его евангельской проповеди во дни Пятидесятницы, когда Господь шел после Пасхи из Иудеи в Галилею (Ин. 4, 5–42). Эта беседа относится ко дням Пятидесятницы и служит вместе с тем ясным свидетельством Божественной славы Воскресшего Господа, подающего «воду живую, изсушающую источники грехов» и «скверны душевныя омывающую» (канон и Синаксарь 5 Недели по Пасхе).

Степень XXV. О смиренномудрии.

Переходя к подвигу смирения, преподобный Иоанн останавливается на нем с особенною любовию и не находит слов, чтобы достойно восхвалить «боголюбезное смирение», даже чтобы надлежащим образом описать его. Он называет смиренномудрие «безымянным души дарованием, именуемым только теми, которые в нем искусились».

Часть III. Подвиги обновления духа.

Но не здесь еще конец всем трудам подвижника. И горе ему, если он этим ограничит свою деятельность, на этом остановится и успокоится. Впереди ожидает его еще труд восстановления в своей душе поврежденного грехом образа Божия. По слову апостола, христианин-подвижник должен не только «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях,... но и обновиться духом ума своего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф. 4, 22–24). Надо, чтобы не только была очищена душа христианина, но и обновлен и восстановлен в ней образ Божий.

Степень XXIII. О безумной гордости.

Если же подвижник, допустивший тщеславному чувству вселиться в себя, не будет стараться истребить его или же станет делать это только вполсилы, не со всем усердием и самоотвержением, то скоро горько будет оплакивать свое небрежение: он и не заметит, как душою овладеет погибельный сатанинский дух гордости. Не ослабляемая всеми мерами заботливость о славе людской скоро произведет в тщеславном подвижнике желание стать выше других; не отвергаемые, а, напротив, с услаждением выслушиваемые похвалы льстецов незаметно породят в нем убеждение, что он и действительно во многом превосходит других.

Степень XXII. О многообразном тщеславии.

Впрочем, боязливость есть только самое первое и самое малое из внутренних духовных искушений, и борьба с ним есть только начало предстоящих страшных духовных браней. Не успев лишить подвижника оружия, наилучшего в духовной брани, враг, если продолжить сравнение, старается вселить в воина Христова дух измены, старается, мало-помалу, незаметно влить в подвижника суетное желание и заботливость, да благо рекут о нем человецы, т.е. старается возбудить в нем тщеславие. Когда он поддается этому искусительному желанию, то, очевидно, все будет делать для себя, а не для Бога, для похвалы и славы своей, а не Божией, к чему он призван и на что дал особую клятву при Крещении и в иноческих обетах, и, следовательно, становится изменником пред величием...