Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

Этапы большого пути

Среди всех существ, живущих на планете, у человека самое долгое детство. Понимание роли последнего помогает не создавать отравляющие жизнь ребенка и родителей проблемы и решать существующие. По мнению психолога Людмилы Петрановской, самый глубокий, точный и эффективный научный подход в этом направлении — теория привязанности.

Первым, кто обнаружил привязанность, был английский психоаналитик Джон Боулби (1907–1990), работавший с детьми сиротских приютов во время Второй мировой войны. Он отстоял мысль, что младенцу нужна обеспечивающая защиту мама целиком, а не только ее грудь как источник пищи. Только в 1950-х годах после доклада Боулби, обобщающего его исследования и переведенного на десятки языков, право ребенка быть со своим взрослым стало осознаваться наравне с правом на безопасность: родителей стали пускать в детские больницы, сирот — устраивать в приемные семьи, круглосуточные ясли и сады перестали считаться нормой, а отпуска по уходу за ребенком во многих странах удлинились. Позже привязанность стали изучать Мэри Эйнсворт, режиссеры документальных фильмов «Джон» и «Лора» Джеймс и Джойс Робертсон, Зденек Матейчек, автор книги «Не упускайте своих детей» Гордон Ньюфелд и др.

Людмила Петрановская через призму теории привязанности рассказывает о потребностях ребенка, из-за несвоевременного удовлетворения которых возникают риски. Этап за этапом она описывает «дорожную карту» взросления. Автор приводит результаты исследований, примеры из жизни, литературы и кино. Она дает практические советы (мы отметили их значком 

) родителям и тем, кто имеет дело с детьми, уточняя при этом, что если в ваших отношениях с ребенком что-то происходит иначе, доверяйте своей интуиции, движимой заботой и любовью. Ведь в книге невозможно описать все возможные варианты и ситуации — реальная жизнь сложнее даже самой проработанной теории.



От рождения до года

Вопрос жизни и смерти Каждый появившийся на свет младенец на инстинктивном уровне знает правила выживания, их два: 1. Сам по себе, без взрослого, который будет о тебе заботиться (кормить, согревать, защищать), ты не жилец: стань чьим-то — или умри.  2. Если родителя рядом нет или он не торопится заботиться, борись (кричи)! Из этих правил вытекают свойства привязанности:  • Привязанность — витальная потребность ребенка в заботе взрослого, без нее не живут. • Если ребенок не уверен в привязанности своего взрослого, он будет снова и снова добиваться подтверждения этой связи, сохранения и укреп-ления ее любой ценой! Едва родившись, малыш принимается «привязывать» к себе маму. Каждые кормление, взгляд, касание, вдох неповторимого запаха — соединяющая их нить. Со временем нитей становится больше, они переплетаются в психологическую пуповину привязанности — глубокую эмоциональную связь. Повторяющаяся последовательность действий формирует круг заботы: у ребенка возникает дискомфорт — он подает сигнал — родитель что-то делает — наступает комфорт, и так до следующей проблемы. Поначалу колесо «пробуксовывает» (сложно угадать, чего хочет младенец), но уже примерно через полгода ребенок начинает доверять и понимать: благодаря маме ему станет хорошо. При этом комфорт его мало интересует — тот, к кому ребенок привязан, придает ему сил одним своим присутствием. Без мамы, среди чужих людей ребенок испытывает постоянный стресс, подрывающий иммунитет, даже если живет в лучших условиях (в теплом помещении детдома, с регулярным питанием и гигиеническими процедурами).

Взаимозависимость папы и других членов семьи и ребенка меньше обус-ловлена физиологически, но принцип тот же: каждый акт заботы взрослого — помощь, объятие, улыбка — завязывает нить. С папой, бабушкой-дедушкой, сестрами-братьями, приемными родителями (если малыш остался без матери). Поскольку цена ребенка высока (человек вынашивает обычно по одному плоду, редко и тяжело рожает), на заботу о нем ориентированы не только женщины фертильного возраста.

 

Не стоит жертвовать общением с младенцем ради того, чтобы «дать ему самое лучшее» (выходить на работу раньше времени и др.). Лучше родителей и их объятий для душевного спокойствия ребенка ничего нет, даже если вы живете в тесноте и покупаете вещи на Avito. Потребность в донашивании Состояние новорожденного похоже на зависание между мирами при пробуждении, только он полностью просыпается к жизни примерно в три месяца. Задача взрослых — обеспечить младенцу плавный переход без стресса под названием «подняли, а разбудить забыли».Предоставить условия, похожие на жизнь в матке: тесно со всех сторон охватить мягким и теплым (руками, пеленками), качать, как покачивается живот женщины в движении, отгородить от мира коконом монотонных звуков, как в животе мамы, когда рядом стучало сердце, бурлил кишечник, шумела кровь в артериях. 

Ребенка пока не нужно воспитывать и развивать. То есть не надо «не приучать к рукам» и развивать легкие, дожидаясь, пока младенец станет кричать громче. Его нужно донянчить, доносить. Вынашивание во время беременности сменяется донашиванием, а роль пуповины берет на себя привязанность. Ребенок пока все так же слит с матерью, только переместился по внешнюю стенку живота.

Чем грозит неудовлетворение потребностей младенца? «Неприучение к рукам» оборачивается впоследствии чувством вины и гиперопекой матери либо привычкой отстраняться от боли ребенка. А для ребенка — иррациональным убеждением, что «все бесполезно, никто не поможет, я обречен» и отчаянием, накрывающим в моменты жизненных трудностей. Выдергивание в одиночество раньше времени не прибавит ребенку самостоятельности, а родителям — покоя.

Малыши, которые первый год жизни проводят, прижавшись к матери (она держит ребенка на руках, носит на спине, кормит, не отрываясь от дел, спит с ним), намного более самостоятельны к двум годам, чем их сверстники, которых боялись «приучить к рукам» или чьи мамы не могли с ними быть. Первые полны радостной любознательности и не выглядят «избалованными» в отличие от вторых, ненасытно требующих внимания, капризничающих, изматывающих родителей вечным недовольством и прилипчивостью. Дело в том, что, когда потребность полностью удовлетворена, за нее нет необходимости держаться. Удовлетворенная потребность в заботе приводит к независимости и способности обходиться без помощи. Если же нас ограничивают, потребность становится сильнее.



Польза сюсюканья

Содержание «материнского разговора» выглядит странно: «Кто это тут у нас хороший мальчик? А это Васенька! Надо Васеньку помыть. Теперь Васенька стал чистый и красивый! А какая у него новая рубашечка, с кисками. Киски говорят: “Мяу-мяу”, хотят с Васенькой дружить. Красивый чистый мальчик сейчас пойдет баиньки» — и в таком роде, каждый день и час. Если бы мы разговаривали так со взрослыми, они бы решили, что мы нездоровы. Однако с младенцами люди разных культур и социальных слоев общаются именно так, бессознательно включая усвоенную в собственном раннем детстве модель поведения.

В эксперименте «неподвижное лицо» мамы младенцев по команде психолога прекращали разговор со своими детьми и держали лицо непроницаемо-неподвижным. Эксперимент ни разу не удалось продлить больше двух минут, потому что реакция ребенка быстро переходила в панику с громким ревом. Малыши жить не могут без «сюсюканья».

По-научному такой тип общения называется позитивным отзеркаливанием. Взрослые дают понять ребенку: мы тебя видим, ты существуешь и важен для нас. Ведь только от окружающих младенец может узнать, что он есть, отразившись в их глазах и услышав от них описание своих чувств. 

Неудивительно, что сироты в домах ребенка, лишенные общения с любящими взрослыми, на много месяцев или лет позже обычных детей начинают узнавать себя в зеркале и переходят от называния себя в третьем лице «Ваня хочет», «Дайте Ване» к употреблению «я» и «мне». В каком-то смысле они для себя не существуют.

Ребенок, которому первый год жизни окружающие постоянно сообщают о нем самом и его потребностях, нахваливая и умиляясь, сделает вывод: «Я существую, и это хорошо», что означает: я такой, как нужно, принят и любим без условий. Это чувство, которое определяет будущие отношения человека с собой и жизнью, психологи называют базовым доверием к миру. Сложности с базовым доверием лежат в основе депрессий, зависимостей и других малоприятных состояний.

Если в основе личности — прочный стержень убеждения «я существую, и это хорошо», человек меньше зависит от внешней оценки и извлекает пользу из критики. Если базового доверия нет, то осуждение, особенно от значимых людей, воспринимается как угроза, смертный приговор или послание «лучше бы тебя не было». Человек в этом случае будет либо нападать и ранить в ответ, либо впадать в паралич, чтобы не совершить ошибку. Похвала кажется незаслуженной, неискренней или превращается в допинг. В тяжелых случаях это принимает форму болезненной зависимости от оценок окружающих — нарциссического расстройства личности.

Сейчас это очень явно видно в Instagram, где многие люди непрерывно размещают свои фотографии.

Позитивное отзеркаливание не заканчивается в младенчестве. Потребность в «теплом душе» из слов, означающих, что ребенок все так же важен для вас, может вновь обостряться в периоды тяжелых испытаний или возрастных кризисов.


Самое лучшее, что могут сделать для младенца члены семьи, — помочь его маме быть отдохнувшей, спокойной, счастливой и проводить больше времени с ребенком. Лучше не сидеть вместо нее с младенцем, а позаботиться о ней самой: освободить от домашних дел, вкусно накормить, сделать массаж, наполнить ароматную ванну. Когда мама хорошо себя чувствует, она будет общаться с ребенком с удовольствием.


Кризис года

Если пятимесячный ребенок спокойно реагирует на то, что его берет из коляски человек, которого он впервые видит, то в 7–8 месяцев или ближе к году он начинает бояться чужих взрослых (например, врачей в детской поликлинике или подругу мамы), пытаясь ввинтиться головой за пазуху, прячась за ногу родителя или пускаясь в рев, если к нему настойчиво тянутся неродные руки. 

Дело в том, что, как только малыш научился ползать, ему нужно следовать только за своим взрослым. Если он будет ползать за каждым, станет опасно: чужой человек, не замечающий преследующего его ребенка, может привести дитя к обрыву. Поэтому дети начинают отличать маму и папу от других людей за несколько десятков метров. 

К переломному моменту у ребенка складывается круг привязанностей — люди и животные, которые регулярно о нем заботятся: живут с ним или часто приходят — мама, папа, бабушка, дедушка, старшие дети, няня, кошка или собака. 


Чтобы стать близким ребенку человеком после года, надо «попроситься» в круг: не приближаясь, отзеркалить его выражение лица, улыбнуться, показать игрушку, помахать рукой, обменяться парой слов с матерью. Когда взгляд ребенка остановится на вас, посмотреть ему в глаза, что-то ласково сказать, подмигнуть. Если улыбнется, протянуть руки и брать, когда протянет ручки в ответ (но будьте готовы к тому, что он тут же захочет обратно к матери).

Принуждение к контакту с чужим взрослым для ребенка — нарушение программы безопасности.Если незнакомец вместо описанного выше ритуала завоевания доверия громко отругает ребенка за то, что он «не здоровается», настырно заглянет в лицо, не стоит удивляться, что малыш отвернется или заплачет. То же самое произойдет, если родитель насильно вытолкнет его в центр внимания, требуя общаться с гостями или встреченными в лифте соседями. С возрастом напряжение при встрече с незнакомцами ослабеет, но разделение на своих и чужих останется одним из базовых на всю жизнь. 

Разделение на своих и чужих связано с еще одним свойством привязанности — ее избирательностью.

Поскольку в домах ребенка о детях заботятся постоянно меняющиеся люди, у них ни к кому глубокой привязанности нет. Она может стать размытой, подобно описываемой в антиутопии Лоисы Лоури «Дающий» (по ней снят фильм «Посвященный»), где в «идеальном» мире без чувств «неподходящего» человека заменяют другим. 

Если же нам предложат поменять нашего ребенка на образцового и более красивого, мы не согласимся — нам нужен наш, уникальный. Избирательность привязанности обрекает нас на тревогу за близких и боль при расставании и утрате, заставляет за них бороться, рисковать и дает невероятное ощущение счастья в минуты встреч. Она делает нас одновременно уязвимыми и сильными — словом, людьми.


От года до трех 

Поведение следования

Если первый год в жизни малыша был благополучным, он начинает исследовать мир. Одновременно ему нужно удерживать в поле зрения своего быс-тродвижущегося взрослого (поэтому в некоторых диалектах русского языка возраст с года до трех называют «юбочным» — ребенок пару лет проводит «у маминой юбки»). Так начинает работать программа следования, согласно которой, если родителя нет рядом, «оставайся на месте и громко кричи».

Если малыш, заглядевшись на что-то интересное, отстал от мамы на несколько метров на улице в незнакомом месте, он встает как вкопанный и готов зареветь. Если мама вернется за ним, все будет хорошо, если поторопит: «Давай скорей, опаздываем, врач уйдет!» — тревога ребенка усилится, он может сесть и заплакать. Не из вредности и непослушания, а следуя инстинкту. 

Угроза мамы уйти без ребенка в этот момент ухудшит ситуацию: понадобится много времени, прежде чем он сможет за ней следовать. Если такое повторяется часто, ребенок будет постоянно виснуть на родителе, боясь отпустить. Ведь устойчивое поведение следования формируется только к трем годам, а не отстать от родителя в толпе ребенок может только к шести.

Поведение следования важно не только как передвижение в пространстве, но и как подражание (смотри и повторяй, пока не получится) и послушание. Ведь дети от природы послушны. На то, что ребенок может заупрямиться, всегда есть причины.

 


Готовность ребенка слушаться определяется не нотациями, поучениями, наказаниями и призами, а качеством привязанности. Чем надежнее связь с родителями, тем естественнее для него их слушаться, а незнакомых — нет, пока родители не одобрят. Программа гласит: «Своих слушайся, чужих — нет, пока свои не разрешат». Если не хотите, чтобы ребенок в более старшем возрасте попал под дурное влияние, будьте для него надежным источником защиты и заботы в любых обстоятельствах, чтобы он мог всегда на вас рассчитывать. 

К трем годам привязанность начинает перекрывать расстояние: мы можем защищать и заботиться словами (например, объясняя, как налить молока в кружку), а не действием.

Потребность в контейнировании

Всего за два года происходит фантастический скачок в развитии: базовые навыки, определяющие качество жизни на 90% (самостоятельный прием пищи, речь, одевание и др.), осваиваются с года до трех. Силы не сдаваться там, где взрослый давно бы уже махнул рукой, ребенок берет в психологической утробе — успокаивающих, утешающих отношениях, в которых можно укрыться от жизненных невзгод. Благодаря объятиям взрослого ребенок действует дальше или меньше боится. Способность быть для другого психологической утробой называют контейнированием. Контейнер вмещает или принимает чувства, с которыми человеку при сильном стрессе не справиться самому: боль, страх, обиду, разочарование. 

Годовалый мальчик исследует комнату, пока мама готовит на кухне. В какой-то момент он попадает себе по пальцам захлопывающейся дверцей тумбы. Он громко плачет и идет к маме. Та берет его на руки, целует, ребенок утешается. Как только мама опускает его на пол, он идет к той же тумбе, чтобы выяснить, что это было. Он не собирается сдаваться. 

Малыш того же возраста в доме ребенка, у которого отбирают машинку, не обращается к воспитательницам и не пытается вернуть игрушку — он просто страдает. 

При столкновении с фрустрацией — препятствием в удовлетворении потребности — сначала включается план А — преодолеть, постараться, выложиться. Если барьер не дается, приходится приступать к Б — смириться с поражением, принять ситуацию и утешиться, то есть перейти от мобилизации к демобилизации — поплакать.

Если родитель вместо объятий требует «держать себя в руках», травматический опыт «запечатывается», стресс остается в психике ребенка как невытащенная заноза. Малышу приходится блокировать чувства, «заморозить» их или притвориться мертвым — диссоциироваться. У детей, остающихся в этот период без помощи взрослых, нередко возникают сложности с обучением, преодолением трудностей и восстановлением после неудач.

Мальчикам чаще отказывают в контейнировании, чем девочкам. Они все детство слышат: «не реви, как девчонка» и т. п. Большее число сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин отчасти объясняется тем, что им сложнее перейти к принятию и печали. В культурах, где мужские слезы не считаются постыдными, нет такой разницы в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами. 


Перестараться с контейнированием невозможно: как только ребенок восстановится, он выскочит из психологической утробы и побежит дальше. Чтобы ребенок справлялся с жизнью, все детство его утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите «не плачь!» и не стремитесь отвлечь. Помогайте ему проживать стресс и выходить из него, а не глотать его. Пусть огорчается, плачет, боится, протестует — и с вашей помощью учится примиряться с реальностью. Сами при этом оставайтесь уверенными и спокойными — контейнер не должен вибрировать и трещать. Если же вы не можете выносить сильных чувств своего ребенка, теряете голову — это повод позаботиться о себе, возможно, обратиться к психологу, считает Петрановская. 

Кризис трех лет

К трем годам, а то и раньше (с двух лет) наступает кризис негативизма или сепарации, то есть отделения от родителя. Главными словами этого периода становятся «нет», «не хочу» и «не буду». По любому поводу. Программа следования словно начинает давать сбой. У одних все сводится к паре эпизодов, у других семья живет как на вулкане около двух лет. 

Практически всегда непослушание случается, когда ребенок не считает ваше поведение поведением защиты и заботы. Например, он увлеченно играет, а родитель говорит: «Пора чистить зубы и спать». В такие моменты ребенок думает, что над ним издеваются. Приказы и запреты переводят родителей из своих в чужих — тех, кто обижает. Вместо милого ребеночка мы получаем маленького монстрика, который может плеваться, кусаться, кидаться предметами, грубить, потому что он затоплен протестом, гневом и горем, переживая новое чувство автономии от родителей. 


Как себя вести? Лучше стать для ребенка тренером. В 2–3 года он еще ничего не делает назло (такая способность появляется к 6–7 годам). Во время кризиса негативизма ребенок учится конфликтовать — жить в мире, где его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. Вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения: когда-то уступать, когда-то — нет, когда-то переводить все в игру, а когда-то договариваться. Чтобы, как в жизни, были разные варианты. Это естественно: никогда не разрешать совать пальцы в розетку и уступать, когда малыш не хочет кашу.


Как себя вести родителям трехлеток

Привязанность иерархична, это отношения между сильным и слабым. Поэтому забота о ребенке должна быть доминантной. Важны оба компонента: доминирование и забота. Ребенку страшно и плохо как с инфантильным, беспомощным родителем, позволяющим «вседозволенность», так и с суровым, не чутким к потребностям. «Если мама и папа боятся моих криков — что они станут делать, когда придет страшный зверь?», «Если родители обижают — кто меня защитит?». Детям нужны уверенные и ответственные взрослые, а не просто партнеры по играм и развлечениям. 


Раздражение — признак, что родителя вынесло из взрослой позиции, он перестал быть большим.С каждым ударом и криком происходит девальвация (уменьшение) привязанности, поэтому старайтесь всегда оставаться «большой доброй собакой».

Почти каждый из нас видел сцену. Летом в центре двора лежит большая старая собака, греющаяся в лучах солнца. Вокруг нее носится щенок. Он полон сил: то за ухо собаку укусит, то сверху на нее залезет, то гавкнет над ухом так, что она вздрогнет. Он ей мешает, но собака не раздражается, потому что думает: «Он щенок, что с него взять». 


Если при виде слез ребенка вас захлестывают раздражение или отчаяние, спросите себя: «А сколько мне сейчас лет?» Чувствуете, что меньше, чем в паспорте, — возьмите паузу: глубоко подышите, умойтесь, выпейте чаю. Подумайте, почему вам плохо, мысленно пожалейте и обнимите себя: «Бедняжка, устала, а тут еще и молоко разлили». Важно вовремя понять, что вы вылетели из взрослой роли, и поскорее в нее вернуться. 

В некоторых семьях считается важным добиться от ребенка извинений после ссоры: «Пока не извинишься — не подходи!» 

Для малыша это означает, что родитель «уволился», сказав: «Теперь ты отвечаешь за то, чтобы мы были вместе, решаешь, вернется ли наша привязанность и когда это случится; я с себя эту ответственность снимаю». При многократном повторении «увольнения взрослого» у ребенка может сформироваться перевернутая привязанность — отношения, в которых он вынужден стать главным. Он будет качать права, бунтовать, «строить» взрослых — и чувствовать себя глубоко несчастным, так как за доминантную роль заплатит детством. Чтобы ребенок просил прощения, просите сами, покажите пример признания ошибок.

Как и когда объяснять ребенку, что драться, плеваться и обзываться нехорошо? Людмила Петрановская отвечает на этот вопрос через объяснение устройства мозга. 


Привязанность «хранится» в лимбической системе — внутреннем мозге человека. Между ним, ответственным за эмоции и бессознательные реакции, и внешним мозгом, отвечающим за обучение и развитие, есть связь. Когда лимбическая система спокойна, верхний мозг работает в штатном режиме. Но как только лимбическая система получает сигнал опасности, способность верхнего мозга к размышлению снижается. Когда ребенок испуган, болен, устал — он прекращает познавать мир и ищет близости с родителем, чтобы чувствовать себя в безопасности. Когда мама или папа сердятся или кричат, силы ребенка мобилизованы на то, чтобы пережить стресс — риск остаться без родительской любви. Если родитель после конфликта обнимает, вытирает слезы, помогает умыться, собрать разбросанное — ребенок понимает, что привязанность сильнее ссоры. 

 


Чтобы ребенок вас услышал, дайте ему осознать, что вы по-прежнему его родители и готовы защищать и заботиться. Обнимите, проговорите его чувства, чтобы он убедился, что вы его понимаете. Все правила поведения, рассуждения о том, как надо было, — исключительно после того, как ребенок поплакал, расслабился, утешился.

Если вы убедили ребенка, что ваша с ним привязанность прочна и надежна, вас ждет возвращение покладистого ребенка в более старшем возрасте. 


С 4 до 7

Нежный возраст

После трех лет ребенок уже не держится за юбку, родители лишь держат его «в поле зрения». С ним теперь можно договориться, объяснить что-то, он легче справляется с чувствами (может подождать, потерпеть), многое умеет, хорошо говорит и забавно рассуждает. Ребенок покорил мир вещей и теперь осваивает людей (психический мир), социальные связи. Дети в этом возрасте как антенны, чутко ловящие состояния, реакции, правила взаимодействия. Они обычно знают, что с кем можно, а с кем нет, кто кого любит, не любит, кто в ссоре. 

В дошкольные годы эмпатия — способность понимать, чувствовать состояния людей — становится осознанной. Ребенок может, например, спросить маму: «Почему ты такая грустная?» При условии психологического благополучия он еще и рефлексирует — распознает собственные чувства и говорит о них. Алекситимия — эмоциональная немота, неумение распознавать и называть свои эмоции, приводящая к физическим болезням, — напротив, связана с психологическими проблемами. 

Эмпатия и рефлексия — важные составляющие эмоционального и социального интеллекта, определяющие качество жизни человека намного больше, чем академическая успеваемость. Эмпатичных людей воспринимают как «хороших», «приятных», с ними хотят находиться рядом, работать, дружить. За таких сотрудников обычно держатся, даже если конкуренты компетентнее; у них много друзей, даже если они интроверты; с ними хотят вступить в брак, даже если они внешне не красивы. 

Эмпатия и рефлексия развиваются в безопасности и разнообразном общении. Дети, живущие в атмосфере семейных скандалов, неприязни членов семьи друг к другу, постоянной тревоги, нередко не хотят чувствовать это, вырабатывают защитное онемение чувств. Те, что не видят родителей при живом общении, предоставлены сами себе («иди поиграй в комнате»), тоже с трудом развивают эмпатию. 

В этом возрасте мы слышим от детей первые признания в любви и получаем дождь подарков: рисунки, аппликации, поделки, сорванные на улице одуванчики или ромашки. Для дошкольника родители обожаемы и прекрасны: мама самая красивая, папа самый сильный. Поведение следования включено на полную катушку: дети хотят нравиться родителям, соответствовать их ожиданиям.

Послушание и следование, как ни странно, становятся причиной детской лжи: дети врут из страха, что их поведение не понравится взрослым. То, что ложь может расстроить взрослого еще больше, пока не поддается пониманию. Высказывания родителей вроде «Расскажешь честно — я не рассержусь, а за вранье накажу» вгоняют в ступор. Почему папа не рассердится за плохой поступок, но грозит наказать за попытку исправить дело? Поэтому дети просто молчат или в растерянности повторяют ложь. Гораздо лучше сказать: «Мне нравится, когда говорят правду, я хочу, чтобы ты был честным». Но последнее не будет работать, если ребенок боится суровых наказаний родителя.

Теневая сторона этого возраста — максимальная уязвимость ребенка. Многие неврозы — заикания, тики, фобии — стартуют в это время. Порка, оскорбление, угроза отдать в детский дом, которые раньше быстро забывались, теперь проникают глубоко в душу. Вспоминая события этих лет, взрослые обливаются слезами в кабинете психолога. Дети нежного возраста тяжело переживают конфликты в семье, разводы, потери, болезни и смерти родных. Они живут чувствами. Осмыслить, найти объяснения, взвесить плюсы и минусы они не могут, поэтому сильно страдают.


Пик детских страхов

В 5–6 лет воображение развито хорошо, а критичность, логика — еще нет. Если родители не готовы отнестись к детскому страху сочувственно, предпочитают стыдить ребенка или отмахиваться от выдумок, ребенок оказывается заперт со своими чудовищами наедине. Иногда он даже боится рассказать о страхе, потому что ему кажется, что стоит начать, как тот оживет. Некоторые дети годами живут в состоянии эмоциональной пытки, а их семьи даже не догадываются об этом. 

 

Чтобы справиться со страхом, можно его нарисовать. Рисунок, если хочет ребенок, можно порвать и сжечь, пепел закопать или спустить в унитаз. -А можно изменить страшный образ на веселый и нелепый либо сочинить про него историю со смешным концом.  Страхи связаны еще и с открытием смертности людей. Причем будущая смерть родителей пугает ребенка больше, чем собственная, ведь сложно представить, что к тому времени у него будет своя семья и дети, — он думает, что останется один. Важно заметить и принять чувства ребенка.Если взрослые переводят разговор, отделываются словами «Не бери в голову, никто не умрет», ребенку становится страшнее (ведь сами родители явно боятся). Лучше крепко прижать его к себе и заверить, что вы будете с ним еще долго-долго, а любить не перестанете никогда. Потребность в заботе о других Если все хорошо, любовь к родителям начинает «переливаться через -край» — ребенок хочет заботиться о других. Он просит родить ему братика или сестричку, завести котенка или хотя бы хомячка. К шести годам он может заметить вашу потребность и принести тапочки, пожалеть, если ударились, не шуметь, если устали.  Само по себе это замечательно, но, если родитель ведет себя неспокойно, «вылетает» из взрослого поведения, есть риск возникновения разновидности перевернутой привязанности —парентификации. Тогда ребенок становится «родителем» своему родителю, заботится о нем, как о слабом, беспокоится, что родитель заболел, устал, мало денег. Он готов пожертвовать своими интересами, приводя аргументы «я могу обойтись», «это слишком дорого», скрывать проблемы, чувства и др. Такое бывает в семьях, где мама в депрессии воспитывает ребенка после развода, родители конфликтуют или социально неблагополучны. Бывает и так, что родитель выглядит для ребенка слабым и несчастным без объективных оснований, когда в семье просто принято жаловаться и ныть. Отсюда закономерность: как только в семье заговаривают о кризисе, растет число обращений с детским воровством. Порой тревога выливается в воровство вещей из дома. 

Детям с закрепленной перевернутой привязанностью страшно оставить родителей без присмотра. Встречается и злокачественная парентификация, когда мама специально вовлекает ребенка в такие отношения, чтобы он всю жизнь был рядом. 


Наслаждаясь заботой подросшего малыша, сохраняйте распределение ролей. Нормально, когда ребенок ходит на цыпочках, если у вас болит голова, и приносит вам из детсада конфету, но в целом заботу должен получать он. Если игра в смену ролей заходит слишком далеко, скажите ребенку: «Спасибо тебе большое за поддержку, но я уже справляюсь». 


Игра как способ познания мира

Любимое времяпрепровождение ребенка в этом возрасте — игра с присвоением предмету другого значения. Палка становится мечом, коробка — машиной. Так малыш готовится к получению образования, ведь, чтобы начать читать и писать, он должен научиться верить, что сочетание линий буквы А означает соответствующий звук. Ребенок играет в ролевые игры почти все время бодрствования, если только их не заменяют фильмы, компьютерные игры и игрушки, не дающие возможность придумывать и прорабатывать образы и сюжеты самостоятельно. 

Зачем делать салаты из травы на тарелках из лопухов, если бабушка подарила пластиковую посуду с муляжами блюд? 

Плотное расписание развивающих занятий (чтение, английский, танцы и т. д.) тоже не способствует лучшей учебе в будущем. Если родители относятся к занятиям не как к разновидности игры, а ждут результатов, отношения под угрозой. Ребенок думает, что он и его желания не важны, важны лишь успехи и достижения.


Лучшее, что мы можем сделать для детей нежного возраста, — не мешать играть. Иногда участвуйте в играх, иногда превращайте в игру домашние дела и прогулки, но не трогайте ребенка, если он увлечен. Не стремитесь его занять — пусть поскучает, понаблюдает за муравьем или гусеницей. Ребенку важнее быть любимым и нравиться своим взрослым. Поэтому радуйтесь ему, любуйтесь, получайте удовольствие от совместно проведенного времени — это оптимальный вклад в развитие.

Дети растут и развиваются потому, что в них это заложено. Чтобы ребенок хотел все знать, не нужны специальные методики — ему просто должно быть интересно и нестрашно. Если ребенок спокоен за отношения с родителями, он отправляется исследовать мир. Как сказал Гордон Ньюфелд, «развитие происходит из точки покоя». В духовно богатой среде, где любопытные родители общаются при детях с умными друзьями, рассказывают дома о любимой работе, не надо ничего специально в ребенке развивать. Когда же ребенок боится родительского гнева и разочарования, аффект тормозит интеллект.

В результате психологического эксперимента самые высокие показатели познавательной активности оказались у детей любознательных мам, которые сами с азартом все исследуют, пытаясь вникнуть, что и зачем. Затем у тех, чей родитель спокойно присутствует рядом во время игр (например, читает журнал), не обращая на ребенка внимание. Худшие результаты у детей, которым все запрещают («Сиди смирно, ничего не трогай!») и кем руководят («Смотри, какие хорошие игры!», объясняя при этом, как играть).


Детский сад — польза или зло?

В 3–4 года ребенок учится строить горизонтальные отношения со сверстниками (а не иерархичные, как с родителями) — сотрудничества и конкуренции. Отношения легко завязываются («Давай дружить!») и рвутся, в них пока нет избирательности. Для большинства дошкольников ровесник не столько личность, сколько роль: девочка, что живет в том же подъезде, мальчик «из нашего двора». Ссоры и примирения — скорее действия по сценарию или алгоритму («мирись-мирись и больше не дерись»). Ребенок «обращается» со сверстниками, а не общается с ними. 

В некоторых семьях встает вопрос, отдавать ли ребенка в детский сад? Людмила Петрановская не дает однозначного ответа, так как бывают разные дети (одни тянутся к сверстникам, бросаясь на ограды детсадов, другие тяжело переносят расставание с близкими), семейные ситуации и сами сады. Однако поясняет, что дети тысячелетиями вырастали без детских учреждений: программой развития ребенка такая искусственная форма воспитания не предусмотрена. 

Сады возникли как «детохранилища», чтобы матери могли работать на заводах. А смысл так называемой «социализации» — приучить ребенка терпеть стресс от пребывания в большой группе сверстников без своего защищающего взрослого. Это значит, что стресс, который домашний ребенок переживает в начальной школе, его садовский сверстник испытал несколько лет назад — когда был младше и беззащитнее. Лучше, если «социализация» случится как можно позже. Тем более если острой необходимости отдавать ребенка в сад нет (например, вы работаете удаленно по свободному графику или можете нанять няню), он очень туда не хочет или хорошего дошкольного учреждения не нашлось — ничего важного для развития малыш не потеряет. Игровая комната в ИКЕЕ, дача или сквер с гуляющими детьми могут дать ребенку в плане общения со сверстниками не меньше, чем детский сад. 

Но если ребенку будет достаточно хорошо и спокойно в детском саду, ужасом он не обернется.После четырех лет малышу легче принимать заботу чужого взрослого, если тот представлен родителями как их «заместитель». Когда же воспитатель ведет себя, будто он важнее родителей, поучает и выговаривает им, ребенку спокойно не станет. Воспитательница должна нравиться родителям, в противном случае ребенок это почувствует и будет в стрессе заранее. Выбирая детский сад и групп��, смотрите, как воспитательница разговаривает с детьми, смотрит ли в глаза, обнимает ли, внимательна ли к их состоянию, может ли привлечь внимание весело и доброжелательно. Относитесь к садику как к услуге — длительной игровой комнате, а не как к воспитательному учреждению, — тогда все встанет на свои места. 


Кризис 6–7 лет

Трехлетка не способен в ярости из-за маминого запрета помнить, что он любит маму, а от 6–7-летнего можно услышать: «Мама ругала меня, потому что сердилась, но она меня любит», поскольку уже создал обобщенный образ родителя. В этом возрасте созревают участки мозга, ответственные за логическое мышление и способность делать то, что нужно (а не то, что хочется), обобщать, формировать и удерживать целостные образы (например, ребенок может отвечать на вопросы типа «Как называются вместе дуб, береза и тополь?»). Но только после 7–8 лет ребенок может, удерживая образ в памяти, верно прогнозировать реакцию взрослых на его поступки. Раньше бесполезно разговаривать с ним о том, как он должен вести себя завтра.Поговорить можно, но не стоит питать иллюзий, что он так и сделает. 

В связи с физиологическими изменениями наступает очередной кризис сепарации. Малыш похож на яблоко, которое почти созрело и зарумянилось, но отделяться от ветки рано — нужно дозреть. Так как родитель теперь «стоит перед внутренним взором», ребенок уже может выдерживать длительную разлуку с ним. От двух недель в летнем лагере он уже не получит невроз, как если бы это случилось в 5 лет. Нить привязанности становится длиннее — она уже перекрывает расстояние и время. Внутренний голос — наш голос — говорит ему в нужный момент: «А мама-то что говорила? Перед едой надо мыть руки!» и др. Мы можем заботиться о ребенке, не находясь поблизости, с помощью указаний и предостережений, данных заранее.

В душе ребенка поселяется внутренний родитель — суммарный психический образ мамы/папы с разными чертами и чувствами — тот, которого он знает в результате многих тысяч актов заботы или, увы, насилия за прожитые годы детства.


С 7 до 12

Ценность обучения

Семилетка начинает новый этап жизни — получение образования. Кто-то учится писать в прописях и умножать столбиком, кто-то — доить корову и выращивать овощи, но учатся все. Младшеклассника интересуют вещи, явления, причины и связи, правила и границы. Десятилетка многое начинает и бросает, но до момента, как наскучит, бывает очень увлечен. Например, может за один день научиться кататься на скейте, каждый раз падая и вставая, игнорируя ободранные коленки, или дойти до невообразимого уровня компьютерной игры. Учеба для ребенка — самодостаточная ценность. Он учится не для того, чтобы это когда-то применить, а чтобы понять, узнать, смочь. Игра еще остается важной частью жизни, но отходит на второй план: либо сливается с обучением, либо становится частью досуга.

Семья в это время воспринимается как тыл, арьергард. Родители нужны, чтобы о них не думать. Ребенок рад родителям, любит их, скучает, если долго не видит, но они больше не составляют главный интерес его жизни. Дети в этом возрасте редко доставляют беспокойство: десятилетки оптимистичны, жизнерадостны, полны идей, легки на подъем и хорошо справляются с неудачами и разочарованиями. Демографы даже подсчитали, что минимальная вероятность умереть — в 10 лет, поскольку на этот возраст приходится пик здоровья и энергии. 


Потребность в наставнике

В отличие от животных, людям надо знать и уметь так много, что недостаточно перенять навыки родителей. Нужна учеба как особая деятельность и сопоставимые по значению с отношениями привязанности, дружбы или любви отношения «учитель — ученик». На смену родителям приходит наставник — тот, кто оценивает, требует преодоления барьеров через «не могу» и «не хочу», иногда говорит: «Ты можешь лучше», и это не разрушает отношения, потому что он — не родитель с безусловной любовью, его признание надо заслужить. 

Настоящий наставник всегда немного супермен, пример для подражания. Он должен быть особенным, впечатляющим и восхищающим, уметь что-то, что мало кто умеет. Наставник помогает, подбадривает, объясняет, поддерживает. Он на стороне ученика — может быть строгим, но другим своих детей в обиду не даст. Ребенку нужно обожать наставника и стремиться стать таким же — с этой мечтой он идет в школу. 

Кому-то везет, и он встречает яркую, сильную личность — любящего детей увлеченного учителя, как в советском фильме «Первоклассница». Но зачастую ребенок находит там уставшую учительницу, для которой работа — рутина. По мнению Людмилы Петрановской, виной тому — сложившаяся система обязательного образования. Если в архаичных культурах община могла выбрать для обучения детей самых лучших и харизматичных, то сейчас учитель — работник, нанятый за небольшую плату для составления планов уроков, ведения электронного дневника и в обязанности которого не входит доминантное проявление заботы к детской группе и каждому ученику. 

Многое устроено так, чтобы люди с призванием и способностями к наставничеству в школе не задерживались. Однако без отношений «ученики — нас-тавник» у детей не включится поведение следования, они не смогут эффективно учиться. Как правило, у учителей проседает либо один из двух компонентов — доминирование и забота, либо оба. Не справляясь с ролью наставника, учитель пытается вогнать в нее родителей: требует проверять уроки, вместе делать задания, вызывает в школу, ожидая, что родитель отругает ребенка за недостаточное рвение или плохое поведение. Порой выполнение уроков сопровождается криками, угрозами, ремнем. Не случайно многие взрослые вспоминают начальную школу как ужасные годы, в которые они потеряли родителей (то есть отношения, привязанность к ним).

Стоит ли удивляться, что многим детям не нравится учеба, хотя их возраст приспособлен для этого как нельзя лучше? Неслучайно действие «Вина из одуванчиков» Рэя Брэдбери происходит в каникулы, а роман Даррелла «Моя семья и другие звери» заканчивается, когда Джерри отправляется в школу. Из школы хочется сбежать в Нарнию, Террабитию — куда угодно, где есть простор, приключения, сложные задачи, настоящие наставники — где можно действительно учиться.

Как хирург не станет оперировать своего ребенка, так и репетиторы избегают заниматься со своими детьми. Потому что на своих терпения не хватает. Встречаются родители, которые учат детей без ущерба отношениям, но этот дар жонглирования ролями есть не у всех. Члены семьи могут быть наставниками, но обычно лишь в плане решения личных задач и без жестких сроков освоения: так, в течение многих лет они могут научить ребенка готовить еду, мастерить что-то, водить машину.


Ребенку можно помогать с уроками, если он жалуется на скучную тему, а вы можете интересно о ней рассказать, или просит объяснить сложное, проверить ошибки «на всякий случай». Но как только вы начинаете единым фронтом со школой оценивать и контролировать ребенка, то словно топором бьете по привязанности. Нет контрольной, которая бы того стоила.

Еще один риск, связанный с неудовлетворенной потребностью современных детей в наставнике, — выбор негодного заменителя: кумира, старшего ребенка подоминантнее или педофила (увы, зачастую это не чужой дядя, приставший в подъезде, а псевдонаставник, начавший отношения с ребенком под видом интересного обучения чему-то необычному). Защитой от последнего может быть только доверительный контакт ребенка с родителями и сформированная уверенность в праве сказать «нет». 


Мы не можем изменить систему образования, но важно помнить про потребность ребенка в наставнике. Не обязательно, чтобы все учителя были гениями педагогики, — достаточно хотя бы одного. Кто-то из детей будет обожать брутального физрука, кто-то — остроумную математичку. Они будут толпиться около такого учителя после урока, читать по его предмету больше, помогать и участвовать в олимпиадах. А если не повезло найти наставника в школе, ищите его в кружке или спортивной секции.

Будьте заботливыми родителями. Это может значить написать за ребенка неинтересный ему реферат, из-за которого он не выспится или пропустит тренировку. Пожалеть, если получил двойку, узнать у учителя или у самого ребенка, что происходит, как помочь и что он может исправить сам. Если история отношений с вами научила ребенка ждать помощи, он сможет о ней попросить и признать, что не справляется. Но если он привык слышать: «Мне некогда, давай сам», есть вероятность, что он будет погружаться в неуспеваемость все глубже, а вы об этом не узнаете. 



От 12 до 15

Стремительный рост

После сравнительно плавного развития в предыдущие годы ребенок растет как на дрожжах. Выискивая свое чадо в толпе сверстников, многие родители ловят себя на мысли, что представляли его на голову ниже. Разные части тела подростка развиваются в своем темпе — возникает временная дисгармония (например, детский голос у высокого парня), внутренние органы не успевают приспособиться к обслуживанию больших габаритов — отсюда утомляемость и сонливость. Гормоны, накатывая волнами, то вызывают возбуждение, то снижают умственную работоспособность, а настроение меняется без связи с внешними обстоятельствами.

«Почему я сижу и плачу, будто кто-то умер, хотя ничего не случилось? Почему на меня часто накатывает ярость, душит ненависть к близким, хотя на самом деле я их люблю?» — говорят подростки на приеме у психолога. Эмоции могут заставить считать жизнь конченой и ввиду «ужасного изъяна» во внешности, заметного порой лишь его обладателю. 

Подросток похож на трехлетку: те же капризы и истерики, взрывы гнева, негативизм, отрицание всего без разбора, то же настойчивое «Я сам!» и другие сходства. Разница в том, что малыш исследует мир вещей и пространства, а подросток — мир отношений и чувств. При этом трехлетка мог в трудную минуту залезть к родителю на ручки, а подросток так уже не может. С малышом просто мириться, а как после скандала с криком и хлопаньем дверью обнимать ощетиненное прыщавое и костлявое существо? Малыш, слезая с рук, «вылупляется» из младенческого слияния с мамой, а подросток должен «вылупиться» из семьи: ему, в отличие от ненадолго убегающего от мамы малыша, предстоит отделиться радикально. Отношения привязанности подходят к естественному завершению. 

Свержение родителей с пьедестала

Ребенок в нежном возрасте идеализировал родителей. Теперь же он видит вместо самого сильного и справедливого на свете отца раздраженного, немолодого и, похоже, не очень умного человека. Вместо лучшей, самой красивой и доброй в мире мамы — уставшую, располневшую женщину, полную дурацких предрассудков. 

Растерянные от происходящего, родители срочно «берутся за воспитание», что окончательно портит отношения. Подросток приходит к выводу, что он и родители — разные люди, и вместе с тем страдает от одиночества, хочет возобновить контакт, но не знает как. Подросток болезненно переживает разлад с родителями, вплоть до попыток самоубийства, хотя отец с матерью бывают уверены, что «ему все равно».

На вопрос: «Как вы думаете, чего больше всего хотели бы от вас ваши дети-подростки?» — родители чаще всего отвечали психологам: «Чтобы дали денег и отстали». Среди подростков самый частый ответ был: «Чтобы родители проводили со мной больше времени».

Родителям тоже несладко. Особенно тяжело переживают свержение с пьедестала те, кто до этого «жил ради детей»: они обнаруживают себя в «пустом гнезде» — нет любимого дела и полноценного брака, а родительская роль уходит. Тяжело и тем, кто в целом не удовлетворен жизнью. Если при этом подростковый кризис совпадает с кризисом среднего возраста родителей, их ощущение бессмысленности и никчемности подкрепляет отпрыск: «Ну и что тебе дало это образование? Сидишь на работе, которую ненавидишь?», «Что вы лезете в мою личную жизнь? Своей займитесь, живете как кошка с собакой». Сложно приходится и безукоризненным родителям: подросток мучается от своего несовершенства, а родители так довольны собой и объективно хороши, что бесят его еще больше.


Главный совет родителям подростка — заниматься собой и своей жизнью. Тем более что ребенок теперь не требует постоянной опеки, появляется больше времени для реализации отложенных планов или обучения чему-то новому. Когда пройдет подростковый кризис, с ним можно будет общаться без напряжения и борьбы. 


Двусмысленность положения подростка

Переходный возраст обостряется двусмысленностью положения подростка в обществе. Биологически зрелый человек вынужден долгие годы оставаться ребенком.

Кстати, слово «подросток» до издания одноименного романа Достоевского было не в ходу.

В архаичных культурах половозрелый человек мог заводить семью и принимать решения, касающиеся племени. Момент перехода во взрослые отмечался инициацией. После обряда подросток больше не обязан был слушаться родителей, а они — кормить его и отвечать за его поступки. В современной же европейской цивилизации, чтобы обеспечить себя, нужно долго учиться. Поскольку здесь инициация не проводится, мнения, когда происходит окончательный переход, расходятся. Одни считают рубежом достижение определенного возраста, другие — получение аттестата, диплома или первой зарплаты.

В двусмысленной ситуации каждый пытается трактовать ее в свою пользу. К примеру, подросток заявляет: «Я уже не ребенок!» — отстаивая право на самостоятельность и распоряжение своим временем. Когда же он просит денег на развлечения, то напоминает: «Я еще не взрослый».

Родителям приходится отвечать за то, за что они отвечать уже не могут. Например, их вызывают в школу, потому что сын-старшеклассник не выполняет домашние задания. 

Что должны сделать родители, чтобы усатый Петя ростом 1 м 85 см делал уроки? Объяснить ему то, что он и так знает? Делать уроки с ним, даже если тот встанет и уйдет? Наказать, не дав сладкого или не взяв в цирк? Не разрешить смотреть мультики? Отшлепать? Все участники процесса (подросток, родители, школа) знают правду: Петя вырос, но только общество (в данном случае — школа) продолжает делать вид, что он маленький мальчик. 

Ко всему прочему, все больше стран отодвигают порог совершеннолетия до 21 года и запрещают эксплуатацию детского труда, продлевая непонятное «промежуточное» время. Подросток, рвущийся к самостоятельности, вынужден сидеть у маминой юбки и просить у папы стольник на кино. Его могут отчитать, запретить гулять, чмокнуть в щеку без разрешения, что ненормально с точки зрения задач возраста. «Потому что не дело молодому льву оставаться во власти родителей», — пишет Людмила Петрановская. Животные-подростки держатся подальше от самцов, а человеческий детеныш вынужден зависеть от взрослых, — стресс неизбежен.


В конфликтах с подрастающими детьми многое идет от того, что мы живем в такое время и по таким правилам. Поскольку мы вынуждены длить зависимость ребенка от нас (хоть он уже и не ребенок), стоит продлевать и хорошие стороны привязанности: иногда погладить по голове, принести его любимые конфеты, вместе погулять. Не нужно обрушивать на его голову тонну критики и опускаться до оскорблений, если он грубит. Атмосферу помогут сохранить доброжелательность, спокойствие, незлой юмор. При этом всегда, когда возможно, пусть он принимает решения и отвечает за себя. Например, при звонке из школы передавайте трубку подростку — пусть разбирается. 

Потребность в принадлежности к группе

Примерно в 12 лет необходимым этапом взросления становится принадлежность к группе сверстников без взрослых или во главе с необычным взрослым, вроде коммуны Макаренко 1920-х годов или организаций, описанных в книгах «Тимур и его команда» и «Гвардия тревоги». Опыт «сектантства» подросткам жизненно необходим. Поскольку потребность всегда находит выход, появились скинхеды, готы, эмо, панки. 

Общаясь со сверстниками из своей компании, подросток учится завоевывать авторитет, решать конфликты, понимать людей, переживать предательство, хранить верность, выбирать друзей и справляться с врагами. Даже в школу подростки ходят ради общения с одноклассниками. Успехи в учебе имеют для них смысл, если способствуют авторитету среди ровесников. Если же в коллективе быть отличником зазорно, ребенок может специально перестать делать уроки. 

Роль белой вороны страшнее, чем действия учителей и родителей. В пределах общности подростки стремятся одинаково выглядеть, одно и то же любить и презирать. Подростковая группа жестока к инакомыслящим вроде героини повести Железникова «Чучело», поэтому тинейджеру нужна поддержка и жизненный опыт родителей, несмотря на изображаемое пренебрежение к их мнению. Если ситуация становится опасной и к этому моменту родители еще не разрушили отношения с ребенком, добиваясь контроля и послушания, подросток попросит у них помощи или совета.


Не стоит тратить усилия на развенчание авторитета лидера группы, к которой принадлежит подросток. Лучше подождать, когда возраст коллективизма сменится возрастом индивидуализации. Групповая идентичность — ступенька к обретению индивидуальности. 


Потребность в индивидуализации

Цель кризиса идентичности (работы по перестройке души) — обрести самого себя. Подростка уже не удовлетворяют оценки со стороны, он хочет узнать, каков «на самом деле», поэтому часто говорит о себе: «Я такой человек, что …», «Я не люблю, когда так поступают», «Пусть они думают обо мне, что хотят, но я …» и др. 

Поглощенность собой делает подростка ранимым, почти любой повод становится предметом долгих мучительных размышлений, порой самоедства. В результате он кажется себе «не таким, как все» — это чувство может колебаться от осознания своей гениальности, особой миссии до ощущения полного ничтожества, уродства, ненормальности. Обыкновенность переживается как отрицательная характеристика. 

Человек работает над уникальным орнаментом собственной идентичности всю жизнь. Подростковый кризис — лишь первый в череде множества будущих, когда мы задаем себе одни и те же вопросы: «Кто я? Какой я? Зачем живу?». Кто от этого отлынивает, рискует остаться вечным ребенком. Для этого в современном мире есть все условия: можно всю жизнь потреблять, развлекаться, делать, что велено, и считаться достойным членом общества. На кидалтов приятно смотреть, но работать с ними и растить детей вряд ли найдется много желающих.

Кидалт (от англ. kidult: kid — ребенок и adult — взрослый) — взрослый, который ведет себя как ребенок: играет в компьютерные игры, смотрит мультики и др.

Чувства подростка противоречивы: эйфория и любовь к живому, мечты об изменении мира сменяются «синдромом Лилу» — приступами тоски, горя, отчаяния и ужаса, которые испытала героиня фильма «Пятый элемент» перед тем, как впасть в кому от просмотра истории человечества. Подростку предстоит смириться с тем, что мир жесток и ничего не дается даром. 


Несчастная любовь, предательство друга, провал экзамена, роль аутсайдера среди ровесников — мы не можем защитить свое дитя от этой боли. Роль родителей подростка похожа на роль ассистентов боксерского поединка. Иногда кажется, что пора самим набить морду негодяю, обижающему нашего мальчика/девочку, но в этом случае бой не засчитают. Потому что это ЕГО бой, а не наш. Остается в углу ринга готовить слова поддержки, чтобы придать бойцу сил. Все, дальше он отвечает за себя сам.



Все кризисы детства

На каждом следующем этапе взросления ребенок все меньше нуждается в опеке родителей: периоды наполнения привязанностью (плато) сменяются кризисами сепарации:


Во время плато ребенок наполняется заботой, новыми умениями, отношениями; во время кризисов совершает рывок на следующий уровень самостоятельности, пока привязанность (зависимость от родителей) не переплавится в свободу. И если кризисы одного года или семи лет «тихие», так как основные изменения происходят внутри, то последний — подростковый кризис сепарации — невозможно не заметить.

Но каждый раз, когда ребенок не справляется с жизнью, он может временно вернуться на одну или несколько стадий назад, чтобы припасть к ресурсу безусловной любви. Чем сильнее стресс, тем ребенку нужно больше защиты и заботы, тем на большее число стадий он возвращается назад или регрессирует.

В фильме «Превратности любви» умирающий от СПИДа мужчина просит маму лечь рядом и петь колыбельную: ему нужно донашивание, потому что смертельная болезнь — крайняя форма невозможности справиться с жизнью.



После детства

«Гадкий утенок» превратился в лебедя. Смотря на него, тоскуешь по маленькому: вот бы еще разок понюхать его макушку. А что стало со связью, что нас соединяла? Привязанность — тайная опора — остается с ребенком всегда. Она обеспечит поддержку даже после смерти родителей. 

Образ внутреннего родителя наполнился оттенками. От этого образа зависит то, что ребенок услышит из глубины души в минуту сильного стресса: «Ничего страшного, все получится», «Будь осторожен, ты мне важен и дорог», «Все будет хорошо» или «Ты ни на что не способен!», «Да кому ты нужен?», «Вечно с тобой все не так!». Годы спустя эти слова, сказанные ребенку, могут спасти его от депрессии, пренебрежения собой, роковой ошибки, капитуляции перед бедой или позволить ему махнуть на себя рукой. Как вы думаете, какой из бывших детей окажется сильнее и успешнее?

И еще: все, что вы делаете по созданию прочной, глубокой привязанности, полной любви и заботы (а не насилия и страха) со своими детьми, вы делаете также для внуков и правнуков.Вашим детям будет легче растить своих, если их образ внутреннего родителя окажется поддерживающим и заботливым.

Сначала мы носили ребенка в себе, теперь он несет в себе нас.


10 лучших мыслей на одной странице

1. В первый год жизни младенца нужно доносить, почти как кенгуру носит своего кенгуренка в сумке. По возможности всегда будьте рядом с ним или носите его с собой. Подходите к своему ребенку по первому же зову, чтобы его не успело охватить отчаяние. 

2. Лучше будет, если близкие не сидят вместо мамы с младенцем, а могут позаботиться о ней самой, чтобы она хорошо себя чувствовала и могла с удовольствием проводить время с ребенком.

3. Не угрожайте отстающему или сопротивляющемуся ребенку «юбочного» периода оставить его и уйти. Это приведет только к тому, что в последующем на прогулках он не будет слезать с рук.

4. Не просите ребенка сдерживать эмоции. Слезы помогут сохранить его здоровье — как психическое, так и физическое.

5. Покажите ребенку пример разных стратегий поведения в конфликте. В том числе не требуйте от него извиняться после ссоры — лучше просите прощения сами. 

6. Сохраняйте распределение ролей: не доводите до того, что ребенок раньше времени попрощается с детством и станет вашим родителем. Будьте для него надежным источником защиты и заботы в любых обстоятельствах, сильным, уверенным и ответственным.

7. Эмпатия и рефлексия определяют качество жизни намного больше, чем академическая успеваемость. Чтобы ребенок нежного возраста хотел понимать и чувствовать свое состояние и состояние окружающих людей, не провоцируйте скандалы, живите в согласии и позволяйте малышу присутствовать при мирном живом общении с супругом (супругой).

8. Помните про потребность ребенка, начиная с 7 лет, в наставнике. Если ребенок не встретит увлеченного своим делом взрослого человека в школе, ищите его в кружке или спортивной секции.

9. В любом возрасте насилие не выход. Скорее всего, ребенок запомнит только порку, а не ее причину. Что бы он ни делал, взрослый — вы, а значит, сохраняйте спокойствие, как большая добрая собака, смотрящая на все с масштаба «он же ребенок».

10. У подростка отношения привязанности к родителям подходят к естественному завершению.При необходимости поддерживайте его морально, но не пытайтесь развенчать авторитет лидера группы, к которой он принадлежит. Дайте тинейджеру возможность принимать решения и действовать максимально самостоятельно.

Yesterday
0
17

Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин

Наш мозг — лаборатория счастья

От чего зависит ощущение счастья? Научный ответ на этот вопрос может вас удивить. Уровень счастья — вопрос баланса пяти основных гормонов, вырабатываемых лимбической системой головного мозга. Именно они формируют наши привычки и отношение к миру. Этот механизм достался нам от далеких предков, и хотя иногда он кажется устаревшим и несовершенным, мы должны быть благодарны за то, что он обеспечил выживание нашего вида вообще и наших конкретных прапрапрапрадедов в частности. А также за то, что в наших силах адаптировать свой «древний» мозг к современным реалиям и сделать свою жизнь счастливее в самом прямом и практическом смысле слова. 

Лоретта Грациано Бройнинг в своей замечательной книге рассказывает, как формируются привычки и шаблонные реакции, учит различать колебания настроения, связанные с работой лимбической системы мозга, объясняет, чем продиктованы «подсознательные» стремления и страхи. Эта книга — эффективный инструмент для понимания себя, для тонкой и точной настройки мозга. Она дает нам власть над нашей личной «лабораторией счастья» и помогает выработать привычки, которые принесут много истинного удовлетворения, не зависящего от колебаний моды, общественного мнения и даже благосостояния. Кроме того, научившись осознавать, когда нашим поведением и настроением управляют гормоны, мы можем сильно снизить уровень своего повседневного стресса. 

Но, как и в случае с любыми привычками, которые мы пытаемся сформировать, здесь действуют некоторые правила.

• Настройка нейронных связей — глубоко индивидуальная работа, которую можем сделать только мы сами, и больше никто.

• Созданием и укреплением нейронных связей нужно заниматься непрерывно в течение 45 дней (но это не отнимает много времени).

• На первых порах приходится приложить усилия и проявить терпение, потому что результаты станут видны не сразу.

Однако вознаграждение, которое можно получить, поработав хотя бы над одним из гормонов счастья, будет таким, что с этим инструментом уже больше никогда не захочется расставаться. В одном из отзывов на книгу говорится, что «Гормоны счастья» могут заменить все пособия по самосовершенствованию, а заодно психолога, психотерапевта и тренера по личному развитию. Нет гарантии, что это действительно так, но совершенно точно благодаря этой книге можно научиться отлично управлять своими эмоциями и эффективно осваивать любые новые полезные привычки. 


Знакомьтесь: «гормоны счастья»

Мозг, который мы унаследовали от далеких предков, сконцентрирован на задаче выживания. Он неустанно сканирует пространство в поиске потенциальных угроз, даже когда первичные потребности (безопасность, пища и тепло) удовлетворены. 

Настройка нашей личной сигнальной системы, которая распознает, что хорошо и плохо лично для нас, в основном заканчивается к возрасту семи лет. Биохимия этих процессов одинакова у всех людей, но нейронные связи — а значит, готовность определенным образом реагировать на один и тот же раздражитель, — дело индивидуальное.

Во взрослой жизни невозможно обходиться лишь теми нейронными связями, которые были созданы в детстве. Зная особенности функционирования «гормонов счастья» и механизмы формирования «накатанных рельсов» для наших действий, мы можем сознательно настроить свой мозг на полезные для нас реакции.

Ощущение счастья создается под действием четырех гормонов: дофамина, эндорфина, окситоцина и серотонина. Гормоны работают без слов. Поэтому, скорее всего, мы испытываем все эти приятные эмоции, не давая им названий. Но случается, что сигналы лимбической системы воспринимаются как «внутренний голос» — лимбическая система определяет «ядро» нашей личности и побуждает нас к действию.

Как работают «гормоны счастья»


Как работает фабрика гормонов

Выработка гормонов счастья начинается, когда мы встаем на верный с точки зрения лимбической системы путь — и побуждает нас действовать в этом направлении. При поддержке гормонов мы достигаем комфорта, и в мозгу формируется «позитивная» нейронная связь. 

Параллельно происходит выработка гормона стресса кортизола — она не останавливается ни на минуту, пока человек жив. Если мы испытываем боль или чувствуем угрозу, кортизол заставляет мозг анализировать предшествующие этому мгновения — и в мозгу создается «негативная» нейронная цепочка, сигнализирующая об опасности.  

Чтобы программа выживания всегда оставалась активной, выбросы гормонов счастья в кровь кратковременны. Добившись результата, мы чувствуем прилив сил и хорошего настроения — но это радостное чувство быстро тускнеет под действием гормонов стресса. Лимбическая система побуждает нас делать новые и новые шаги, чтобы вновь почувствовать подъем и счастье. 


Чем мы отличаемся от животных

В мозгу рептилий практически нет свободных нейронов, которые могут создавать новые связи, поэтому их жизнедеятельность полностью контролируется древними структурами мозга. Млекопитающие располагают более совершенным мозгом, поэтому они лучше рептилий приспосабливаются к окружающей среде. Мозг человека включает анатомическую «надстройку» над мозгом рептилий и млекопитающих — сильно развитую кору, в которой создаются новые нейронные связи и формируются сложные поведенческие паттерны.

Животные принимают самые важные для их выживания решения, опираясь на сигналы лимбической системы: они активны, когда действие ведет к комфорту, и пассивны, если испытывают дискомфорт. У человека в дело может вступать кора головного мозга, которая, проанализировав настоящее, прошлое и возможное будущее, способна заблокировать сигналы лимбической системы и послать ей альтернативные указания. 

Чем примитивнее мозг, тем более приспособленными рождаются детеныши: новорожденной ящерице достаточно вылупиться из яйца, и она уже ведет себя как взрослая особь. Человек платит за более совершенный мозг беспомощностью своих новорожденных: на создание нейронных связей уходят годы, но зато каждый малыш приспосабливается именно к той среде, в которой родился, обучается у предыдущих поколений и уже в юном возрасте опирается на их опыт. 

Родительское поведение взрослых людей диктуется активностью гормонов счастья: мы испытываем положительные эмоции при выращивании потомства, потому что передаем детям свой генетический материал.


Нейронные «тропинки» и «магистрали»

Нейронные связи формируются под влиянием личного опыта и в ходе обучения. 

Увидев, как мать оживляется при виде ягодной полянки, ребенок благодаря зеркальным нейронам чувствует прилив счастья и фиксирует как позитивный не только образ сладкой ягоды, но и действия по ее сбору. 

Наиболее активно этот процесс происходит до двух лет, к семи годам он практически угасает. Второй (и последний) всплеск происходит в период полового созревания и поиска полового партнера. Затем активное образование новых нейронных связей приостанавливается. С годами нейроны, которые используются чаще всего, покрываются миелином — особым веществом, которое дополнительно усиливает их действие. 

Ваши ожидания от реальности — по сути такие же нейронные связи, которые активируются, когда вы мысленно готовитесь к тому или иному развитию событий. На них так же влияют ваш предыдущий опыт и гормоны.

Чем чаще используется один и тот же сценарий, тем прочнее становится нейронная связь — из узкой «тропинки» она превращается в «магистраль». Используя «магистрали», мозг защищается от избыточной информации, которая буквально захлестывает современного человека. 

Однако наработанные нейронные связи, которые были полезны в детстве, иногда становятся неэффективными, а некоторые даже приносят ощутимый вред. 

Если мы привыкли на каждый стресс реагировать курением или поеданием сладостей, мы попадаем в замкнутый круг: порочная привычка создает стресс, и чтобы заглушить его, мы снова идем курить или тянемся за пончиком. 

Создание новых и новых нейронных связей — верный путь к повышению секреции «гормонов счастья».

Каждый из нас может управлять своим мозгом и своей лимбической системой. Никто не может изменить работу мозга другого человека. Новые нейронные связи — это совершенно приватная территория, и создавать их можно только самому. Научившись управлять своим мозгом, мы сможем научить этому детей. 


Эволюция нейромедиаторов

Современный человек избавлен от множества опасностей, которым подвергались его предки. Но натренированный на поиск опасности мозг трактует любые неприятности как угрозу выживанию: мы можем испытывать стресс из-за отсутствия места на парковке, неудачного выступления на совещании или даже непорядка в прическе.

Выработка кортизола необходима для выживания. Негативных эмоций невозможно избежать. Важно научиться правильно оценивать их источники и не искать все новых и новых подтверждений своих страхов. 

Кортизол помогает нам приблизиться к опасности, собрать самую полную информацию о ней и попробовать новые варианты действий — но предупредит, когда дальнейшее продвижение становится слишком рискованным. Осознание угроз, которые стоят на нашем пути, помогает воспитанию характера.


Безопасность и стрессы в группах

В окружении сородичей млекопитающие чувствуют себя комфортнее, чем в одиночестве. В животном мире млекопитающие покидают группы только для передачи генетического материала (создания собственных семей). Однако пребывание в группе тоже связано со стрессами — в частности, с отстаиванием своих позиций в иерархии. У людей ощущение «своего места» в коллективе возникает интуитивно и легко перестраивается под влиянием обстоятельств. Как вы уже догадались, в этом тоже играют роль гормоны. 

Серотонин стимулирует нас стремиться на первый план, но все время быть первым нереально.Когда мы чувствуем себя слабее соперника, выделяется кортизол, который заставляет отказаться от соперничества. Иногда нам приходится уступать лидерство там, где мы заведомо слабее, и находить удовлетворение в скромной позиции с пониженной ответственностью. 

Социальный статус не зависит напрямую от материального положения. 

Бедный учитель может наслаждаться чувством собственной значимости, в то время как успешный бизнесмен чувствует себя ущербным из-за третьего или четвертого места в рейтинге богачей. 

Колебания серотонина особенно сильны, если речь идет не о вас лично, а о ваших детях: их социальные успехи и неудачи воспринимаются гораздо острее, чем собственные.

Дофамин помогает оценить уровень затрат и вознаграждения, чтобы не тратить силы на чересчур изнурительную борьбу за ресурсы. 

Эндорфин облегчает физические страдания, но не спасает от боли, связанной с социальным взаимодействием. «Социальная боль» является платой за чувство безопасности, которое дарит принадлежность к какой-либо группе.


Немного о любви

Передача генов потомству — базовая задача, на которую настроен человеческий мозг. Гормоны участвуют в ее решении, помогая выбрать и добиться желанного партнера, а затем вырастить и воспитать потомство. 

Мужские и женские стратегии по передаче генов принципиально различны. Самка, рождающая неприспособленных к самостоятельной жизни детенышей, затрачивает много сил на уход и защиту — потому что гибель каждого с трудом выращенного малыша означает «обнуление» нескольких лет ее фертильности. Самцы, чтобы наиболее эффективно передать гены, ищут возможности оплодотворить максимальное количество самок. 

Гормоны участвуют во многих действиях, связанных с размножением и воспитанием потомства.

Дофамин помогает выбрать привлекательный объект для передачи генов и добиваться его благосклонности.

Окситоцин выбрасывается в кровь от прикосновений и объятий и рождает кратковременный всплеск ощущения близости после оргазма. Он же синтезируется, когда мы получаем моральную поддержку и заботимся о детях (не важно, родных или чужих) и побуждает создавать узы доверия в новых группах.

Серотонин побуждает повышать свой социальный статус, чтобы иметь доступ к большему числу партнеров, которым можно передать гены.

Эндорфин помогает мириться со «сложными отношениями» с партнером, он вырабатывается и когда мы смеемся, и когда плачем.

Гормон стресса кортизол отвечает за дискомфорт, если объект любви утрачен; он помогает перенастроить мысли о бывшем партнере на негативные и начать искать новый объект для передачи генов. 

Любовь, которая открывает путь передаче генов, дает человеку небывалое чувство удовольствия. В противоположность этому, поведение одиночки, не способствующее передаче генов, расценивается лимбической системой как небезопасное и вызывает у человека ощутимый дискомфорт.


Упражнения для понимания нейронных связей

Нейронные связи глубоко индивидуальны, потому что формируются на основе индивидуального опыта (один и тот же запах или звук у одних людей может ассоциироваться с удовольствием, а у других — с опасностью). 

Понаблюдайте и запишите, в каких обстоятельствах вы (и окружающие) испытываете прилив эмоций, связанный с действием одного из гормонов:

Дофамин: подъем, связанный с предвкушением вознаграждения, утоления ваших потребностей, внезапного подарка;

Эндорфин: удовольствие от повышенной физической нагрузки, от продолжительного искреннего смеха или плача, естественная анестезия при получении травмы;

Окситоцин: ощущение комфорта в обществе человека или группы, которой вы доверяете, при прикосновениях и проявлении поддержки и защиты;

Серотонин: удовлетворение от сигналов о вашей ценности и социальной значимости, а также раздражение от мыслей, что кто-то в вашем окружении добился успеха;

Кортизол: постарайтесь отделить свои детские страхи от тех, которыми вы обзавелись в юности и зрелом возрасте, и от тех, которые навязаны вашим окружением.


Перестраиваем нейронные связи

Чтобы научиться управлять своим мозгом, надо научиться осознанно отмечать эмоциональные колебания, обусловленные уровнем гормонов счастья. Попробуйте отмечать и анализировать следующие моменты:

1. Ожидания: проанализируйте, в каких ситуациях вы ожидали большого вознаграждения / разочарования и получили / не получили ожидаемое; затем поработайте над мелкими ожиданиями — вам нужно научиться замечать их в повседневности.

2. Дофамин: научитесь отслеживать, как приедается вам желанное вознаграждение, вкусная пища, старая шутка, общество определенного человека и т. д. 

3. Эндорфин: эйфория, которая охватывает вас после первой тренировки, не повторяется, когда вы снова приходите в фитнес-зал. Голодание дает всплеск эндорфина, но как только вы съедаете кусочек, ощущение подъема исчезает. Любимая шутка уже не кажется такой смешной, как раньше. Возьмите на заметку, как вы чувствуете себя в ситуации подъема и спада эндорфина.

4. Окситоцин: ощущение доверия к окружающим колеблется, чтобы вы могли вернуться к реальности и проверить, по-прежнему ли ситуация безопасна. Понаблюдайте за своими эмоциональными подъемами, когда вам хорошо в кругу друзей, и спадами, когда весь мир кажется предательским, а уровень доверия даже к близким резко снижается. Эти колебания естественны и необходимы, чтобы вы могли различать «хорошие» и «плохие» группы. 

5. Серотонин: позиция в социуме меняется ежесекундно — в одно мгновение вы чувствуете себя уважаемым и ценным членом общества, но вот узнаете, что кто-то добился большего успеха — и настроение упало. Примите за данность: постоянный приток серотонина обеспечить практически нереально. Но укрепить уверенность и самоуважение — вполне. 


Дискомфорт неизбежен — но это не страшно

Перестроить нейронные пути возможно в любом возрасте, но нельзя сказать, что это простая задача. В основе этого искусства лежит умение «переключаться» — фактически речь идет об управлении электрическими импульсами, которые происходят в вашем мозге.

Наберитесь терпения. Будьте готовы пережить всплески кортизола и сознательно, неуклонно и последовательно в течение 45 дней развивать новые нейронные связи.

Не бойтесь дискомфорта. Когда вы начинаете делать то, чего раньше не делали, дискомфорт неизбежен. Вы уже умеете распознавать свои эмоциональные колебания и различать реальные и мнимые угрозы. Если реальной угрозы нет, а вы чувствуете необходимость «срочно что-то сделать» — не делайте ничего. 

Не сдавайтесь. Трудности не должны сбить вас с пути. Поначалу новые вознаграждения не будут вас радовать так, как привычные. 

Обсыпанный сахарной пудрой пончик какое-то время будет казаться вкуснее свежей хрустящей морковки. 

Дайте мозгу время. Помогите ему. И через полтора месяца вы уже сможете наслаждаться плодами развития новых нейронных связей.

Гормоны счастья в вашем мозге будут вырабатываться в ответ на те действия, которые выбрали вы сами. Поводов для радости будет больше и больше. 

Но помните: если вы сорвались и использовали старую нейронную связь, отсчет 45 дней начинается заново!


Подготовка к тренировкам 

Выберите что-то одно. Выработка новых нейронных связей — непростое дело, поэтому для начала сосредоточьтесь на каком-то одном направлении. Почувствовав успех, вы легче справитесь с новыми задачами по управлению гормонами счастья. 

Сосредоточьтесь на себе. Возможно, вы захотите использовать позитивный пример человека, который справляется с теми или иными задачами так, как мечтаете делать вы.  Но не зацикливайтесь на чужой жизни: вам нужна вся ваша энергия, потому что никто, кроме вас, не сможет заставить ваш мозг работать по-новому. Вы можете освоить эти приемы и потом учить им — но сделать эту работу вместо другого человека невозможно, ведь нейронные связи формируются только лично. 

Заправьте баки. Чтобы у вас хватало энергии на внедрение новых привычек:

• постарайтесь работать над ними по утрам; 

• награждайте себя чем-то приятным за каждое усилие по тренировке мозга;

• хорошо питайтесь, побольше двигайтесь и высыпайтесь. 

Не завышайте ожидания. Просто развивайте свои новые нейронные пути в течение 45 дней. Не требуйте от себя образцовых результатов. 

Нобелевская премия за 1978 год по экономике была присуждена Герберту Саймону за математическое доказательство того, что удовлетворенность минимумом лучше, чем стремление к максимализму. 

Находите удовольствие в том, что вы расширяете свой инструментарий счастья. 

Визуализируйте. Вы не сможете своими глазами увидеть ваши новые прекрасные нейронные цепочки. Но вы можете с удовольствием представлять, как они будут работать — и находить в этом вдохновение в каждый из 45 дней ваших тренировок. 


Поехали!

А теперь посмотрите, что вы можете делать для повышения выработки каждого из четырех гормонов счастья.

 

Дофамин

Отмечайте маленькие победы. Делите большую работу на части и радуйтесь окончанию каждого этапа. Смело беритесь за неприятные дела и уделяйте им 10–15 минут каждый день. Мысленно хлопайте себя по плечу за эти шаги к успеху. Устраивайте маленькие праздники. 

Корректируйте планку. В течение 45 дней проанализируйте, на каких направлениях вы ждете от себя слишком многого, а на каких, наоборот, поставили слишком мелкие цели. Откорректируйте ожидания. Позитивные нейронные связи формируются там, где ради цели приходится постараться — но не изнемогать.

Ищите новые впечатления. Попробуйте что-нибудь коллекционировать, планируйте путешествия (и путешествуйте), посещайте музеи и галереи, любуйтесь постоянно обновляющимся ассортиментом магазинов, подмечайте новые детали на привычных маршрутах. 


Эндорфин

Смейтесь. Только искренне! Выбирайте анекдоты, фильмы и юмористические шоу по своему вкусу и не ориентируйтесь на других. В течение 45 дней смейтесь каждый день.

Плачьте. Не нужно делать этого специально. Но разрешите себе плакать, если у вас возникнет это желание, в любое время в течение этих 45 дней.

Разнообразьте нагрузку. Ключ к выработке эндорфина — чередование разных нагрузок. Начните заниматься, если не тренировались никогда. Пробуйте новый вид спорта, если вы привыкли заниматься чем-то одним. Старайтесь задействовать все группы мышц. Не пугайтесь, что сначала у вас нет привычной ловкости: вы тренируете гормоны радости, а не только мышцы! Идеи для эндорфиновой гимнастики: упражнения на растяжку, тайцзи и цигун. 


Окситоцин

Общайтесь без риска. Общение с людьми, которые не слишком вам близки, переписка в социальных сетях и даже время, проведенное с домашним питомцем, вызывают приливы окситоцина. Такое общение не обязывает ко многому и почти не несет рисков — а радости становится больше. 

Сближайтесь постепенно. Понемногу налаживайте связи с теми, с кем общение затруднено (например, с неприветливым соседом). Начните здороваться. Затем заговорите о погоде. Вы не можете предугадать, последует ли за этим настоящее доверие и дружба, но точно укрепите свою уверенность в социальных навыках.

Держите обещания. Чтобы почувствовать себя человеком, которому доверяют, в течение 45 дней исполняйте даже самые мелкие и несущественные обещания, которые вы дали окружающим. 

Приглядитесь к окружающим. У вас есть 45 дней, чтобы посмотреть на окружающих вас людей с точки зрения того, кто из них мог бы стать вашим собеседником, приятелем и даже другом. Никаких гарантий нет, но, собирая информацию и оценивая людей так, вы реально повысите уровень окситоцина и укрепите свою уверенность. 

Освойте массаж. Можно окончить курсы массажа или предложить регулярные сеансы своему партнеру — но даже если вы просто начнете делать самомассаж, окситоцин не замедлит вас порадовать. 


Серотонин

Попросите похвалы. Обратите внимание окружающих на свои достижения. Пусть они вас похвалят. Это срабатывает не всегда — но чаще, чем вы можете себе представить. Через 45 дней вас даже не будут смущать неудачи — вы будете знать, что общественное признание вам доступно.

Гордитесь собой. Отмечайте свои успехи и достижения. Хвалите себя за них. Позвольте себе гордиться тем, что вы умеете, знаете, чего добиваетесь. 

Откажитесь от переживаний о статусе. Мозг все равно будет ежесекундно сравнивать вас с окружающими — так уж мы устроены. Но за 45 дней вы можете привыкнуть к простой мысли: свои плюсы есть и в доминирующем, и в подчиненном положении. Страдать от смены статуса или нет — решаете только вы.

Наслаждайтесь влиянием. Чтобы влиять на людей, не нужно навязывать им свое мнение и волю. Просто будьте добры и внимательны к ним — и вы увидите, как ваша ценность в их глазах растет. 45 дней ищите и находите подтверждения своей социальной значимости. 

Перестаньте контролировать. Чтобы быть счастливым, даже когда вы не полностью владеете ситуацией, научитесь выпускать из-под контроля важные для вас сферы. Отмените четкое расписание дел на выходные. Проснитесь не по будильнику. Скажите себе, что будете делать какое-то дело, «пока не сделаете». Ваша цель — научиться чувствовать себя хорошо, даже если вы не можете контролировать все, что происходит.


10 лучших идей на одной странице

1. Современный человек живет с мозгом, доставшимся ему от далеких предков. Мы развиваемся и прогрессируем — но в основе наших устремлений лежат все те же древние механизмы, которые обеспечили выживание нашего вида.

2. Лимбическая система заведует выработкой гормонов счастья: дофамина, окситоцина, серотонина и эндорфина, а также гормона стресса кортизола, и дает команду к действиям, основанным на инстинктах. Повинуясь древним программам поведения, мы подсознательно тянемся к более жирной и сладкой пище, стремимся укрыться от опасности в кругу близких, производим на свет детей и нервничаем, когда видим чужой успех.

3. Гормоны счастья помогают мозгу создать нейронные пути — маршруты взаимодействия клеток, которые облегчают обработку информации. Уже к возрасту семи лет у ребенка формируются привычные реакции на множество стимулов. Эти нейронные пути служат нам всю жизнь. Второй (и последний предусмотренный природой) всплеск формирования нейронных путей приходится на период полового созревания и поиска пары.

4. Карта нейронных путей индивидуальна. Она формируется на основе личного опыта, включающего и удовольствия, и стрессы. Чем чаще вы выдаете определенную реакцию на то или иное событие, тем прочнее становится нейронный путь. 

5. Имеющиеся у нас нейронные пути далеко не всегда помогают эффективно действовать и пребывать в хорошем расположении духа. Вредные привычки, неприятные для окружающих шаблоны поведения и неадекватные реакции — это тоже нейронные пути. 

6. Отучить мозг исполнять заложенные в него программы невозможно. Но зная, как работают гормоны счастья, можно в любом возрасте научиться создавать и укреплять новые и новые нейронные пути. Это верный инструмент для повышения качества жизни и социального взаимодействия. 

7. На формирование новых нейронных путей уходит 45 дней. В течение этого времени нужно ежедневно предпринимать конкретные действия по стимулированию выработки того или иного гормона счастья, на ваш выбор. 

8. Создавая новые нейронные связи, человек поначалу испытывает дискомфорт.Вознаграждения в виде выработки гормонов счастья последуют не сразу. Если вы прерветесь хотя бы на день, отсчет 45 дней придется начать заново. Но если вы добьетесь успеха хотя бы раз, вы не откажетесь от этого инструмента уже никогда.

9. Управление гормонами счастья — один из самых полезных навыков, которые можно получить в жизни. Он откроет вам путь к освоению любых полезных привычек.

10. Главные правила управления гормонами счастья: вы должны делать это сами. Вы можете делать это только для себя. Вы точно можете это сделать. 

May 16, 2019
0
66

Блокчейн. Схема новой экономики

Введение

Кто такой Сатоши Накамото — неизвестно. Зато точно известно, что он сделал. В 2009 году Сатоши опубликовал концепцию новой цифровой валюты биткоин. Он описал ее в брошюре «Биткоин. Пиринговая система электронных денег». Сатоши также разместил в свободном доступе приложение для обмена биткоинами. Мелони Свон убеждена — настало время новой, пятой по счету, компьютерной парадигмы. 

Вот предыдущие четыре концепции. В начале были ЭВМ (электронные вычислительные машины). Им на смену пришли персональные компьютеры. Затем появился Интернет, социальные сети и мобильные приложения. Компьютерные парадигмы меняются примерно раз в 10 лет. Прорывная концепция этого десятилетия — блокчейн, а биткоин — первое ее практическое применение. 

Блокчейн — технология обмена ценностями в зашифрованном виде посредством пиринговых сетей. Наиболее масштабной реализацией блокчейн стала цифровая валюта биткоин. Это самая распространенная криптовалюта в мире. 

Одно из главных достижений технологии — для транзакции биткоинов не требуется доверие к партнеру. Достаточно, чтобы пользователи доверяли технологии. Другое знаковое отличие технологии — децентрализация. Для обмена биткоинами не нужен центральный сервер. 

Значимость пятой парадигмы в том, что создан функционал для обмена активами. С помощью блокчейн пользователи могут обмениваться как материальными, так нематериальными активами. Технология может быть использована для учета, хранения и мониторинга любых активов. Блокчейн можно сравнить с огромной таблицей, в которой регистрируются все активы, счета и транзакции. 

Согласно американской исследовательской компании Gartner, которая известна благодаря прогнозам в области технологий, к 2020 году 26 миллионов устройств будут связаны между собой. Для эффективного взаимодействия между ними потребуется цифровая единица учета ценности. Например, два автомобиля должны определить порядок доступа к высокоскоростной трассе. Один водитель спешит, а другой может двигаться в более спокойном режиме. Второй водитель, пропустив первого, получит компенсацию. Связанные автомобили автоматически произведут торговлю между собой. Создать валюту для такой торговли можно на блокчейн. 

Масштаб влияния, которое окажет блокчейн на человечество, сопоставим с влиянием Интернета. Блокчейн войдет в нашу жизнь быстрее, чем Всемирная Паутина. Однако ряд обстоятельств ограничивают проникновение технологии. Одно из них — криптовалюта технически сложна для рядовых пользователей.

Блокчейн — прорывная технология. Она повлияет на все аспекты жизни человека. Революция будет происходить в три этапа. Блокчейн 1.0 создаст новые криптовалюты и системы платежей. Блокчейн 2.0 изменит активы финансового рынка (акции, облигации, займы, ипотека, право собственности, «умные» контракты). Блокчейн 3.0 приведет к появлению децентрализованных приложений, которые повлияют на такие сферы жизни, как правительство, здоровье, наука, образование, экономика, искусство, культура и другие. Узнаем подробнее о каждом из этапов блокчейн.

1. Криптовалюта

Слово «биткоин» многозначно. Во-первых, оно означает платформу, на которой работает система обмена криптовалютой. Она построена на технологии блокчейн. Систему можно представить как огромную таблицу, в которой записаны все транзакции между участниками. Таблица пополняется новыми записями, проверяется и хранится всеми участниками сети. Обмен криптовалютой происходит в пиринговой сети. Ни у кого из участников нет контроля над данной таблицей — система децентрализована.

Пиринговая сеть основана на равноправии участников сети. В ней отсутствуют выделенные серверы. Каждый узел (peer) выступает в роли клиента и сервера.

Во-вторых, термин «биткоин» также используют, когда говорят о протоколе обмена данными. Он описывает порядок передачи активов в сети. Другими словами, это программное обеспечение. 

В третьих, биткоин (сокращенно BTC) — это первая и самая популярная криптовалюта в мире. Среди других Топ-5 криптовалют Ethereum, Ripple, Litecoin и Steem. Согласно coinmarketcap.com, всего зарегистрировано более 650 криптовалют. Каждая, как биткоин, включает три уровня: платформа, протокол (приложение) и сама валюта. Какие-то валюты используют в качестве платформы ту же, что и биткоин. Другие построены на собственной платформе. Например, криптовалюта Litecoin функционирует на собственной платформе Litecoin-блокчейн.

1.1. Проблема Византийских генералов

Представьте, Византийская армия осадила вражеский город. Генералам предстоит согласовать штурм крепости. Они могут только обмениваться сообщениями. Однако кто-то решил переметнуться на сторону врага. Изменники постараются сорвать наступление. Задача — разработать алгоритм, который позволит генералам договорится о наступлении и выиграть битву. 

Проблема Византийских генералов — популярная модель при построении компьютерных систем. Неисправные части компьютера посылают информацию системе. Она может быть противоречивой. Система должна уметь ее обрабатывать и принимать правильное решение. 

В случае цифровой валюты задача о Византийских генералах трансформируется в проблему двойного расходования. Как проверить, что определенный пакет цифровой валюты израсходован? Единственный способ — это третья сторона, которая будет вести учет транзакций. Специалистам в области криптографии потребовалось 40 лет, чтобы решить проблему двойного расходования так, чтобы не прибегать третьей стороне. В результате появилась новая форма цифровых денег — криптовалюта.

1.2. Блокчейн

Блокчейн — это технология, построенная на пиринговых сетях. Участники сети обмениваются ресурсами, которые представляют определенную ценность. Вот примеры ресурсов: деньги, место на жестком диске, вычислительные мощности компьютера, акции, право собственности, и любые другие активы. Каждый обмен ресурсами фиксируется в виде транзакции. Все записи, сделанные в сети сохраняются, причем они хранятся всеми участниками сети. Любой новый запрос на обмен ресурсами сверяется с предыдущими записями. 

Блокчейн можно представить как публичную бухгалтерскую книгу, в которой хранятся все транзакции, выполненные в системе. Транзакции группируются в блоки, которые выстраиваются друг за другом в хронологическом порядке. «Блокчейн» переводится с английского как «цепочка блоков транзакций». 

Сеть постоянно растет. Новые блоки добавляются каждые 10 минут. Проверку транзакций осуществляет программа-клиент. Компьютер, на котором установлена такая программа, содержит копию всех блоков. 

Технология объединила обмен файлами в пиринговой сети с публичными ключами из криптографии. Существуют интернет-сайты, например blockchain.info, где можно посмотреть любую транзакцию. Для этого достаточно ввести публичный ключ. Он представляет собой текстовую строку, состоящую из букв и цифр, длиной 27–32 символа. Публичный ключ — это как адрес электронной почты. Он задает получателя денежного перевода.

1.3. Как управлять монетками Биткоин

Биткоин — это цифровые деньги. С их помощью можно покупать и продавать товары и услуги онлайн. Кроме покупателей и продавцов, есть и другие участники процесса. Это разработчики программного обеспечения, майнеры, обменники и компании, которые предоставляют услуги по обработке обращений к системе, включая веб-кошельки. 

Майнер — человек, предоставляющий компьютер для создания новых монет криптовалюты. Единственный способ получения новой криптовалюты — решение математических задач. Требуется подобрать из миллионов комбинаций одну-единственную подпись блока. Майнер напоминает того, кто раздает файлы на закрытом торрент-трекере.

Пользователю необходим адрес, на который другие будут переводить биткоины, приватный ключ, чтобы отправлять криптовалюту другим, и «кошелек» — приложение для управления биткоинами. Таким образом, нет необходимости регистрировать аккаунт на сервере третьей стороны. 

«Кошельки» стали первыми приложениями, созданными для работы с протоколом блокчейн. Их можно установить на компьютер, мобильное устройство или открыть в интернет-браузере. За перевод взимается добровольная комиссия. Транзакция происходит условно сразу. Однако существует 10-минутная задержка для проверки цепочки блоков транзакций и их подтверждения. В действительности такая задержка может быть больше. 

Для ежедневных небольших платежей используют миллибиткоины (тысячная доля биткоина) и Сатоши (миллионная дола биткоина). 

1.4. Самоуправляемый сервис

Для проверки и записи транзакций в публичную бухгалтерскую книгу майнеры предоставляют свои вычислительные мощности. Они нужны, чтобы генерировать корректные подписи блоков. Это сложный процесс, который требует перебора огромного варианта цифр. Его называют майнингом. Он фиксирует все проведенные транзакции и служит источником новых биткоинов. Майнеры в награду получают биткоины. 

Децентрализация системы требует большей ответственности от пользователей, чем в случае традиционных платежных систем. Если приватный ключ утерян, биткоины утрачены навсегда. Нет никакой службы поддержки клиентов, куда можно обратиться для восстановления частного ключа. Каждый сам отвечает за сохранность приватного ключа. Это сдерживает развитие блокчейн-технологии. Однако появились стартапы, например Circle Internet Financial и Xapo, которые пытаются преодолеть данное ограничение. Очевидно, от пользователей требуется новый уровень компьютерной грамотности. 

У криптовалюты много достоинств. Одно из них связано с использованием пуш-технологии. Последняя означает, что пользователь отправляет релевантную информацию в сеть. Она более безопасная, чем при оплате кредитной картой. В последнем случае персональные данные загружаются из сети при авторизации (пул-технология). Здесь сведения о пользователе хранятся на сервере и являются уязвимыми для атак хакеров. 

1.5. Продавцы принимают биткоины

Как и любую другую валюту, биткоины можно обменять на фиатные деньги, продукты и услуги. По состоянию на октябрь 2014 года, более 30 000 продавцов принимали оплату в BTC. Примеры приложений для приема оплаты в биткоинах: BitPay, Coinbase и Coinify. Комиссия в этом случае меньше, чем при использовании кредитной карты — 1% вместо 3%. В случае небольшого количества транзакций в день комиссия может отсутствовать. 

Необходимость использовать отдельное решение для приема оплаты в криптовалюте ограничивает продавцов. Поэтому стоит задача интеграции биткоин-платежей в традиционные платежные решения. Это позволит малому бизнесу (кафе, рестораны, бытовые услуги) также принимать оплату в биткоинах. Требуется также расширить функционал мобильных приложений, используемых для быстрой оплаты в точках продаж.

1.6. Сколько стоит биткоин?

Исторический максимум биткоины показали 29 ноября 2013. Тогда за монетку давали $1242. Высокий спрос был спровоцирован банковским кризисом на Кипре, а также запретом правительства Китая на использование биткоинов финансовыми организациями, розницей и платежными системами. 

В течение 2015 года курс обмена колебался около $250 за биткоин. С конца 2015 он стал медленно расти. Согласно coinmarketcap.com, в середине 2016 капитализация рынка данной криптовалюты составила $10.2 млрд, что сопоставимо с ВВП небольшого государства. Величина рассчитана как произведение текущей цены ($649.52 за биткоин) на число монеток в обращении (15,773,160 BTC). 

Количество выпущенных биткоинов растет с заранее заданной скоростью. Это отличает криптовалюту от фиатных денег, которые печатает правительство по своему усмотрению. Максимальное число биткоинов составит 21 млн монеток. Ожидается, что это произойдет в 2040 году. 

70% всех конвертаций биткоинов происходит в китайских юанях. Китайские обменники не берут комиссии, поэтому оценить экономический эффект в данном случае затруднительно. Люди меняют криптовалюту на юани и обратно бесплатно. Высокая изменчивость цены биткоинов является барьером для проникновения криптовалюты в широкие массы.



2. Больше чем денежная транзакция

Возможный путь развития технологии блокчейн выглядит следующим образом: обмен криптовалютой, все виды финансовых транзакций, умные объекты собственности (недвижимое имущество, машины), реестры государственных документов и, наконец, умные контракты, благодаря которым все перечисленное станет возможным.

2.1. Умные контракты

Умный контракт (смарт-контракт) — это договоренность между сторонами, реализованная на блокчейн. В традиционном понимании контракт — это соглашение между двумя или большим количеством сторон о выполнении или не выполнении чего-либо в обмен на что-нибудь. 

Каждый участник договора должен доверять другой стороне, надеясь, что она выполнит обязательства соглашения. Смарт-контракт — то же самое, что и обычный контракт, за исключением того, что необходимость в доверии между сторонами отпала. Условия умного контракта выполняются автоматически с помощью компьютерного кода без каких-либо исключений. 

Основные отличия смарт-контрактов: автономия, самодостаточность и децентрализация. Классический пример умного контракта — вендинговая машина. Пари между двумя людьми о том, какая будет завтра погода — еще один наглядный пример смарт-контракта. 

С помощью умных контрактов можно заключать не только сделки купли-продажи за деньги, но и решать ряд общих вопросов. В этом случае необходимость в доверии к другой стороне также отпадает. Вот примеры ситуаций, в которых можно использовать смарт-контракты: 

•  передача в дар имущества, обусловленная каким-либо событием (достижение совершеннолетия, вступление в брак и др.);

•  пари, ставки; 

•  выплата награждений при краудфандинге («народное финансирование»). 

2.2. Экосистема блокчейн

Технология блокчейн сама по себе нуждается в экосистеме. Последняя включает в себя решения для хранения данных, создания коммуникаций и проведения расчетов. Примерами подобных проектов являются Storj (хранение файлов), IPFS (файловый сервис, управление ссылками, хранение), Maidsafe и Ethereum (хранение, коммуникации, управление файлами). 

Требуется также система архивации цепочек блоков. Например, кто-то завещал собственность в 2014 году с помощью блокчейн. Как проверить факт наличия завещания через 60 лет? Потребуются инструменты для архивации блоков, которые больше не используются.

2.3. Ethereum

Ethereum — это платформа и язык программирования для создания и размещения распределенных приложений. Она отвечает требованиям полной машины Тьюринга — поддерживает любые токены, скрипты и валюты. Это проект с открытым кодом. Платформу отличает глубокое видение будущего развития технологии блокчейн.

2.4. Децентрализованные приложения (Dapp)

Со временем смарт-контракты станут более сложными и автономными. Будущее блокчейн-технологии представлено следующими концепциями приложений: 

•  децентрализованные приложения (Dapp); 

•  децентрализованные автономные организации (DAO); 

•  децентрализованные автономные корпорации (DAC); 

•  децентрализованные автономные сообщества (DAS). 

Общепринятого определения и понимания децентрализованного приложения пока не существует. Проект Ethereum определяет смарт-контракты и Dapp-приложения как протокол, который выполняет условия контракта с помощью зашифрованных цепочек блоков транзакций. Другие проекты могут интерпретировать концепцию Dapp иначе. 

Однако в целом есть понимание, что Daрp должно отвечать следующим требованиям: код размещен в открытом доступе, выполняется автоматически, никто не контролирует большую часть токенов, все записи зашифрованы и размещены в виде цепочек блоков транзакций. 

Децентрализованные автономные организации и корпорации — это Daрp, которые обладают более сложной функциональностью. Автономные агенты, объединенные в децентрализованную сеть, выполнят различные задачи. Для иллюстрации, представьте реальную корпорацию, которая функционирует без людей, четко следуя набору бизнес-правил. Эти правила оформлены в виде конституции, которая в том числе включает и механизмы финансирования организации, например, продажу долей компании посредством краудфандинга. 

Пример практической реализации концепции DAO/DAC — платформа Storj. Это децентрализованная альтернатива хранилищам файлов Dropbox и Google. Файлы зашифрованы, разделены на маленькие части и хранятся на компьютерах, которые объединены в децентрализованную сеть по всему миру. Пользователи могут сдавать в аренду свободное место на жестком диске в обмен на Storjcoin X (SJCX) — криптовалюту, аналогичную биткоин. Поскольку отсутствует центральный сервер, Storj предлагает более безопасный и дешевый способ хранения файлов в «облаке». 

Концепции DAO и DAC являются производными искусственного интеллекта (ИИ) — науки о создании интеллектуальных машин.

2.5. Вперед к искусственному интеллекту

Блокчейн — потенциальный путь к искусственному интеллекту. Существующие системы, построенные на правилах, могут быть реализованы на блокчейн. Это увеличит их степень автоматизации, мощность операций. Помимо этого, такие модели ИИ, как клеточный автомат Стивена Вольфрама, игра «Жизнь» Джона Конвея и другие, также могут быть воплощены с помощью блокчейн. 

Одна из давних проблем ИИ — доказательство существования в реальной жизни цифрового разума. Возможно, она может быть решена с помощью смарт-контрактов. Они позволяют создать необходимую доказательную базу. В будущем, где будут жить миллиарды цифровых разумов, возникнет необходимость в Оракулах, информационных арбитрах, которые будут функционировать на технологии блокчейн.



3. Помимо валюты, экономики и рынков 

3.1. Решение проблем в науке

Как использовать технологию блокчейн для решения научных проблем? Главное направление — пиринговые сети с возможностью распределенных вычислений. 

SETI@home (поиск внеземных цивилизаций) помогает анализировать радиосигналы из космоса. Folding@home направлен на расчет конформации белков. Результаты имеют ценность при создании новых лекарств. В обоих проектах добровольцы предоставляют вычислительные мощности своих компьютеров и получают вознаграждение в виде специальной криптовалюты. 

Заметим, в данных проектах участники не могут выбирать тему исследования, например, конкретный белок, для которого будут просчитываться различные варианты его структуры. Чтобы человек мог определить тему исследования, необходим механизм распределения ресурсов. Как только он будет реализован, любой желающий (даже не связанный с научным заведением) сможет решать свою задачу с помощью супервычислительных возможностей сети. И первый проект, предоставляющий такую возможность — Zennet, — уже анонсирован. 

Авторы Zennet предлагают желающим предоставить свои компьютеры в совместное пользование. Когда спите, вы не пользуетесь компьютером. Так почему бы не оставить его включенным и разрешить другим проводить на нем вычисления? Взамен вы получите заранее оговоренную плату. В свою очередь люди, которым необходимы масштабные вычисления, например, аналитики данных, ученые, получают доступ к вычислительным мощностям, стоимость которых гораздо ниже по сравнению с арендой традиционых облачных вычислений. 

Другое направление научного применения блокчейн — более эффективно использовать майнинг. Этот процесс является энергозатратным, причем большая часть электричества расходуется впустую. Оказывается, перебор огромного массива чисел можно сочетать с решением научных задач. 

Участники проекта Primecoin вносят свой вклад в поиск последовательностей простых чисел, известных как цепи Каннингема первого и второго порядков. Распределение таких цепей в настоящий момент до конца не исследовано. Проект Gridcoin вдохновляет майнеров предоставлять ресурсы компьютера для решения научных задач в математике, физике, биологии, медицине, науке о Земле. Однако такое применение блокчейн для научных целей ограничено. Алгоритм майнинга создает цепочки кодов, которые могут быть проверены только в одном направлении. Структура традиционных научных вычислений иная.

3.2. Секвенирование ДНК всего человечества

В большинстве Европейских стран и США граждане не имеют доступа к своим генетическим данным. Знание о генетической предрасположенности к заболеванию влияет на образ жизни. Чтобы снизить риск возникновения болезни, человек занимается физическими упражнениями, принимает витамины, отказывается от вредных привычек. Сервисы, построенные на блокчейн, могли бы предоставить доступ к результатам секвенирования ДНК в индивидуальном порядке. Данные шифруются, доступ осуществляется с помощью частного ключа. 

Genecoin развивает сервис для хранения генетических данных на блокчейн. Сервис включает в себя отбор проб для анализа ДНК, секвенирование, хранение полученных данных в сети биткоин. 

Стартап DNA.bits кодирует записи ДНК пациентов в цепочки блоков транзакций. Исследователи получают доступ к ним с помощью частного ключа. 

Данные, полученные в результате анализа ДНК, представляют настоящий вызов для человечества. Потенциально нас интересуют не только 7 млрд населения Земли, но и растения, животные, вирусы, бактерии и другие организмы. Это потребует широкомасштабных моделей для хранения и доступа к данным. Эффективные решения будут транснациональными и «облачными». Они станут первыми моделями высокого порядка, действительно большими данными. 

Блокчейн-технология позволяет автоматически встроить элемент экономики в систему. В результате стоимость исследование становится более адекватной. Токены расширяют доступ к данным, появляется механизм спонсирования исследований.

3.3. Эра здоровья и долголетия

Разрабатываются приложения для сферы здравоохранения. Идея — создать структуру для хранения данных о здоровье на блокчейн. Их можно анализировать, гарантировать сохранность. Встроенная экономическая составляющая позволит компенсировать управление и использование данных. 

Многие люди открыты к тому, чтобы предоставить личные данные о здоровье исследователям. Для организации подобного процесса можно использовать блокчейн. Интеграция потоков больших данных, содержащих информацию о здоровье, с методами машинного обучения станет полезной для разработки мер превентивной медицины. 

Тех��ология аккумулирует данные о здоровье огромного сообщества людей. Экономическая составляющая блокчейн ускорит исследования. Врачи будут торговаться за предоставление медицинских услуг. «Монетки здоровья» сделают ценообразование прозрачным и универсальным. 

Электронные медицинские карты могут храниться и управляться через блокчейн. Физические лица предоставляют доступ врачам, фармацевтам, страховым компаниям к записям через частные ключи. Универсальный формат позволит использовать одну медицинскую карту в разных учреждениях. 

В случае возникновения эпидемий, например Ebola, финансовая помощь поступит незамедлительно. Как частные лица, так и организаций могут пожертвовать средства на оказание помощи пострадавшим. 

Seans’s Outpost — самый известный в мире благотворительный проект, существующий за счет пожертвований в биткоинах. Волонтеры кормят бездомных в районе Эскамбия штата Флорида. 

В развивающихся странах активно используется мобильная финансовая платформа M-Pesa. Она позволяет переводить деньги с помощью SMS-сообщений. Для стран с низким уровнем проникновения смартфонов это единственный доступный способ мобильных платежей. В кошельки M-Pesa интегрированы биткоины. Люди, которые раньше не могли открыть счета в банках, получили возможность сберегать средства.

3.4. Образовательные контракты

Одно из многочисленных направлений для использования блокчейн — умные контракты грамотности. Технология делает доступным онлайновые образовательные курсы гражданам развивающихся стран. Студенты получают финансовую помощь напрямую от спонсоров во всем мире. Собранные средства покрывают плату за обучение. 

Существующий механизм позволяет отслеживать успеваемость студента. Согласно условиям смарт-контракта, завершение очередного уровня обучения фиксируется автоматически после сдачи теста. 

Средства на обучение в школе могут собираться в Learncoin — валюта для умных контрактов грамотности. Студенты публикуют контракты на обучение в специальной системе обмена контрактами на обучение. Данная система сводит вместе организации, привлекающие средства на обучение, и студентов, желающих получить образование. Публикуя контракт на обучение, студент заявляет о своем намерении получить образование. Споносор выбирает контракт и оплачивает его. Система автоматически контролирует выполнение обязательств сторонами. 

Данная модель может стать универсальной в образовании. По такой схеме может происходить государственная переподготовка специалистов, обучение сотрудников компаний, студентов и аспирантов.

4. Мир как возможность

Блокчейн вызвала появление большого числа новых идей и переосмысление существующих концепций. Выяснилось, что понятия, которые годами, а то и веками оставались неизменными, требуют пересмотра. Среди таких понятий — деньги, валюта, частная собственность, правительство, суверенитет и интеллектуальная собственность. 

Блокчейн заставляет пересмотреть реальность в более общем плане. Люди стали смотреть на мир как на возможность. Например, биткоин — это экземпляр децентрализации как цифровой валюты. Однако существуют и другие экземпляры децентрализации, например, умная частная собственность, делегированные государственные услуги и кредитные бюро, основанные сообществами. Требуются инструменты для реализации новых возможностей.

4.1. Новый способ организации деятельности

Блокчейн — новая парадигма для организации деятельности, более эффективная, требующая меньших усилий. Она предлагает универсальный и глобальный масштаб, ранее недоступный. Технология ускоряет все способы коммуникации между людьми. Все модели деятельности человека, вероятно, могут координироваться посредством блокчейн. Больше свободы, равенства, прав и возможностей — характеристика нового подхода. 

Блокчейн принесла новое понимание вещей — любая система в жизни является в некоторой степени экономикой. Это система распределения ресурсов. Такие системы включают механизмы обмена валютой или токенами, силой, энергией или концентрацией, как в биологических системах. Основные экономические структуры являются универсальными. 

Блокчейн — это суперкомпьютер реальности. Любое явление, которое может быть определено в виде дискретных единиц, может быть передано посредством блокчейн. Венчурный капиталист Дэвид Джонсон (David Johnston) полагает: все, что может быть децентрализовано, будет децентрализовано.

4.2. У каждого своя валюта 

Традиционное определение валюты как «денежной системы страны» устарело. «Качество или состояние, используемое или принятое большинством людей» подходит больше. За биткоинами ничего не стоит. Они не привязаны ни к какому физическому товару. За фиатными деньгами тоже ничего не стоит. Они обеспечены исключительно доверием к государству. Высокая степень распространения, принятая большинством — вот что обеспечивает валюту. 

Слово «валюта» в общем случае означает «единицу ценности, которая может быть заработана и использована в определенных экономических системах». Например, валюта Counterparty (XCP) предоставляет возможность создавать новые активы — монетки приложений. Валюта LTBCoin, выпускаемая медиа-проектом Let’s Talk Bitcoin, позволяет осуществлять транзакции в виде спонсорства, пожертвований, чаевых. 

Теперь у каждого может быть своя валюта. Это все равно что вести блог, открыть аккаунт в Twitter, Instagram. Татьяна Мороз, автор песен и исполнитель, выпустила Tatianacoin, первую криптовалюту артиста. Возможно, в будущем произойдет взрыв криптовалют, их появятся миллионы.

4.3. Смешанное правительство

Ценность государства — еще один вопрос для пересмотра в контексте блокчейн. В современном мире больших данных правительства не в состоянии выполнять обязанности по ведению реестров. Блокчейн потенциально может решить эту задачу. Технология поможет правительствам лучше выполнять свою работу. Однако некоторые традиционные функции правительства станут избыточными. 

В будущем могут появиться гибридные правительства. Реестры на основе блокчейн и смарт-контракты автоматизируют повторяющиеся процедуры, чиновникам останется продвигать ценность сервисов.



5. Основные барьеры технологии

Блокчейн находится на раннем этапе развития. Существуют внутренние и внешние барьеры для дальнейшего проникновения технологии в общество: технические ограничения, взломы и скандалы, общественное восприятие, государственное регулирование и принятие технологии широкими массами.

5.1. Технические ограничения

Максимальное количество транзакций биткоинов составляет 7 в секунду. Главный вызов — увеличить этот показатель. Для сравнения, платежная система VISA в момент пиковой нагрузки может обработать 10 000 транзакций в секунду. Обработка каждого блока транзакций происходит раз в 10 минут. На большие переводы может уходить до 1 часа. 

Существует также проблема размера. Блокчейн составляет 40 Гб. Чтобы его загрузить, требуется 1 день. Чем больше пользователей, тем больше размер блокчейна. В качестве решения предлагают разместить блокчейн на одном сервере или сжать его. В первом случае утрачивается концепция — технология становится централизованной. Второе пока невозможно. Блокчейн не может быть сжат традиционным образом из-за соображений безопасности. Возможно, в будущем будет разработан специальный алгоритм сжатия блокчейн. 

Существуют также опасения относительно атаки 51. Есть вероятность, что один майнер может захватить контроль над блокчейном и повторно осуществить транзакцию ранее переведенных монет в свой аккаунт. Есть также уязвимости в криптографических стандартах, используемых в биткоинах. 

Майнинг делает систему доверительной, однако потребляет огромное количество энергии, которая расходуется впустую. По некоторым оценкам, майнинг обходится до $15 млн в день.

5.2. Добро и зло

На репутацию биткоин в глазах общественности влияют факты нелегальной деятельности, а именно отмывание денег, незаконный оборот наркотиков. Что также является барьером на пути принятия криптовалюты. Технология сама по себе нейтральна. Однако, как и любая технология, она может быть использована во благо и во вред. 

Повторяющиеся хищения криптовалюты, скандалы, мошенничества также препятствуют развитию технологии. В 2014 году крупнейшая биржа криптовалют, Токийская MtGox, обанкротилась. Компания стала жертвой хакеров. Воспользовавшись уязвимостью системы (пластичность транзакций), злоумышленники обошли запрет на двойное расходование. Биткоины были перечислены на аккаунты мошенников повторно, однако MtGox квалифицировала ситуацию как сбой транзакции. 

В 2014 сообщалось об исчезновении CEO-обменника Moolah вместе с $1.4 млн. В том же году в результате атак злоумышленников пропали $2 млн Vericoin (VCR), $620 000 Dogecoin (DOGE). 

Ожидается, что индустрия должна сама себя регулировать, как это происходит в киноиндустрии, видеоиграх, комиксах. Децентрализованные системы голосования, контроля и мониторинга должны дополнить экосистему блокчейн.

5.3. Государственное регулирование

Станет ли блокчейн полноценным финансовым сервисом и индустрией, зависит от государственного регулирования. Некоторые страны полностью запретили биткоин (Бангладеш, Боливия, Эквадор, Исландия и другие). Великобритания классифицировала биткоин как валюту, а значит, биткоин не облагается НДС. В Австралии биткоин тоже рассматривают как валюту, однако он облагается НДС и налогом на товары и услуги. 

Для Налогового управления США биткоин — это частная собственность. Поэтому пользователи биткоинов должны платить налоги на доходы. Однако другие правительственные учреждения страны регулируют биткоин как валюту.

Если биткоин — валюта, то на нее распространяются законодательные ограничения, направленные, например, на противодействие «отмыванию» денег. Формально под данный вид нарушения попадет человек, продавший биткоины за наличные. Секретная служба США периодически вылавливает торговцев криптовалютой за наличные. Однако суд в таких случаях скорее встанет на сторону ответчика, мотивируя оправдательный вердикт тем, что по закону биткоины — это не деньги. Очевидно, законы не успевают за технологиями. 

Многие страны пришли к выводу, что криптовалюта не вписывается в существующую систему регуляции — требуется корректировка законов. Существующие методы налогообложения оказались практически бесполезными для сбора налогов с субъектов, использующих криптовалюту. Это влияет на ВВП. Традиционные точки контроля (отслеживание потребления), возможно, останутся в прошлом. Контрольные точки должны быть прозрачными для налогообложения. Систему налогообложения, построенную на доходах, потенциально может заменить система, построенная на потреблении.

Заключение

Блокчейн — новая, революционная, компьютерная парадигма. Это децентрализованная сеть, где доверие к участникам заложено на уровне протокола. Ни одна из сетей до этого не обладала встроенными экономическими взаимоотношениями между участниками. Технология объединила вычисления, коммуникационные сети, криптографию и искусственный интеллект. 

Биткоин — первая и самая массовая криптовалюта в Мире. Фиатные деньги и криптовалюта будут существовать на равных. Появится огромное количество криптовалют, выпущенных физическими лицами и сообществами. Блокчейн может стать «Интернетом Денег». Он будет связывать финансы так же, как Интернет Вещей связывает машины. 

На биткоин приходится до 90% капитализации рынка криптовалют. Новые проекты, которые создаются в рамках концепции Блокчейн 3.0, отдают предпочтение биткоин. 

Блокчейн интегрирует и автоматизирует взаимодействия человек/машина и машина/машина. Технология создаст платежные сети для Интернета Вещей. Она станет связующим звеном в мире автоматических машин. Блокчейн откроет путь к искусственному разуму. 

Блокчейн применим к широкому кругу различных задач. Технология уже применяется в науке и других аспектах жизни человека. Блокчейн изменит здравоохранение и медицину. Эра данных сместит парадигму с лечения выявленных заболеваний на предотвращение болезней. Это приведет к оздоровлению людей, увеличению продолжительности жизни. 

Данные секвенирования 7 млрд людей потребуют широкомасштабных моделей. Блокчейн создаст решения для хранения и доступа к таким данным. 

Ключевая функция блокчейн — возможность осуществления любой транзакции между двумя участниками с помощью интернета. Это позволяет участникам торговать ресурсами, причем децентрализованным и распределенным образом и на глобальном уровне. 

Блокчейн-экономика уже заявила о себе серьезным образом. Однако, существует вероятность, что она может потерпеть фиаско в силу ряда проблем с прогнозируемыми последствиями. Так, индустрия нуждается в лучшей защите, чтобы оградить себя от недобросовестных участников рынка. Другая серьезная проблема — уязвимость шифрования данных, а именно, есть несколько сценариев, при которых секретный ключ может быть украден или раскрыт. 

Вне интернета не существует децентрализованных моделей. Децентрализация — одна из ключевых функций технологии блокчейн. Однако внутри индустрии блокчейн существуют силы, ведущие к централизации и децентрализации. 

В частности, майнинг подвержен давлению, результатом которого может стать централизация процесса. Созданы крупные объединения майнеров. Они стремятся к порогу в 51% от общей вычислительной мощности сети, когда может быть получен контроль над созданием новых криптоключей. Тот, кто ищет быстрый способ разбогатеть, обладая 51% от общей мощности генерации подписей блоков в сети, может обойти запрет на двойное расходование. Сообщество майнеров отслеживает атаки и предпринимает соотвествующие меры. Однако, структурная проблема, которая может привести к краху криптивалюты, остается. 

Ожидается, что разнонаправленные силы, а именно стремление к централизации и децентрализации, приведут систему к равновесию. Мир будущего будет состоять из моделей обоих типов. 

May 15, 2019
0
28

Думай медленно… Решай быстро

Эта книга повествует о необдуманных поступках и неверных решениях и о том, как часто мы неправильно используем наше «быстрое» (автоматическое, инстинктивное, эмоциональное) и «медленное» (рациональное и логическое) мышление. Чрезмерный оптимизм, завышенная оценка собственной личности, неверная трактовка событий — все это приводит к неизбежным ошибкам в планировании. О том, как с этим бороться, рассказано в одном из главных бестселлеров нашего времени. 

Два режима мышления

Обычно вы можете сказать, о чем думаете. Процесс мышления кажется понятным: одна осознанная мысль закономерно вызывает следующую. Но, в основном, разум работает по-другому: большинство мыслей возникает неизвестным путем, и умственная работа, ведущая к впечатлениям, предчувствиям и решениям, обычно происходит незаметно. 

Существует два режима мышления. Для определения первого — интуитивного, спонтанного — используется название «быстрое мышление», а второй режим — сознательный, разумный — называется «медленное мышление». 

Быстрое мышление срабатывает автоматически и моментально, не требуя или почти не требуя усилий. Медленное мышление выделяет внимание, необходимое для сознательных умственных усилий, в том числе для сложных вычислений. Быстрое мышление порождает впечатления и чувства, а действия медленного мышления часто связаны с ощущением деятельности, выбора и сосредоточения. 

Автоматические действия быстрого мышления выстраивают сложные схемы мыслей, но лишь медленное мышление может выстроить их в упорядоченную последовательность. И та, и другая система обладают своими уникальными способностями, ограничениями и функциями. Что может сделать быстрое мышление? Например, определить, какой из двух объектов ближе, сориентироваться в сторону источника громкого звука, изобразить гримасу отвращения при виде мерзкой картинки, вести машину по пустой дороге, понять простое предложение, определить враждебность в голосе и так далее. Эти действия происходят автоматически и не требуют усилий.

Возможности быстрого мышления — это наши внутренние навыки. Мы рождаемся готовыми воспринимать мир, узнавать предметы, избегать потерь и бояться пауков. Другие действия разума становятся быстрыми и автоматическими после долгой тренировки. 

Быстрое мышление включает в себя экспертные знания и неосознанное мышление, а также все те абсолютно автоматические действия мозга в области восприятия и памяти, которые помогают нам безошибочно вспомнить столицу России или определить, что на столе стоит лампа. Но время от времени в голову не приходит обоснованный ответ, и в таких случаях мы переключаемся на более глубокую форму мышления, требующую больших усилий. Это и есть медленное мышление. С помощью медленного мышления можно исполнить следующее: готовиться к сигналу старта в забеге, услышать в переполненной шумной комнате голос нужного человека, вспомнить удививший звук, покопавшись в памяти, намеренно ускорить шаг, продиктовать собеседнику свой номер телефона и так далее. Во всех этих ситуациях нужно быть внимательными, а если вы не готовы или отвлекаетесь, то справитесь хуже или не справитесь совсем. Одна из главных функций медленного мышления — отслеживать и контролировать мысли и действия, предлагаемые быстрым мышлением.

Медленное и быстрое мышление взаимодействуют. Быстрое мышление работает автоматически, а медленное мышление находится в комфортном режиме минимальных усилий. Быстрое мышление постоянно генерирует для медленного мышления предложения: впечатления, предчувствия, намерения и чувства. Если медленное решение их одобряет, то впечатления и предчувствия превращаются в убеждения, а импульсы — в намеренные действия. Когда все проходит гладко — а это случается почти всегда — медленное мышление принимает предложение быстрого мышления совсем или почти без изменений. Как правило, вы верите своим впечатлениям и действуете согласно своим желаниям, и это вполне приемлемо. 

Когда быстрое мышление сталкивается с трудностями, оно обращается к медленному мышлению для решения текущей проблемы с помощью более подробной обработки, то есть медленное мышление пытается ответить на тот вопрос, на который у быстрого мышления ответа нет — например, решить пример 17х24. Другими словами, медленное мышление приходит в действие тогда, когда обнаруживается вопрос, на который у быстрого мышления ответа нет. Медленное мышление отвечает за постоянный контроль вашего поведения — именно благодаря ему вы способны оставаться вежливым в ярости и внимательным, ведя машину ночью.


Медленное мышление мобилизуется, если обнаруживает, что вы вот-вот совершите ошибку — вспомните, как вы едва не выпалили что-то оскорбительное — и как трудно вам было взять себя в руки. В общем, основная часть того, что вы (ваше медленное мышление) думаете и делаете, порождается быстрым мышлением, но в случае трудностей медленное мышление перехватывает управление, и обычно последнее слово остается за ним. 

Разделение труда между двумя системами очень эффективно. Большую часть времени все хорошо, потому что быстрое мышление отлично выполняет свои функции: формирует точные модели ситуаций и краткосрочные прогнозы, быстро реагирует на возникающие задачи. Однако у быстрого мышления есть и свои искажения, систематические ошибки, которые оно склонно совершать в определенных обстоятельствах. Временами оно отвечает не на заданные, а на более легкие вопросы и плохо разбирается в логике и статистике. Еще одно ограничение быстрого мышления — в том, что его нельзя отключить. Увидев на экране слово на знакомом языке, вы его прочитаете — если только ваше внимание не отвлечено чем-то другим. 

Конфликт двух мышлений и самоконтроль

Часто случается так, что вы чувствуете конфликт между задачей, которую намеревались выполнить, и автоматической реакцией, которая этому мешала. Трудно не глазеть на странно одетую пару в ресторане или концентрировать внимание на скучной книге, когда вдруг оказывается, что мы постоянно возвращаемся к месту, на котором прочитанное становится бессмыслицей. Любому приходилось сдерживаться, чтобы не послать кого-то к черту, а водителям, попавшим на ледяную дорогу, противостоять естественной реакции и выполнять инструкцию «руль в сторону заноса и не тормози!» Иначе говоря, медленное мышление отвечает за самоконтроль.

Различие между впечатлениями и убеждениями может быть огромным. На рисунке 1 вы видите знаменитую иллюзию Мюллера-Лайера. Вы уже измерили отрезки линейкой и точно знаете, что их длина — одинаковая. Но отрезки нарисованы таким образом, что один из них кажется длиннее другого. И хотя медленное мышление уже знает, что отрезки одинаковые, быстрое мышление, остановить которое невозможно и которое воспринимает все автоматически, все равно будет видеть разные по длине отрезки и считать, что нижний — длиннее. Чтобы противостоять иллюзии, научитесь не доверять первым впечатлениям.

   рис. 1

Люди слишком самоуверенны и склонны чересчур доверять собственной интуиции. Многим претят умственные усилия, и их стараются избегать любым возможным способом. Люди часто принимают наиболее правдоподобный ответ за правильный. Ведь чтобы его отбросить, требуется много работы: логику непросто проверять в присутствии настойчивого убеждения. Если люди верят в истинность какого-либо утверждения, они охотно поверят даже несостоятельным аргументам в его поддержку. 

Быстрое мышление работает автоматически и не может быть отключено по желанию, поэтому его ошибки трудно предотвратить. Предубеждений не всегда можно избежать, поскольку медленное мышление может просто-напросто не знать об ошибке. Избежать ошибок можно лишь в том случае, если медленное мышление будет специально следить за этим и прилагать дополнительные усилия. Но жить всю жизнь настороже тоже не очень хорошо и непрактично, к тому же медленное мышление не сможет заменить быстрое мышление для принятия повседневных решений в силу своей медлительности. Лучше всего пойти на компромисс: научиться распознавать ситуации, в которых возможны ошибки, и изо всех сил стараться избегать серьезных ошибок, если ставки высоки. 

Ассоциативный механизм

Увидев слова «бананы» и «рвота», вы сразу же представили себе неприятные картинки, скривились от отвращения, то есть отреагировали на отвратительное слово, и это произошло автоматически и без вашего контроля. Разум самостоятельно установил причинную связь между этими словами, и весь сложный набор реакций проявился быстро и без усилий: одни мысли вызвали другие, распространив в мозгу волну активности. Все это сделало быстрое мышление. Важная черта этой сложной последовательности событий — ее связность. Слово вызывает воспоминания, которые вызывают чувства, которые, в свою очередь, формируют выражения лица и другие реакции. Примерно за секунду вы автоматически и бессознательно выполнили поразительное действие. Ваше быстрое мышление нашло смысл в ситуации, увязав слова с причиной и следствием, оценило возможную степень угрозы и создало некий контекст для дальнейшего развития событий. Механизм, вызывающий эти умственные события, называется ассоциацией мыслей. Это еще одно доказательство того, что мы знаем о себе гораздо меньше, чем нам кажется. 

В 1980-е годы психологи обнаружили, что столкновение с определенным словом вызывает немедленные перемены — слова, родственные заданным, вспоминаются легче. Если вы только что увидели слово МЫТЬ, то слово М…О вы дополните до слова МЫЛО, а не МЯСО. Но если вы прочитали слово ЕДА, то напишете, скорее МЯСО, чем МЫЛО. Это называется эффектом предшествования, то есть слово «мыть» дало установку на слово «мыло», а есть — на мясо. Все это происходит неосознанно. Результаты исследования этого эффекта ставят под угрозу наше восприятие себя как сознательных и независимых творцов своих суждений и выборов. В это трудно поверить, ведь медленное мышление считает, что оно — главное и что оно знает причины своего выбора, но это не так. Конечно, мы не полностью зависим от установок окружающей среды, то есть эффект предшествования устойчив, но необязательно силен. Но нужно обязательно иметь в виду, что эффект предшествования существует, то есть, нужно принять это как истину по отношению к себе. Быстрое мышление контролирует многие ваши действия. Дает впечатления, которые часто становятся вашими убеждениями, и является источником импульсов, на которых часто основываются ваши действия и выбор. Оно — источник ваших быстрых и зачастую точных суждений, но также порождает и множество систематических ошибок в ваших догадках. 

Иллюзия истины

Частые повторения — надежный способ заставить людей поверить неправде, потому что отличить истину и ощущение чего-то знакомого нелегко. Единственной знакомой фразы в утверждении достаточно для того, чтобы все убеждение казалось знакомым, а значит, истинным. Предположим, вы хотите, чтобы читатели вам поверили. Даже если ваше сообщение правдиво, это вовсе не означает, что люди вам поверят. Поэтому вы можете использовать в свою пользу иллюзию легкости и добиться желаемого эффекта. Главное — максимально повысить читабельность текста. Сравним два утверждения: «Адольф Гитлер родился в 1892 году» и «Адольф Гитлер родился в 1887 году». Оба эти утверждения неверны, но первому поверят скорее. А если ваше сообщение будет напечатано на качественной бумаге и буквы будут ярко-синими или красными, вам поверят еще скорее. Не стоит использовать сложные слова в случаях, где достаточно простых.

Сделайте свое сообщение не только простым, но и запоминающимся. Выразите свои мысли в виде стихов — тогда их легче воспримут как правду. Однако не стоит забывать и о логике. Если ваше заявление будет абсурдным и противоречить логике, никто ему не поверит. Мы часто решаем, что утверждение верно, когда оно логически или ассоциативно увязывается с другими нашими убеждениями и предпочтениями или исходит из источника, которому мы доверяем и симпатизируем.

В этом случае мы чувствуем психологическую легкость. Мы, конечно, не можем отследить, что именно вызвало эту легкость — вид шрифта или рифмованные строки. Но при наличии желания можно преодолеть некоторые факторы, порождающие иллюзию правды. Интересным фактом является то, что если вам попадется плохо напечатанный шрифт, вы скорее поймете, что читаете неправдивое сообщение, так как при попытке разобраться в бледном шрифте включится медленное мышление, которое отвергнет неправильный интуитивный ответ.

Механизм поспешных выводов

Поспешные выводы эффективны, если они будут правильны, цена ошибки приемлема, а сама поспешность сэкономить много времени и сил. Но когда ситуация незнакома, ставки высоки, а времени на сбор дополнительной информации нет, делать поспешные выводы рискованно. В этих условиях ошибки интуиции вероятны, и их можно предотвратить намеренным вмешательством медленного мышления. Во-первых, когда медленное мышление чем-то занято, ему некогда отслеживать, правдивое или нет сообщение, и мы готовы поверить чему угодно. Так, реклама гораздо сильнее влияет на усталых, исчерпавших энергию людей. Также на нас сильно влияют первые впечатления, так называемый эффект ореола, который увеличивает их силу до такой степени, что остальная информация почти полностью пропадает. Чтобы уменьшить эффект ореола, нужно использовать независимые суждения. Метод независимости суждений можно применять руководителям компаний во время проведения совещаний. Нельзя позволять одному мнению стать основой для остальных, поэтому следует соблюдать простое правило: все участники записывают краткое изложение своей точки зрения до обсуждения и таким образом эффективно используют все разнообразие знаний и мнений внутри группы. При стандартном же обсуждении слишком большой вес получают мнения тех, кто говорит раньше и убедительнее других, вынуждая остальных присоединяться. 


Ответ на более легкий вопрос

В жизни вашего разума есть одна примечательная особенность: вы редко приходите в замешательство. В нормальном состоянии разум обладает интуитивными чувствами и мнениями почти обо всем, что вам встречается. Люди вам нравятся задолго до того, как вы их узнаете поближе, вы без особых причин не доверяете незнакомцам и чувствуете, когда дело будет успешным, не вдаваясь в его анализ. Как же мы генерируем интуитивные мнения по сложным вопросам? Если на сложный вопрос быстро не находится ответа, быстрое мышление подыскивает более легкий родственный вопрос и отвечает на него, то есть совершает подстановку.

Столкнувшись с любой задачей, механизм быстрого мышления включается на полную мощность. Если у человека есть подходящие знания, интуиция распознает ситуацию, и интуитивное решение, скорее всего, окажется верным. Когда вопрос трудный, и квалифицированного решения нет, у интуиции все равно есть шанс — ответ быстро придет в голову, даже если это будет не совсем правильный ответ на поставленный вопрос. Например, если перед директором по инвестициям стоит вопрос «Вкладывать ли деньги в акции компании Форд?» он вполне может вынести положительное решение лишь потому, что в его сознании вопрос подменился на более простой — «Нравятся ли мне автомобили Форд?»

Подстановка служит хорошей стратегией решения трудных задач. Так, например, вопрос «Насколько я в последнее время счастлив?» вызывает у нас затруднение, в то время как мы моментально ответим на родственный вопрос «Какое у меня сегодня настроение?», а не зная ответа на вопрос «Сколько вы согласны потратить на спасение вымирающего вида?» мы ответим на вопрос «Какие эмоции я испытываю, думая об умирающих дельфинах?». Так называемая «мысленная дробь» позволяет легко генерировать быстрые ответы, не загружая медленное мышление тяжелой работой. Чтобы правильно ответить на нужный вопрос, следует задуматься о том, не произошло ли подстановки: «Этот кандидат добьется успеха или же нам просто понравилось, как он отвечал на вопросы интервью?», «Мы используем данные прошлогоднего отчета, чтобы оценить потенциальную стоимость компании через несколько лет; может, нам следует собрать больше дополнительной информации?»


Эффект привязки

Эффект привязки — это интересный феномен, который проявляется тогда, когда перед оценкой неизвестного значения люди сталкиваются с произвольным числом. Если вас спросят, было ли Ганди на момент смерти больше 114 лет, ваша оценка будет выше, чем если бы в вопросе фигурировала цифра 35. Думая о том, сколько потратить на дом, вы попадаете под влияние запрошенной цены: один и тот же дом при более высокой заявленной цене будет казаться лучше, даже если вы твердо намерены не поддаваться, и так далее — перечень примеров бесконечен. Эффект привязки возникнет независимо от того, какое число вам предложат рассмотреть в качестве возможного решения. Бывают ситуации, в которых эффект привязки выглядит разумно. Однако из-за них мы оказываемся внушаемыми, и, разумеется, находится много желающих эксплуатировать нашу доверчивость. 

Существуют разные способы преодоления эффекта привязки. Например, участники переговоров должны сосредоточиться на поисках в памяти аргументов против привязки. Активация медленного мышления пройдет успешно: эффект привязки снизится, потому что стратегия намеренного обдумывания иных решений хорошо защищает от его влияния. Еще один способ — например, при покупке дома — не выдвигать безумных встречных предложений на чрезмерные запросы другой стороны, а покинуть помещение, чтобы дать понять не только противной стороне, но и себе, что на таких условиях вы продолжать переговоры не будете. Наши мысли и поведение попадают под влияние не замечаемых и не осознаваемых нами стимулов. Окружение оказывает огромное влияние на наши мысли и поведение. Многие не верят результатам, потому что те не соответствуют их опыту. Другие расстраиваются потому, что это ставит под угрозу их ощущение самостоятельности и независимости. Пугающая сила эффекта привязки заключается в том, что если даже вы и обратите на нее внимание, вы все равно не знаете, каким образом она направляет и ограничивает ваши мысли. Поэтому исходите из предположений, что подобным образом на вас влияет любое озвученное число, и если ставки высоки, мобилизуйте свое медленное мышление, чтобы побороть эффект привязки. 

Доступность 

Мир в наших головах — не точное отражение реальности, ведь наши оценки частоты событий искажены распространенностью и эмоциональной интенсивностью окружающей нас информации. Так, крушение самолета, привлекающее внимание СМИ, на некоторое время изменит ваши ощущения относительно безопасности перелетов, а если вы увидите на дороге горящую машину, то еще некоторое время будете думать об авариях. Также большую роль в появлении ошибок играет личный опыт — так, например, приговор, вынесенный несправедливо в вашем судебном разбирательстве, сильнее пошатнет вашу веру в правосудие, чем газетный репортаж о подобном происшествии. Как избежать подобного? Доступность помогает объяснить, почему после происшествий появляется тенденция приобретать страховку и принимать защитные меры. Интересно то, что защитные действия отдельных лиц и правительств обычно соответствует худшему из бедствий, случившихся до текущего момента, так как более страшные бедствия всегда сложно представить. Искажения из-за доступности обладают большой силой.

Например, из-за сообщений СМИ, практически все считают, что смерть от несчастного случая более вероятна, чем от инсульта, хотя от инсульта люди умирают в два раза чаще; торнадо называют более частой причиной смерти, чем астма, хотя от астмы умирают в 20 раз чаще; смерть от удара молнией считают менее вероятной, чем смерть от ботулизма, хотя смертельное поражение молнией случается в 52 раза чаще. 

Люди, руководствующиеся быстрым мышлением, более подвержены искажениям из-за доступности, чем те, кто более бдителен. Как правило, люди плывут по течению и сильнее попадают под влияние доступности информации. Это происходит, когда они одновременно заняты другим делом, требующим усилий; когда они в хорошем настроении из-за радостных воспоминаний; когда они слишком доверчивы и верят своей интуиции; когда они обладают властью (даже простое напоминание о власти, которой человек обладал ранее, увеличивает его доверие к собственной интуиции).

Как справляться с интуитивными предсказаниями

Жизнь дает нам много возможностей предсказывать. Экономисты прогнозируют инфляцию и безработицу, финансовые аналитики прогнозируют доходы, военные эксперты прогнозируют количество жертв, издатели и продюсеры предсказывают целевые аудитории, шеф-повара предугадывают спрос на блюда в меню. В личной жизни мы предсказываем реакцию супруга на предлагаемый переезд или свою способность освоиться на новом рабочем месте. Некоторые предсказательные оценки полагаются на данные таблиц, точные вычисления и подробный анализ результатов. Для других предсказаний в действие вступают интуиция и быстрое мышление. Бывают предчувствия, основанные на навыках и экспертизе, быстрые автоматические оценки иллюстрируют профессиональную интуицию. Другие предчувствия возникают в ходе замены сложных вопросов более легкими. Интуитивные суждения выносятся уверенно, даже если они основаны на оценках слабых доказательств. 

Например, факультет собирается нанять молодого преподавателя и хочет выбрать кандидата с наилучшим потенциалом для научной работы. Ким недавно закончила дипломный проект, у нее отличные рекомендации, она отлично выступила и произвела на всех прекрасное впечатление во время собеседований. Серьезной истории научных исследований у нее нет. Джейн последние три года эффективно работала на факультете, провела множество исследований, но доклад и собеседование у нее были не такими яркими, как у Ким. Интуитивно хочется выбрать Ким, потому что она произвела более сильное впечатление, а мы часто руководствуемся принципом «что я вижу, то и есть». Однако, полезной информации о Ким гораздо меньше, чем о Джейн.

Поэтому в данном случае, делая выбор в научной среде, следовало бы проголосовать за Джейн, хотя и пришлось бы приложить некоторые усилия для преодоления интуитивного впечатления о перспективах Ким. 

Разумный человек, оценив предприятие, которое, скорее всего, потерпит неудачу, может вложить в него крупную сумму, если награда за успех будет достаточно высока, — но при этом не будет питать иллюзий насчет шансов на подобный исход. Однако не все мы рациональны, и многим необходимо ощущать себя защищенными от искаженных оценок, иначе способность принимать решения будет парализована. Если вы решите обманывать себя, принимая экстремальные прогнозы, не забывайте о том, что вы потакаете собственным желаниям. 


«Задний ум» и рецепты успеха

Разум, который составляет воспоминания о прошлом, любит все раскладывать по полкам. Когда происходит непредвиденное событие, мы немедленно меняем свой взгляд на жизнь, чтобы приспособиться к новой ситуации. Представьте себя в ожидании футбольного матча, где обе команды имеют примерно одинаковый рейтинг. Одна из команд побеждает с огромным перевесом в счете. В обновленной модели мира победившая команда тут же становится более сильной, и это меняет ваше видение ее прошлых и будущих достижений. Учиться на неожиданностях довольно разумно, хотя это приводит к опасным последствиям. Главная ограниченность человеческого разума в том, что он почти не в состоянии вернуться в прошлое, занять прежнюю позицию, зная о будущих переменах. Как только вы построили новую картину мира или его части, старая стирается, и вы уже не вспомните, как и во что верили раньше. Неспособность воссоздать прежние взгляды неминуемо влечет за собой переоценку неожиданности произошедших событий. Лица, принимающие решения, особо подвержены пагубному влиянию искажения при воспоминаниях, ведь их действия оцениваются сторонними наблюдателями, которые определяют качество решения не по соответствию исхода, а по его благоприятности. Например, в результате незначительного хирургического вмешательства происходит непредвиденное, и пациент умирает. При слушании дела присяжные скорее поверят, что вмешательство на самом деле содержало больший риск, чем предполагалось, и что предписавший его врач должен был это предвидеть. Из-за подобной ошибки почти невозможно правильно оценить решение в связи с тем, что изменилось мнение, казавшееся правильным при его принятии. 

Искажение обращенного в прошлое мышления особенно сурово к тем, кто по долгу службы действует в интересах других — врачам, финансовым консультантам, тренерам сборных, генеральным директорам, политикам. Мы частенько порицаем кого-то за хорошее решение с плохим концом, а если все оборачивается хорошо, не считаем нужным благодарить. Здесь проявляется так называемое отклонение в сторону результата. Ход, который казался благоразумным, при воспоминании становится вопиюще небрежным, и чем страшнее последствия того или иного действия, тем больше мы подвержены влиянию искажения прошлого. В случае стандартных решений заднему уму трудно найти повод для недовольства — поэтому лица, принимающие решения, предвидя поток обвинений, склонны поступать по протоколу и крайне неохотно идут на риск. В то время как искажение и отклонение в сторону результата в целом способствуют неприятию рисков, из-за них безответственные авантюристы получают незаслуженные лавры. Победителей не судят: начальники, которым повезло, избегают наказаний за слишком рискованные действия — напротив, их считают особенно талантливыми и проницательными, раз они добились успеха, а их рассудительных критиков называют трусливыми бездарями. Несколько случайных побед могут наделить опрометчивого руководителя или отчаянного военачальника ореолом прозорливости и храбрости. 

Иллюзия того, что прошлое может быть понято, порождает иллюзию прогнозируемости и управляемости будущего. Заблуждения нас успокаивают, снижают тревогу, которая неизбежно возникла бы с осознанием неопределенности нашего существования. Всем нам необходимо чувствовать, что у каждого действия есть соответствующее последствие, что успех сопутствует умным и смелым. Многие руководства по бизнесу специально созданы для удовлетворения этой нужды. 

Безусловно, стиль руководства и личность руководителя влияют на доходы предприятий. Но эффект от этого влияния не так велик, как утверждает деловая пресса. Процветание компании создает ореол директора: его считают методичным, гибким и решительным. Теперь представьте, что прошел год и ситуация ухудшилась. Того же директора оценят как закоснелого, запутавшегося и авторитарного. Каждое описание будет выглядеть правильным в свое время: абсурдно назвать удачного руководителя ретроградом и, наоборот, неудачливого — решительным и методичным. Эффект ореола настолько мощен, что вам самим претит мысль о том, что одни и те же действия могут быть правильными и неправильными в зависимости от ситуации, а один и тот же человек — и гибким, и косным. 

Из-за эффекта ореола мы извращаем порядок причины и следствия: верим, что фирма страдает из-за косности руководства, хотя на самом деле руководство кажется нам косным по причине упадка фирмы. Так рождаются иллюзии понимания. Эффект ореола с отклонением в сторону результата объясняют повышенный интерес к книгам, в которых авторы пытаются сделать выводы из систематического изучения преуспевающих фирм и давать действенные советы. Основная мысль подобных книг состоит в том, что можно добиться успеха, применив «хорошие практики управления». Но это предположение чересчур смело. Учитывая большое влияние случая, нельзя сделать вывод о качестве руководства и об управленческих практиках на основании наблюдаемого успеха компаний. Даже зная, что директор исключительно дальновиден и компетентен, пытаться предсказать успех или разорение фирмы — все равно что бросать монету наугад, так как факты не повлияют на точность предсказания. Рассказы о взлете и падении компаний задевают читателя за живое. Они предлагают то, чего жаждет человеческий ум: простой сюжет, в котором четко обрисованы причины победы и проигрыша и отсутствует роль случая. Такой сюжет порождает и поддерживает иллюзию понимания, преподавая легковерному читателю урок с преходящей ценностью. Поэтому не поддавайтесь заблуждению о том, что решение было блестящим, раз привело к прекрасному результату. Оно вполне могло быть глупым, несмотря на хороший итог. 


Двигатель капитализма

Большинство из нас видит мир более дружелюбным, собственные черты — более приятными, а цели — более достижимыми, чем есть на самом деле. Мы также склонны преувеличивать собственные способности предвидеть будущее, что внушает нам излишнюю уверенность в себе. Оптимистическое искажение, возможно, наиболее сильно сказывается на принятии решений. Оно может стать как удачей, так и бедой, поэтому если вы оптимист по характеру, вам следует быть настороже. Оптимистические личности играют неординарную роль в нашей жизни. От их решений многое зависит — именно они изобретают, занимаются бизнесом, командуют войсками и управляют страной. Своих постов они добились, рискуя и бросая вызов судьбе. Они возвысились благодаря таланту и удаче, которую не вполне осознают. Успех подтверждает их веру в собственные суждения и способность контролировать события. Эта самоуверенность укрепляется благодаря восхищению других. Такие люди оптимистичны и излишне уверены в себе, и они часто (порой неосознанно) рискуют. Излишний оптимизм влияет на события всякий раз, когда человек или организация идет на серьезный риск. Рискующие чаще склонны недооценивать роль случайных факторов. Ошибаясь в оценке рисков, предприниматели-оптимисты считают себя благоразумными, хотя это не так. 

Многие люди, открывая собственное дело, считают, что статистика к ним не относится. Они верят в развитие бизнеса, уверены в своем успехе и отрицают возможность неудачи. Оптимизм помогает стойко преодолевать препятствия, хотя это может быть весьма затратным делом. Если продвигать свой проект, на данный момент безнадежный, в надежде на будущий успех, финансовые затраты увеличиваются, а успех вовсе не обязателен. Факты свидетельствуют о том, что оптимизм вездесущ, неискореним и затратен. Исследования показали, что крайне оптимистичные лидеры склонны к излишнему риску: выкупают, а не размещают акции компании, чаще других идут на поглощение с падением рейтинга. Оптимизм можно объяснить самообольщением, но важную роль здесь также играет принцип «что ты видишь, то и есть», присущий быстрому мышлению. Мы фокусируемся на одной цели, зацикливаемся на нашем плане, пренебрегаем вероятностями, совершая при этом ошибки планирования. Мы игнорируем умения и планы других. Мы отвергаем неизвестное и становимся чересчур уверенными в своих суждениях. Например, предприниматели сосредоточиваются на собственных планах и действиях, отводя при этом совсем незначительную роль конкуренции. Возникает эффект исключительности, на рынке появляется одновременно столько соперников, что он не выдерживает, и все фирмы несут убытки. Такие фирмы называют «оптимистическими мучениками». И хотя они полезны для экономики, так как они оповещают более компетентных соперников о новых рынках, для своих инвесторов такие фирмы губительны. 


Переоценка редких событий

Когда происходит какое-то из ряда вон выходящее событие, практически всегда образуется каскад доступной информации, созданной СМИ. Это происходит потому, что эмоциональное возбуждение ассоциативно, автоматично и неконтролируемо — вот почему, например, терроризм так сильно влияет на общество и почему он так эффективен. С декабря 2001 по сентябрь 2004 года в Израиле произошло 23 взрыва, в которых погибло 236 человек, в то время по стране ежедневно совершалось примерно 1,3 миллиона автобусных рейсов. Несмотря на то, что риск был минимален, люди считали иначе и старались не ездить в автобусах, а если и ездили, то постоянно озирались по сторонам. 

Именно эмоциональное возбуждение дает толчок к защитному поведению. Медленное мышление «знает», что вероятность события низка, но это знание не устраняет порожденного дискомфорта и желания от него избавиться.

Быстрое мышление выключить невозможно. Переоценка маловероятных событий вытекает из известных нам особенностей быстрого мышления. Эмоции и их яркость воздействуют на доступность информации, живость воображения и оценку вероятности, тем самым отвечая за нашу избыточную реакцию на редкие события, которые мы не игнорируем. Из этого можно сделать вывод, что люди переоценивают вероятность редких событий и придают им гораздо большее значение, принимая решения, так как наш разум обладает способностью спонтанно фокусироваться на всем необычном и странном, поэтому маловероятное событие становится центральным. Даже в Японии цунами — большая редкость, но образ столь ярок и убедителен, что туристы склонны переоценивать вероятность их появления. Так возникают ошибки планирования бизнеса. Яркий образ, выходящее из ряда вон событие может показаться удачным, конкретным и ясным. Альтернатива неуспеха напротив представляется смутной, так как понять, что может помешать успеху предприятия, достаточно сложно. Предприниматели и инвесторы, оценивая свои перспективы, склонны как переоценивать шансы, так и придавать излишний вес своим оценкам. 


Вывод о двух системах мышления

В этой книге работа мозга описана как непростое взаимодействие двух выдуманных персонажей — быстрого мышления и медленного мышления. После прочтения книги вы вполне можете предугадать их действия в различных ситуациях, и в реальности вы понимаете, что эти системы не существуют ни в мозгу, ни где-либо еще. Выражение «быстрое мышление делает А» обозначает, что «А происходит автоматически». Медленное мышление формирует наши суждения, делает выбор, а также одобряет или обосновывает идеи и чувства, возникшие благодаря быстрому мышлению. Вы можете сами не понимать, что проект вам нравится потому, что его автор напоминает вашу сестру или что вы недолюбливаете человека за сходство с вашим стоматологом. Впрочем, если потребуется, вы найдете удовлетворительные доводы и сами в них поверите. Однако медленное мышление — не только защитник быстрого. Оно часто не дает прорываться на поверхность глупым мыслям и ненужным порывам. Пристальное внимание во многих случаях улучшает деятельность и совершенно необходимо в ситуациях сравнения, выбора и обоснования. Однако медленное мышление — не образец рациональности. Ее возможности ограничены, как и доступные ему сведения. Мы не всегда мыслим прямо и логически, а наши ошибки не всегда связаны с назойливой и неверной интуицией.

Быстрое мышление виновато во многом из того, что мы делаем неправильно, но зато именно его заслуга во многом, что мы делаем правильно — а это большая часть наших действий. Наши мысли и действия в нормальных условиях управляются быстрым мышлением и обычно верны. Одно из великолепных достижений — богатая и подробная модель мира, хранящаяся в ассоциативной памяти: в одно мгновенье она отличает неожиданные события от обычных, немедленно предлагает идею и автоматически отыскивает некое объяснение происходящих событий. 

Память также хранит множество умений, накопленных нами в течение жизни, которые автоматически предлагают адекватные решения возникающих проблем: от решения обойти большой камень на тропинке до умения предотвратить гнев недовольного клиента. Все это работа быстрого мышления, а, значит, происходит быстро и автоматически. Знак умелой работы — способность обрабатывать огромный объем информации быстро и эффективно. Если появляется вопрос, на который существует готовый ответ, этот ответ всплывает. А если нет, то на помощь приходит медленное мышление. Впрочем, быстрое мышление редко приходит в замешательство: оно не ограничено объемом памяти, и если нужен ответ на один вопрос, быстрое мышление дает ответы на родственные вопросы и часто вместо требуемого ответа предлагает тот, который быстрее приходит в голову. 

Быстрое мышление быстро обрабатывает информацию и не подает тревожного сигнала, если та не верна. Поэтому медленному мышлению сложно отличить обоснованные ответы от необоснованных. Единственная возможность для медленного мышления — это притормозить и попытаться самостоятельно найти решение, но это происходит далеко не всегда. Так что быстрое мышление — это источник ошибок и отклонений, которые приводят к предсказуемым ошибкам и иллюзиям, чрезмерной уверенности, необоснованным предчувствиям и так далее. 

Всем бы нам хотелось, чтобы предупреждающий звонок звенел каждый раз, когда нам грозит ошибка, но голос разума может быть гораздо слабее громкого и отчетливого голоса ложной интуиции, и полагаться на нее вовсе не следует, когда стоит принять серьезное решение. Как бороться с ошибками? Как повысить качество суждений и решений — и наших собственных, и общественных? Прежде всего, помнить, что ничего нельзя достичь, не приложив к этому серьезных усилий. Наше интуитивное мышление склонно к самоуверенности, радикальным прогнозам и наполеоновским планам. Однако, задействовав умственные усилия, мы станем легче распознавать ситуации, где вероятны ошибки. Способ блокировать ошибки прост: уловить признаки того, что вы находитесь на «минном поле», притормозить, не делая поспешных выводов, и обратиться за подкреплением к медленному мышлению. 

May 15, 2019
0
53

Хорошая стратегия, плохая стратегия. В чем отличие и почему это важно

Введение

Слово «стратегия» и его производные стали настолько популярными, что мы не заметили, что подменяем понятия, ставя знак равенства между стратегией и амбициями, лидерством, планированием, постановкой целей и другими понятиями. Любой громкий призыв принято называть стратегией. Однако «стратегия роста», «IT-стратегия», «стратегия низких цен» не имеют ничего общего с настоящей стратегией. 

Стратегия — применение сильных сторон с целью преодоления слабых. Стратегический подход подразумевает, что нужно выявить критические факторы, мешающие движению вперед в конкретной ситуации, и выработать способ их преодоления, чтобы затем направить на его реализацию все силы и ресурсы.

Хорошая стратегия бывает, как правило, незамысловатой и очевидной. Ее можно объяснить «на пальцах», без долгих презентаций. Для ее создания не нужны сложные схемы, матрицы и диаграммы. 

В 1805 году Наполеон, который завоевал уже пол-Европы, намеревался захватить Британию. Объединенная франко-испанская флотилия из 33 судов встретилась с английской эскадрой из 27 кораблей. В то время в морских сражениях практиковалась линейная тактика: корабли выстраивались в ряд и обстреливали друг друга. Адмирал Нельсон, командир английской эскадры, понимал, что проиграет в традиционной битве из-за меньшей численности кораблей. Он знал о том, что артиллеристы франко-испанского флота хуже подготовлены, а значит в ближнем бою у англичан был шанс на победу. Нельсон придумал победную стратегию: двинул две колонны кораблей перпендикулярно на франко-испанцев. Эта битва вошла в историю как Трафальгарское сражение, в ходе которого англичане сохранили все суда и морское господство, а соперники потеряли 22 корабля. Сам адмирал Нельсон был смертельно ранен, но стал национальным героем. Суть его стратегии заключалась в том, чтобы помешать врагу действовать слаженно.

В книге «Хорошая стратегия, плохая стратегия. В чем отличие и почему это важно» Ричард Румельт объясняет, чем отличается плохая стратегия от хорошей. Автор уверен, что придумать и воплотить хорошую стратегию несложно, и подробно описывает процесс ее создания. Книга проиллюстрирована множеством примеров из истории, политики и бизнеса, что способствует легкости восприятия. 



1. Плохая стратегия

Плохая стратегия — следствие заблуждений и ошибок лидера. Плохих стратегий значительно больше, чем хороших. Ни фундаментальное образование, ни обучение на тренингах не гарантируют, что вы не будете разрабатывать и воплощать в жизнь плохие стратегии. Вот основные причины, по которым они создаются:

• Нежелание или неспособность сделать правильный выбор между конкурирующими ценностями.

• Шаблонное мышление — руководитель формулирует стратегические цели, видение, миссию и ценности по образцу, предложенному в книгах по менеджменту. Однако он не учитывает особенностей компании, не занимается анализом и координацией действий.

• Уверенность в том, что для достижения успеха достаточно позитивного настроя сотрудников и руководства.

Плохая стратегия поверхностна и противоречива. Ее формулировки расплывчаты и нереалистичны. Обнаружить плохую стратегию можно, распознав хотя бы один из ее основных симптомов.


1) «Вода»

«Вода» — имитация стратегических понятий и умные разговоры. Люди используют сложные термины, выражения и эзотерические идеи для «избранных». Так создается иллюзия высокоинтеллектуального подхода.

Вот формулировка одного крупного банка: «Наша основная стратегия — это стратегия посредничества, ориентированного на клиента». Красивое слово «посредничество» означает, что банк принимает вклады от одних клиентов и выдает кредиты другим. Иными словами, делает то, что и любой другой банк. А фраза «ориентированный на клиента» намекает, что банк предлагает более выгодные условия и более качественное обслуживание. Однако анализ продуктов и методов работы банка не выявил никаких преимуществ. Таким образом, «посредничество, ориентированное на клиента» — просто «вода». Если убрать глянец и витиеватость, останется констатация факта: «Основная стратегия нашего банка — быть банком».


2) Неспособность выявлять и решать проблемы

Оценить и улучшить стратегию невозможно без понимания проблемы, которую она должна решать. Не спасают положение ни высокие цели, ни огромные бюджеты.

Когда-то International Harvester была четвертой по величине промышленной корпорацией США. Но к 1970-м годам ее прибыль была в два раза ниже, чем у основных конкурентов. В 1977 году в International Harvester пришел новый СЕО — Арчи Маккарделл, бывший президент Xerox. Он разработал стратегию оздоровления компании, которая включала набор из пяти стратегических планов для каждого подразделения. Общая стратегия была нацелена на увеличение доли компании на каждом рынке, сокращение издержек по каждому направлению и рост прибыли. Однако сократив административные расходы, Маккарделл лишь ненадолго увеличил прибыль. Затем он решил заключить новый коллективный договор на более выгодных для компании условиях, чем спровоцировал полугодовую забастовку работников. В процессе стратегических преобразований выжило лишь одно подразделение по выпуску грузовиков, которое впоследствии стало крупнейшим производителем тяжелых грузовиков и двигателей и теперь называется Navistar.

Основная проблема корпорации Harvester заключалась в неэффективной организации труда. Ее невозможно было решить ни путем инвестирования в новое оборудование, ни через повышение зарплаты управляющих. 


3) Подмена стратегии целью

Плохие стратегии зачастую представляют собой декларацию желаемого, а не план по достижению цели.

Однажды к автору обратился CEO компании по производству графики. Он хотел, чтобы менеджеры компании овладели стратегическим мышлением. По его словам, у компании уже была стратегия. Он назвал ее «План 20 и 20», что означало ежегодное увеличение доходов на 20% и прибыли не менее чем на 20%. Документ, в котором была описана стратегия, состоял преимущественно из громких лозунгов, например, «Мы обязуемся выполнять взятые на себя обязательства эффективно и в срок», «Мы будем предоставлять такие услуги, чтобы клиенты выбирали нашу компанию». Ричард Румельт прямо заявил амбициозному руководителю, что это не стратегия, а цели и мечты, и что одной мотивации недостаточно для развития компании. Он предложил проанализировать целевую аудиторию, конкурентов и «узкие места». Результатом работы и станет стратегия: определение двух-трех наиболее перспективных возможностей для бизнеса и действий по их реализации. Управленец-мечтатель поблагодарил г-на Румельта и нашел себе другого консультанта, который первым предложил визуализировать «светлое» будущее.


4) Плохие стратегические подцели

Если стратегические подцели не решают важных вопросов или недостижимы, стратегия не может быть хорошей. Эффективный лидер сначала определяет цели компании, которые соответствуют общим ценностям сотрудников, руководства и акционеров, а затем ставит стратегические подцели (оперативные цели). 

Иногда стратегические подцели представляют собой настоящий хаос.

Ричард Румельт обсуждал стратегию развития с мэром тихоокеанского городка. Стратегический план, составленный комитетом по планированию, содержал 47 стратегий и 178 мер и действий. Под номером 122 был пункт «Создать стратегический план». 


2. Ядро хорошей стратегии

Хорошая стратегия — комплекс согласованных мер, подкрепленных вес-ким основанием — ядром. Хорошая стратегия состоит не только из ядра, но его отсутствие или деформация — серьезная помеха ее эффективности. Ядро включает в себя три элемента: диагноз, политику и согласованные меры.

В крупных компаниях часто диагностируются внутренние проблемы: плохая организация рутинных процессов, бюрократия, слабая координация деятельности и неэффективное управление. В таком случае оптимальная направляющая политика — это реорганизация; а согласованные меры — модернизация кадров, перераспределение полномочий и отладка производственных процессов.

Поставить диагноз — значит определить суть и истоки проблемы. Тщательная диагностика помогает распознать аспекты, которые критически важны для решения задачи. 

Политика — комплексный подход, выбранный для преодоления препятствий и решения проблем, выявленных в процессе диагностики.

Согласованные меры, необходимые для реализации политики, — это последовательные этапы, гарантирующие осуществление выбранного направления действий. Многие руководители определяют политику и считают, что это и есть стратегия. Однако хорошая стратегия всегда включает действия, и в ее ядре должны быть конкретные меры по достижению цели. Все действия должны быть согласованными и скоординированными. Более того, иногда их приходится внедрять насильственно, потому что в период перемен невозможно угодить всем заинтересованным сторонам.



3. Компоненты хорошей стратегии

Хорошая стратегия эффективно работает за счет сильных сторон, которые применяются там, где они дают максимальный эффект. Такой подход работает как для быстрого решения проблемы или получения превосходства над конкурентом, так и для долгосрочного развития компании. Рассмотрим основные источники силы, применяемые в хорошей стратегии: стратегический рычаг, четко определенные цели, цепную связь, план, фокус, рост, преимущества, понимание динамики и борьбу с инертностью и энтропией.

1) Стратегический рычаг

Хорошая стратегия черпает силы в концентрации, внутренней энергии и деятельности. Если четко сконцентрировать усилия на важнейшей цели в правильный момент — использовать рычаг концентрации, — можно достичь максимального эффекта. Стратегический рычаг следует применять там, где едва заметный сдвиг будет наиболее заметным и значимым. Сек-рет стратегического рычага заключается в обнаружении значимых опорных точек и концентрации на них достаточного объема ресурсов. Выбив из арки замковый камень, вы мгновенно разрушите всю конструкцию. В политике и бизнесе тоже есть множество «замковых камней». 

Билл Гейтс согласился создать операционную систему для нового персонального компьютера в 1980 году. И стал самым богатым человеком в мире. Это произошло потому, что он оставил за собой право продавать свой продукт третьим сторонам. Он просто использовал стратегический рычаг в подходящий момент.

Стратегический рычаг можно создать на базе трех факторов:

• Умения прогнозировать. Хороший стратег умеет предвидеть изменения в политике, на рынках, внутри отрасли и в поведении людей. Эта способность становится его важным конкурентным преимуществом.

В период роста популярности внедорожников и кроссоверов в США Toyota инвестировала более миллиарда долларов в разработку гибридной модели с бензиновым двигателем и автоматической трансмиссией, бесступенчатой коробкой передач с электронным управлением. Компания создала также собственные микросхемы и программное обеспечение для управления этой системой. Руководство компании было уверено, что со временем гибридные автомобили станут главной товарной категорией из-за более низкого расхода топлива. Кроме того, было очевидно, что другие автопроизводители не станут инвестировать в разработку собственных систем, которые могли бы составить конкуренцию системе Toyota, из-за доступности лицензии на технологию Toyota. Эти прогнозы оказались достаточно точными.

• Определения поворотного момента. Если стратег поймет, где поворотный момент, он многократно усилит эффект от сфокусированной энергии и использования ресурсов. В условиях соперничества точкой опоры может послужить дисбаланс между позицией конкурента и имеющимися возможностями, между притязаниями и реальностью.

В 1987 году Рейган обратился к Горбачеву, стоя у Бранденбургских ворот в Западном Берлине: «…Если вы хотите мира, стремитесь к процветанию Советского Союза и Восточной Европы, мечтаете о свободе для своего народа, подойдите к этим воротам! …Распахните их! …Снесите эту стену!» Если бы Рейган бросил этот вызов в 1983 году Андропову, ничего бы не изменилось. Но в тот момент обращение американского президента стало стратегическим поворотным моментом из-за наличия дисбаланса между заявлениями советского лидера о том, что СССР встал на путь свободы, и реальными фактами.

• Концентрации. Концентрация дает значимый эффект, когда вы ограничиваете количество целей и фокусируете на них все внимание, поэтому конкуренты, заметив ваши действия, едва ли смогут оперативно мобилизовать силы для ответной реакции. Когда достигается критический уровень усилий, необходимых для влияния на систему, возникает пороговый эффект. Уровни усилий ниже него практически безрезультатны. 

Ярко выраженный пороговый эффект наблюдается в рекламном бизнесе. Ограниченный объем рекламы не приносит никакого результата. Чтобы начать получать плоды от рекламных усилий, необходимо перейти определенный порог. Иногда распределять рекламные усилия стоит не равномерно, а короткими рывками, концентрируя их в определенных промежутках времени. Иногда имеет смысл продвигать продукты, концентрируя усилия на рынках, где продукт только появился, и таким образом стимулировать интерес у покупателя.


2) Четко определенные цели

Правильно выбранная цель указывает на мишень, по которой компании удобно «стрелять» и даже «попадать в десятку». Для четкого определения цели нужно сделать следующее:

• Устранить неопределенность. Каждая организация бывает в ситуациях, когда сложность и неопределенность достигают поистине угрожающего масштаба. Важнейший долг любого руководителя — устранить значительную долю этой неопределенности и дать подчиненным более простую задачу — задачу, решение которой можно найти. Многие лидеры совершенно не справляются с этой ответственностью, во всеуслышание заявляя об амбициозных целях, даже не попытавшись устранить хотя бы часть неопределенности, связанной с конкретными препятствиями, которые придется преодолевать членам их команды. Ответственность означает нечто большее, чем готовность взять на себя вину за неудачу. Она предполагает постановку ближайших целей и задач, которые компания действительно способна решить. 

• Занять сильную позицию и подумать об альтернативных вариантах. Чем сложнее ситуация, тем более точной должна быть стратегическая цель. В неопределенной ситуации цель в большей степени зависит не от прогнозов на будущее, а от умения лидера занимать сильную позицию и предлагать альтернативы. 

Профессиональные шахматисты не стремятся немедленно поставить мат или получить материальное преимущество. Большинство ходов направлены на то, чтобы получить более сильную позицию, удачно расположив фигуры. Так у них будет больше альтернатив. В бизнесе, политике и государственном управлении тоже нужно вырабатывать долгосрочные стратегии, которые дают определенные преимущества и свободу маневра.

• Выстроить иерархию целей. Цели высшего уровня являются базой для целей подразделений более низкого уровня. Без этой последовательности (каскадной разработки) теряется связанность работы всей организации. В итоге разработки иерархии целей должен создаваться своего рода кумулятивный эффект решения проблемы со все большей степенью детализации на каждом из уровней.


3) Цепная связь

Если система строится на логике цепной связи, ее эффективность ограничена слабейшим звеном, которое нельзя усилить за счет укрепления других звеньев. Поэтому при построении стратегии нужно следить за функциональностью и надежностью как каждого звена, так и всей цепи.

В космическом корабле многоразового использования Challenger слабейшим звеном было уплотнительное кольцо из твердой резины. Во время запуска 28 января 1986 года горячий газ прорвался в конструкцию, и ракета взорвалась. Экипаж погиб. Трагедия произошла, несмотря на мощный двигатель, усовершенствованный центр управления полетами и качественную подготовку экипажа.

Логика цепной связи проявляется при самых разных обстоятельствах и в разных областях деятельности, в которых важно качество отдельных компонентов.

Проблемы экономического развития ряда стран — следствие наличия цепной связи в системе.

• Нет смысла поставлять современное оборудование в страну, где нет квалифицированной рабочей силы.

• Без коррупции невозможно избежать бюрократии, но при этом именно бюрократия служит противовесом кумовству и коррупции.

• Улучшение дорог повышает нагрузку на плохо оборудованные порты, а модернизированный порт без хороших дорог никому не нужен. Но если построить новые порты и дороги, коррумпированные чиновники начнут требовать дополнительную плату за использование этих мощностей.

В хорошей стратегии все компоненты достаточно сильны и работают в тесной связи. 


4) План

Термин «стратегия» пришел из военного дела. В далеком 216 году до нашей эры в битве при Каннах у Ганнибала была стратегия, в которой присутствовали и три фундаментальных аспекта современной стратегии:

• Замысел. В той или иной форме в хорошей стратегии обязательно присутствует предварительный план, который не исключает импровизации и гибкости при его воплощении.

Битва при Каннах была тщательно продуманной и детально разработанной операцией. 

• Прогнозирование. 

Ганнибал неплохо разбирался в военной системе римлян и знал противника в лицо — Карфаген уже воевал с Римом ранее. Поэтому поведение легионеров было для него предсказуемым. Кроме того, Ганнибалу было известно о буйном нраве консула Варрона. Накануне битвы Ганнибал совершил ночной набег на лагерь Варрона, чтобы спровоцировать необдуманные действия со стороны консула. 

• Последовательность согласованных действий. Стратегический план всегда бывает конкретным и подробным. Он включает согласованные действия, направленные на решение актуальной задачи.

Стратегия Ганнибала при Каннах представля&#x