H
@holy_father
0 Followers
0 Following

К вопросу о природе большевизма

Для начала, стоит отметить, что Межуев видит истоки большевизма не столько в учении Маркса непосредственно, сколько в специфических условиях русской истории и русской революции. Большевизм возник в стране, стоявшей перед необходимостью ускоренной модернизации в условиях исторической и культурной неготовности к ней большинства населения. В такой стране модернизация априори не могла осуществляться по мирному и демократическому сценарию. Таким образом, большевики отошли от демократической организации власти по причине, имеющей сугубо объективное происхождение, считает Межуев. А именно — ни одна из известных к тому времени форм демократии не содержала в себе ответа на два коренных вопроса русской истории, которые во многих странах Европы были решены задолго до установления там демократических порядков.

Как данные меняют экономику

В последнее время часто приходится слышать о том, что в современной экономике роль информации стремительно возрастает, и она становится основным фактором производства. Отчасти это так. Действительно, ни разу в истории человечества сбор и анализ данных не играли такой важной роли, как сегодня. Однако выводить из этого факта главенствующую роль информации в экономике и создании стоимости — значит впадать в заблуждение, ведь, как показал еще Маркс, новую стоимость способен создавать только общественный труд.

Социальный эксперимент Р. Оуэна

Роберт Оуэн

Роберт Оуэн по праву считается одним из первых социальных реформаторов XIX века, а также величайшим утопистом-практиком. Разочаровавшись в «образованном» английском обществе, Оуэн в 1825 покидает родину и отправляется в новый мир – в Америку. Здесь, в штате Индиана, в глухой, малонаселенной местности, он приобретает 30 000 акров земли, принадлежавшей раньше одной религиозной общине и основывает здесь коммуну под говорящим названием «Новая гармония». Так начинается крупнейший социальный эксперимент XIX века.

Народники и марксисты

Печатные органы "Народной воли" и "Черного передела"

По Покровскому, формула развития пореформенной России выражается словами: «Абсолютизм и отречение от политической свободы при максимуме гражданской свободы, как необходимое условие дальнейшего капиталистического развития без революции…». Эта формула была достаточно ясна уже для современников, которые легко заметили, что развитие капитализма не только не ведет к ослаблению помещичьего господства в деревне и самодержавия в городе, но, напротив, по-своему укрепляет их.

Альтернативы 1917 года

Рабочая демонстрация в Петрозаводстке, февраль 1917 года

Прежде всего возникает вопрос: а была ли возможность вообще миновать революцию в России? Известно, что некоторые страны сумели обойтись без революционных потрясений при переходе от традиционного аграрного общества к индустриальному урбанизи­рованному, но это - скорее исключение, а не правило. Чтобы воз­никла возможность избежать революции, в господствующих клас­сах должна сформироваться группа реформаторов, способных не только провести филигранные реформы на опережение, как пра­вило в ухудшающейся социальной ситуации, но и преодолеть эго­изм правящих слоев. В начале XX в. переход к индустриальному обществу накопил горючее для социального взрыва, а к серьезным преобразованиям правящая элита не была готова. Так что в той или иной форме революция в начале XX столетия была неизбежна. В России реформы, даже последовавшие за революцией 1905- 1907 гг., исходили из необходимости сохранения и самодержавия, и помещичьего землевладения. Система и в 1905 г. «не поняла на­ мека истории». Завалы на пути дальнейшей модернизации России сохранялись, реформы не помогли решить ни проблему острейшего аграрного перенаселения, связанную с помещичьей системой низ­кой производительности труда на селе, ни их последствий в городе, сохранявших взрывоопасную социальную обстановку. Накапливал­ся и конфликт в элитных слоях, порожденный аристократически-бюрократическим характером правящего слоя, вызывавшего непри­ятие в остальных элитных слоях.

Маркс и общественно-экономические формации

В марксистском дискурсе еще со времен II Интернационала прочно закрепился термин «общественно-экономическая формация». Казалось бы, для всех, кто хоть немного знаком с марксизмом, не составит труда перечислить эти «формации»: первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и, наконец, коммунистическая. Именно эту схему ("пятичленку") вдалбливали в голову целым поколениям советских граждан. Но что если в текстах Маркса при всем желании нельзя обнаружить учения о пяти общественно-экономических формациях?