В ебенях выебут (Final)

А ведь все началось из-за обычных клопов, а вот теперь я в закрытой машине на грани изнасилования.

Да так, просто КиШ
  1. С микрофоном на детском велосипеде
  2. В ебенях на детском велосипеде
  3. В ебенях на чужой фуре
  4. В ебенях на ночь
  5. В ебенях выебут

Я люблю девушек.

Возможно, когда вы садитесь к человеку в машину, стоит перед этим, задать ему пару вопросов. И каких-нибудь таких, от которых нормальный (по вашему мнению) человек смутиться, но убегать от вас не будет. На практике я этого не проверял, но стоило бы пораскинуть мозгами и придумать такие фразы...

Я еще раз оглянулся назад, посмотрев на то место, где стоял более получаса и бросил взгляд на, все еще стоящую на аварийке, машину. Он едет в Москву! Это просто замечательно. Я смогу спокойно посидеть в машине, может, поболтать по душам, дочитать "Голливуд" и до дома останется меньше десяти километров. Мы поздоровались. Его звали Артур, почему-то его имя я запомнил. Он был лет тридцати с виду и так же как дальнобойщик, который меня довез до окраины владимира, скорее всего тоже родом из Таджикистана. Я поблагодарил его, как и остальных, кто меня подвозил, рассказал про автостоп и в ответ опять получил небольшое удивление.

Пару минут мы проехали молча. Я успел пристегнуться и хотел уже окунуться в книгу. Конечно, за все то время, что я катаюсь автостопом, я не уходил полностью в себя, когда сидел в машине и постоянно краем глаза следил и за водителем и за навигатором. И здесь навигатор тоже был. В тех машинах в которых его не было, было немного стремновато, но в них водители внушали доверие. Уже 197 километров до москвы. Артур, таким очень интеллигентным голосом меня спрашивает: "А... Извините, а вот вам как, парни больше нравятся или девушки?".

Ну мало ли, может ему просто интересно, или хочет хоть как-то завязать разговор — подумал я, но и сразу же насторожился. Так, нож вроде в кармане, хотя еще не время волноваться, ничего еще не произошло.

— ... Ну, мне девушки нравятся.

— А. А мне вот больше парни.

Вот на этом моменте уже стало стремновато. Ладно, если бы это просто промелькнуло в разговоре так, случайно. Но когда это вот так вот и даже десяти минут не прошло... Что бы вы чувствовали, если бы сидели в закрытой машине, с человеком не традиционной ориентации, который не с того ни с сего начинает с вами об этом говорить? Возможно у него накипело. Но не похоже на это... в такой ситуации.

— И вот что? Вам только девушки и нравятся? А парни?

— Да нет, я больше по девушкам.

— Почему?

— Нууу... это не по мне, не хочу я, не моё это...

— И даже попробовать не хотите ?

Все это время Артур тянул свою правую руку ко мне. И на фразе, не хочу ли я попробовать, рука уже была на моем бедре. Да. Вот теперь стало реально страшно. И вот что я могу сделать? Нанести какой-то вред водителю? Еще ничего не произошло, и если что-то то будет, доказательств не хватит. Начать ему угрожать? А я не знаю его реакцию. Тем более мы в едущей машине. А тем временем он все еще медленно водил рукой по моему бедру, понятно на что надеясь.

— А, вы могли бы для меня кое-что сделать?

— Ну, я же вам говорю, мне девушки нравятся.

— А вы даже не пробовали? Разве есть хоть какая-нибудь разница?

-—Для меня разница есть и, мне нравятся девушки, не парни.

— И вот даже совсем немного? Не хотите сделать мне приятное?

Я все смотрел на эту грязную волосатую руку, обхватившую мою ляжку и ползущую куда-то между ног. Надо было что-то делать. И попытаться это сделать максимально без болезненно. Может, просто его попросить сработает...

Хорошо, что геи обидчивые

— Так, мужчина, уберите, пожалуйста, руки.

— А что вы? Вот прям никак не хотите?

— Нет. Говорю я вам. Не моё это. Высадите меня, пожалуйста.

— Совсем?

— Да. Совсем. Я девушек люблю и все.

— Так, ладно, извините, но дальше я с вами не поеду... Выходите.

Он высадил меня на какой-то людной остановке. Теперь я оказался в какой-то деревне, из которой надо еще выйти на нормальную дорогу. Первое, чем я себя утешил было то, что он похоже просто обиделся. Но тут моя фантазия поплыла и мне стало ооочень хуево.

А что если... А тогда бы... Почему я... Что было бы дальше... А если бы я попытался... Я пребывал в неком шоке. Шел вдоль дороги я размышлял. То, что ничего в конце концов не произошло, не давало оснований моему мозгу не продолжать паниковать. Хотелось как-то все это заглушить. Ловить сейчас машину мне совсем не хотелось: "Может бросить все это дело? Дойти до ближайшей ЖД станции и уехать?" — в моей голове ходило много подобных мыслей, в тот момент. Но ведь шансы попасться в такую же ситуацию или хуже, теперь уж точно сильно малы. Фортуна уже подкинула мне озабоченного гея и в следующий раз она это сделает нескоро. Если вообще сделает.

Пока я шел вдоль трассы, полил дождь. В такой ситуации он только усугублял мое состояние. Я укрылся от него под зонтом и направился дальше. В голове мелькали мерзкие кадры того, что могло бы произойти. Мне было тошно. Эта грязная рука на ляжке, что бы могло быть дальше? Этот гряз... Ну нет, надо отвлечь себя от этих мыслей. Тогда я дошел до следующей остановки и сел на нее. Все еще лил дождь, вокруг никого не было, только проезжающий мимо машины, которым на тебя глубоко наплевать.

Сидя на лавочке, я достал большую булочку с маком, которую купил в городе и принялся ее медленно есть, пытаясь забыть все что происходило и увести свои мысли в другую сторону. Конечно, булочку я в конце концов доел, но заместо того что бы забыть об этом, открыл соц сеточки и принялся об этом писать голосовые, получая в ответ смех и подколы. А наверное так и лучше. Над этой ситуацией стоит посмеяться и оставить в дальнейшем как забавную историю. Но не сейчас. Сейчас я так не могу. Убрав телефон и молча доев булочку, я дождался окончания дождя. А может это из-за того, что у меня длинные волосы? Почему именно я ?..

Ему было влом покупать билет и он купил себе такой же автомобиль

Дождь закончился. Шок шоком, Хуевое настроение хуевым настроением, а двигаться надо было. Но хоть какой-то стимул нужен был. Конечно! Музыка. И музыка такая, которая делает из дерьмового настроения, хорошее дерьмовое настроение. Настроение в котором ты с улыбкой на лице ненавидишь всю вселенную и будешь ебурить каждого недруга. Кровосток в студию!

"Города это пиздеееец, страшнее только деревни" — под эти слова я шел вдоль шоссе, смотря на одноэтажную Россию вокруг с дикой улыбкой на лице, за которой скрывалась боль. И эта боль так и не хотела полностью сходить на нет, но, медленно, она угасала. Дорога шла в гору и наверху был виден наземный переход. Дойдя до него и смотря вниз, на спускающиеся машины, я приметил пару мест где можно было бы по стопить. Первая точка была на самом спуске, что не сильно логично, но склон в том месте уже казался пологим. Проблема как раз в том, что Первая точка была, мне пришлось идти дальше. Спустясь со склона, я встал около выезда с заправки и продолжил стопить.

Время тянется медленно, интервалы из-за далеких светофоров кажутся вечностью, и ты не знаешь что делать в такие моменты. Дождь уже давно перестал лить, и солнце в небе заняло доминирующую позицию. Было очень жарко.

Постоишь так минут десять и идешь еще на несколько метров вперед. Не знаю зачем, на вряд ли это что-то изменит, но это придает немного надежды. И стоишь с затекающей рукой еще несколько минут, смотря на машины: кто-то перестраивается из ряда в ряд, кто-то объезжает тебя, потому что стоишь очень близко, а ты заглядываешь к ним в окна и смотришь на реакцию.

Никто меня не подбирал, я то шел, то стопил более часа. За это время ноги преодолели более двух километров, а от двух литров воды осталось немного. Знак "Остановка запрещена!" постоянно норовил встретиться там где не хочется. Этот красный крест на синем фоне знатно меня вымотал. Я смотрел вслед машинам и думал: "Еще немного и я окажусь на том месте, где меня вчера подобрал таксист". Я уже начал вспоминать историю о парне, стопившим день и ночь

Какой-то многоместный пикап свернул на обочину и остановился не далеко возле меня. Я пошел в его сторону и спросил водителя в окно о пункте его назначения. Москва! Я сел на переднее сидение, и мы завели разговор.

— Спасибо вам большое, что подобрали. Я стоял, стопил уже часа два.

— Ух ты. Настолько долго никто не подбирал? У нас тут народ боится останавливаться, мало ли кто встретиться. А мне не сложно, плюс один я, поговорить не с кем.

— Да, понимаю, есть чего бояться. Со мной вот история с предыдущим водителем произошла, гей он был. И мы, значит, сидим, а он вдруг тогой спрашивает: "А вам больше парни нравятся или девушки?" Я сразу понял, что что-то не ладо.

— Мда...

— А потом еще лезь ко мне начал. Слава богу, когда я его высадить меня попросил, он так и сделал.

— Пиздец. А так ты чего во Владимере забыл?

— Да так, решил автостопом прокатиться. Во Владимир и обратно. Такой, пробный забег. В планах вообще в Пермь автостопом скататься.

— В Пермь? Это ж сколько там километров?

— 1400 - 1500, вроде бы.

— Ну слушай. Можно же и другими способами добраться.

— Так у меня процесс — главное.

— И все-таки. Есть же бла бла кар например. Или на том же самолете дешевые билеты найти можно.

— Наверное. Но я когда быстро билеты просматривал, находил только тысяч за семь или и того больше.

— Ну, если смотреть в те дни, в которые никто не летает, в будни, то может и дешевле намного быть. Когда у меня друг в беларусь ездил, я ему сказал, что бы авиабилеты взглянул. Может они сейчас по дешевле будут. Ему надо было запчасть одну для машины купить, а везти ее дорого. Он мне через неделю пишет и говорит, что вот, билеты по пять по шесть тысяч — много. Я тогда нашел ему какие-то билеты за 2 000, и показал. Ему ни дата ни время принципиальны небыли. И он полетел. В Минске ему надо было забрать тот капот и обратно отвезти. Билеты он только дорогие нашел — за 4 000, да и куда ему, с капотом. В итоге то что он сделал, было удивительно. Мой друг купил в Минске себе такую же машину, как и у нег самого за 16 000, и поехал на ней Москву. А пока он ехал, обзвонил всех своих друзей, кому запчасти нужны были свежие. В итоге, когда он в Москву приехал, все с этой вольво запчасти хорошие сняли и говно старое запихнули. А потом он ее за 25 тысяч продал кому-то. Ну, и капот себе поменял.

— Красава мужик!

А вы еще будете писать сценарии?

Еще когда я сел к нему в машину, сразу же расползся по сидению. Я размяк и утонул в нем. Усталость была сильная и после того разговора, я молча сидел и смотрел в окно, а потом одолжил зарядку для телефона и погрузился в книжку.

По сути, "Голливуд" это небольшая автобиография Чарльза Буковски. А точнее история его молодости, описанная в сценарии, и его жизнь в настоящем. Он сам это подтверждает к концу книги, рассказывая, что после сценария, следующие произведение который он печатает в комнате, на своем IBM, будет о том, как мы снимали этот фильм ( да вроде, это и не спойлер, если в этой книге можно хоть что-то за спойлерить).

Буковски бухарик еще тот. Он слабо понимает тех людей которые бросили пить и встали против этого, да и в общем не видят ничего плохого. Сам он благодаря этому приобрел многие хорошие связи и много чего еще. Первые свои впечатления от алкоголя он описал так: "Мне нравилось быть пьяным. Я понял, что полюблю пьянство навсегда. Оно отвлекало от реальности".

Только вот есть пара нюансов: Все хорошие люди (по его мнению), с которыми он общался, давно уже откинули копыта и по большей части из-за передоза чем-либо, нищеты, самоубийства или были укокошены кем-нибудь в гетто. А самого Чарльза от этого спасло его писательство и жена, которая никогда не против прокинуть еще пару бутылочек вина, но вместе с этим вся семья сидела на здоровом питании. Не один раз Буковски говорит что Линда (в произведении — Сара) подливает ему жизнь.

Ну а философствование пошло по тому, что книжку, меньше чем через пол часа, я дочитал, а мозг надо было занять. Занять мыслями, видом из окна или разговорами. Но разговор не пошел.

— А вот у вас есть какие-нибудь хобби? Чем в свободное время увлекаетесь?

— Да особо не чем, все время работой занято.

Да... Такова эта реальность, и люди попавшие в этот порочный круг. Сами того не осознавая. Быт. Только на него время и хватает. Бытовуха... Бытовкуха... Что-То долго... ПРОБКИ... ЗАЕБААЛИ...

Так вот где все и начиналось

— Так, да. Вот здесь. Высадите меня по близости?

— А вот, остановка как раз рядом. Давай здесь.

— Еще раз большое вам спасибо за то, что подхватили. До свидания!

Мир не без добрых людей. Эту фразу мне сказал другой водитель, который высадил меня в ста метрах от этого места, всего лишь один день назад. Отсюда я мог бы дойти пешком, но жажда стопить вернулась, я отдохнул. Пройдя пару сотен метров, я опять поднял большой палец. Как же было забавно вспоминать, что я когда-то так этого стеснялся, боялся и убирал руку, когда машина проезжала мимо. А сейчас ничего этого нету. Спокойно стоя почти на самой дороге я сигналю машинам.

Минут двадцать спустя, ко мне подъехало Яндекс такси, но история та же, парень просто едет брать заказ и денег платить мне не надо.

— Да, вот там.

— Хорошо.

— А, так вы дальше туда едите?

— Да.

— Тогда давайте вон там.

— То есть вон там?

— Да, вот здесь.

— Вот тут?

— Да.

— Вот тут.

— Да, можно и тут. Спасибо.

Таксист "шикарно" выражал свои мысли, я делал то же самое. Но наконец, добрался. Эти места я знал как свои пять пальцев. Вспомнив о еще одной пачке сухой лапши, я ее достал, засыпал внутрь специи, шел по дороге, на которую свернул таксист и хрустел.

Дачные участи ограждались забором. Но была калитка. Но не было ключей. Но было влом обходить. Пройдя вдоль забора, я попытался перелезть, забравшись по дереву. Но дерево, особенно после дождя, не поддавалось. Вскоре, пройдя еще дальше, в глаза бросилась береза, которая рухнула на забор и немного опустила сетку. Через нее не составило труда перелезть и прыгнуть в канаву.

Я тюлень

Я шел по засыпанной щебнем и песком дачной аллее. До дома оставалось пара метров. Около получаса назад звонила мать и я сказал, что скоро буду. Вот калитку открывает младшая сестра, садиться на велосипед и едет в противоположенную сторону. Они думают, что я вернусь нормальным путем и обойду СНТ. Не буду отвлекать сестру, пусть она ищет там, где меня нет. Только она свернула на главную аллею, я открыл калитку.

Мать меня встретила, я что-то ей рассказал, потом еще что-то рассказал, потом, не помню, что я делал. Может быть я начал писать "В ебенях на чужой фуре", а может просто залип в ютуб. В таком состоянии я был бы не против сидеть и смотреть телевизор, поедая какую-нибудь дрянь. Эмоционально за эти несколько дней я истощился. И начал отходить. Я страдал совершенным "ничем" несколько дней. Мысли о том "озабоченном" начали потихоньку исчезать и я опять сел за клавиатуру.

Прошло больше десяти дней, с того момента как я отправился автостопом. И за это время я успел попасть в эту ловушку комфорта. Все это время я ел кучу сладкого, вообще не думал о здоровье, лежал тюленем, купаясь в информационном мусоре, куда-то катался на велосипедах, не заводя глубоких разговоров, засиживался допоздна у друга за плойкой и т.п.

Такой комфорт быстро приедается, это вредно, не экономно, и надо бы вернуться к чтению дневников Толстого и продолжить карать себя за каждую оплошность :) Дискомфорт в жизни, придает ей контраст и смысл. А когда его нет, мы теряем вкус к жизни. У нас есть все, но мы этого не ощущаем зажратые мы мрази...

Вначале, конечно, мы получаем удовольствие. В мозг бьёт приток дофамина. Бьёт и продолжает бить дальше. Мозг привыкает. Мы все по жизни сидим на одном наркотике и гонимся за новой дозой. "Нормальные" люди стремятся к любви, успеху, счастью. Мы все боимся что-то потерять, потерпеть поражение, кого-то расстроить, одним словом — слезть с дофаминовой иглы и хоть как-то выйти из зоны комфорта.

Эх, а если бы не те клопы, заставившие меня выйти из дома...

Уют заменил людям свободу

Артемьев Захар
«Люди и их тараканы»

P.S.

Конец