Блокноты на коленках в гостях у губернатора Осипова

Каждый забайкальский губернатор со времён Константина Ильковского проводит встречи с блогерами. Обычно блогеров отделяют от журналистов, для которых проводят пресс-конференции.

Я на встречах с блогерами бывал несколько раз, равно как бывал на встречах губернаторов с журналистами и руководителями СМИ. Писал про это посты:
- Ильковский - июнь 2013 года, первая встреча с блогерами. Очень памятная, к слову;
- Ильковский - декабрь 2013 года, просто так с блогерами. Не осталось впечатлений;
- Ильковский - апрель 2014 года, встреча с блогерами по проектам парков. Было интересно;
- Ильковский - декабрь 2014 года, руководители СМИ, было интересно прям;
- Ильковский - апрель 2015 года, обо всём на свете с редакторами;
- Ильковский - декабрь 2015 года, встреча с блогерами в Музее декабристов. Запомнилась мне больше всего из всех - и формат, и место, и компания, и обстановка;
- не помню кто - лето 2016 года, когда были выборы в Госдуму и губернатора Ждановой;
- Наталья Жданова - ноябрь 2017 года, обо всём на свете. Вообще, интересно было.

Что тут можно легко заметить, м? Ильковский в среднем встречался с блогерами и/или редакторами-руководителями СМИ раз в полгода, и за три года работы при всех своих минусах успел более-менее расположить к себе всех этих людей. Они его и критиковали, и ругали (как я), но - привыкли. С 2014 года вообще видна некая система - по нынешним временам обзавидуешься.

Жданову хватило на одну встречу, да и то с руководителями СМИ, пресс-конференции её я помню смутно. Она иногда решалась даже на интервью, но чувствовалось, что вся эта активность даётся ей с каждым разом всё труднее. Вот интервью с ней, которое мы с Екатериной Шайтановой брали в октябре 2013 года - оно резко отличается от того, что я брал у неё в конце 2017-го. За четыре года Жданова устала, и на втором интервью, на которое я ссылаюсь, я испытал совершенно жуткое для журналиста чувство. Я даже не могу вспомнить, было ли со мной ещё когда-то ещё такое - в середине разговора я понял, что вопросы задавать бессмысленно, потому что она вместо ответов льёт дистиллированную воду. Передо мной лежали распечатанные на листочке А4 вопросы, которые я, задавая, постепенно вычёркивал, и вот на середине я понял, что всё это не имеет смысла. Я, помнится, как-то мгновенно развалился - больше всего мне хотелось уйти, но, понятно, досидел до конца, сильно сократив список вопросов. Это было первое интервью в моей жизни, в котором респондент мне публично солгал, что тоже сильно изменило мою картину мира (Жданова говорила мне, что не допустит уничтожения "Энциклопедии Забайкалья", но, насколько мне известно, чуть ли не в тот же момент, что она мне давала интервью, проект уничтожали шестью этажами ниже. Ну и уничтожили).

И вот губернатор Осипов. Я уже не работаю журналистом и так себе блогер, так что, может, я какие-то его встречи пропустил. Но вообще вряд ли. Насколько мне известно, пресс-конференция у Осипова за полтора года его работы в регионе была одна, а с блогерами он не встречался. Ну и если блогеры - это по желанию, то пресс-конференции - это обычная плановая работа главы региона, которой у Осипова нет.

Встреча проходила в "Мегаполисе" на Богомягкова в формате, который мне никогда не нравился - ставятся стулья по кругу, все сидят лицом друг к другу, блокноты на коленках.

Я, может, ретроград, но мне удобнее работать за столом, а встречу журналистов с губернатором я полагаю за работу. Идеальный формат - все сидят за столами и разговаривают. Всё остальное - от лукавого. Хакатоны, пресс-панели и прочая мура. Не люблю, да и работать нормально невозможно. Мне даже кажется, что Валя Дымченко про это как-то смешно пошутила.

На встречу позвали всех подряд - блогеров, журналистов и руководителей СМИ. Также был Евгений Юрьевич Касьянов, который не входит ни в одну из этих трёх категорий. Ну и Александр Викторович Потяев - председатель регионального Союза журналистов. Я сразу запутался, потому что меня звали, как руководителя СМИ, а по формату было понятно, что это пресс-конференция, на которой надо задавать вопросы. Где-то в душе я чувствовал себя и блогером, но забыл, какой блог я веду. Думаю, что это странно, и блогеров надо отделять от журналистов, а журналистов в идеале разводить с руководителями СМИ, потому что у руководителей и их журналистов, как правило, немного разные запросы. Но это вот ошибка, которую в той или иной форме совершали все губернаторы.

Я опасался, что встреча будет в стиле того, что проводил Медведев с полностью контролируемым пулом, но в аудитории было в достатке журналистов, и в принципе вышло довольно любопытно.

Осипов довольно пространно ответил про строительство детской клинической больницы в лесу напротив "Академии" (я не понял его эмоций совершенно, и слушал губернатора с лёгким изумлением, особенно в том месте, где он предложил критикующим вырубку сосен людям пойти и после вырубки посадить по паре десятков деревьев самостоятельно. У меня прямо левая щека как бы по всей своей площади в этот момент начала дёргаться, но я взял себя в руки и успокоил нервный тик). Дал очень лестные характеристики своему правительству, чем тоже меня удивил. Опроверг информацию "Московского Комсомольца" о конфликте азербайджанцев и армян на территории региона, в который ему якобы пришлось вмешиваться.

Дал шикарный комментарий про то, как бороться с коррупцией - мол, не дадим шнырям промышлять. Я слушал буквально с открытым ртом, потому что Осипов до сих пор коррупцию не комментировал ни разу на моей памяти, а масштабы почти открытого воровства околобюджетных денег при нём даже со временами Ильковского сравнивать не получается (вот история про Фонд развития, но эта история цветочки рядом с дизайн-кодом, в которой из Фонда почти открыто попёрли 25 миллионов рублей, и никого за это даже не наругали. Ну и город маленький, все любители бюджетных кормушек хоть и плевать хотели, но всем примерно известны). Ещё губернатор в очередной раз отказался вскрывать информацию о том, как попилили 100 миллионов рублей, которые федерация дала региону на премии чиновникам (Осипов два раза пошутил про это в процессе, но там смеяться не над чем - судя по всему, топовые чиновники в регионе получили суммы от 3 до 10 миллионов рублей, и для региона со средней зарплатой в 40 тысяч рублей это не нонсенс даже, а просто неприкрытая наглость, а если учесть, сколько они распилили на выборах в 2019 году, то это вообще за гранью добра и зла).

Ещё Осипову задали вопрос про пропавшего главу Читинского района Кургузкина. Слушая ответ Осипова, я чувствовал, что мир как бы немного подёрнулся дымкой. Как будто мы все оказались в другом измерении. Все вместе нырнули в один из миров Хантера Томпсона. Мне даже показалось, как будто я доктор Гонзо, мы мчим по пустыне на Chevrolet Impala, а из магнитолы говорит Александр Михайлович про Кургузкина. Я даже не смогу передать суть, но наверняка наши журналисты завтра расшифруют запись и можно будет прочитать про это новость на "Чита.Ру". Суть там была такая, что Кургузкину плохо, это как-то связано с его предыдущей работой в МЧС, а теперь его не надо трогать, и вообще непонятно, выйдет ли он на работу или нет. Я никак не мог словить, про что именно говорит Осипов и что именно спросил мой коллега с ЗабТВ, и мне казалось, что сейчас на губернатора посыплются уточняющие вопросы, но мы все к концу монолога Осипова были как бы в казино Bazooko, и уже не могли говорить. На самом деле, назначенный Осиповым главой Читинского района Кургузкин проходит то ли свидетелем, то ли подозреваемым по делу об очередных махинациях с землёй в этом муниципалитете, и его не сняли с должности по каким-то очень субъективным причинам. Но послушать версию Осипова по этому поводу было весьма интересно. Как в кино сходили, ей-богу.

Сам Осипов показался мне весьма напряжённым. Это, впрочем, не отменяет его природного обаяния (может, я обаяние с харизмой путаю, не знаю). Конечно, к некоторым вопросам он оказался совершенно не подготовлен, и плыл по волнам своего сознания, как парусник после бури со сломанными мачтами, но для меня лично это было сущим кинематографом, я даже удовольствие получил. Чувствуется, что Осипов при всех его минусах - самый настоящий интеллектуал, но опыта публичной активности даже после ядерного 2019 года совершенно не хватает, и к прямой схватке с каким-нибудь Володей Свечниковым он вряд ли готов, конечно. Меня раза три подмывало полезть в дискуссию, но я понимал, что это какой угодно формат, но только не пикирование с главой региона под камеры.

Чувствовалось, что Осипова плохо подготовили ко встрече (хотя я бы на его месте уже без помощников бы со всем разобрался - сколько времени-то прошло, полгода уже из пустого в порожнее переливаем). Тут, как мне кажется, всё довольно понятно и вообще-то нам в 2019 году показывали по этому поводу мастер-классы, изумлявшие потом итоговым результатом. Насколько я понимаю, пресс-служба организует и модерирует встречу, даёт информацию по поводу того, кто придёт и что может спросить (может, запрашивает вопросы заранее). Внутриполитический блок на основании этой информации запрашивает в структурах правительства всю необходимую фактуру, анализирует её, готовит справки, предлагает губернатору акценты, поднимает этот материал на восьмой этаж, даёт погрузиться, после чего можно поиграть в вопросы-ответы, что-то покорректировать в фактуре, подаче, поведении, реакциях. Управление делами готовит техническую часть встречи. Потом обратная связь, разбор полётов, замечания на будущее - бинго! (опытный губернатор обойдётся без всего этого, но Осипов не опытный - он пресс-конференции раз в 1,5 года проводит) Но что-то явно пошло не так.

Тема с больницей давно известна, и совершенно понятно, что Осипов вынужден отстаивать ту площадку, которую они по тем или иным причинам выбрали для стройки. В лесу - так в лесу. За горкой - так за горкой. Но под каждую позицию в таком спорном вопросе нужна железная аргументация и/или сакральные жертвы и/или какое-то жертвоприношение на алтарь, под которым скрывается 6 миллиардов бюджетных денег (например, можно пообещать личный контроль не только за высадкой деревьев в количестве, кратно превышающем искомые 800 сосен, но и за тем, чтобы они прижились и начали публично расти вверх. Но вместо этого губернатор заявил, что деревья должны высаживать те, кто вырубку критикует о_О Это как тушить костёр керосином). Осипов нагородил какого-то неусваиваемого пафоса, который не выдерживает никакой совершенно критики, и если бы это был формат дискуссии равных собеседников, то от губернатора не оставили бы камня на камне. И это вина тех людей, которые готовят ему обоснования тех или иных решений - если уж он сам это не ловит. То же самое с алкоголем - ну, Осипов по локоть в этой теме как минимум с апреля, но у него так и не появилось никакой аргументации, он говорит общие и совершенно бессмысленные слова. Пустым был ответ на вопрос Наместникова про АПК - опять затянули патефон про инвесторов, хотя Осипову нужно было до встречи понимать, кто такой Наместников, он бы совершенно иначе воспринял его посыл.

Ну и так далее - Осипов как бы живёт в другой реальности, которая почти никак не соприкасается с той, в которой живут почти все вот эти редакторы, директора и блогеры. При этом у меня не сложилось ощущения, что Осипов не может стать лучше. Жданова в конце 2017 года казалась мне медленно догорающей на заброшенной антарктической базе лампочкой - чувствовалось, что сейчас аккумулятор окончательно сядет и хана. В Осипове чувствуется какая-то сухая твёрдая энергия, спрятанная за твёрдым панцирем, в который губернатора засунули его загадочные принципы, привычки, федеральный опыт и сформированное им окружение. Панцирь этот мешает ему тестировать реальность, правильно воспринимать её и оценивать. Губернатор живёт в немного выдуманном мире, где правительство работает, как часы, деревья в пригородных лесах высаживают интернет-тролли и журналисты, плохих чиновников носят на руках за старые заслуги, а алкоголики прекращают бухать после того, как закрываются магазины. Мне кажется, что у губернатора в достатке интеллекта, харизмы, чувства юмора, фундаментальной какой-то базы для того, чтобы научиться видеть эту реальность и грамотно в ней работать (конечно, для этого нужно менять окружение). Но есть ощущение, что он то ли боится этой реальности, то ли у него нет желания вылазить из этого своего панциря, то ли он окончательно поглощён людьми, которые его окружают.

m8FRohPMkbYzC5XcpQKJv2