О ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НОРМЫ РАСХОДА ТОПЛИВА НА ТРАНСПОРТЕ В ЦЕЛЯХ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

Принимая во внимание, что государство хочет (но не всегда это получается) упрощать жизнь налогоплательщикам, считаю необходимым обсудить проблему определения норм расхода топлива на транспорте в целях налогообложения.

Проблема эта в той или иной степени касается практически каждого предприятия, даже тех, кто не занимается непосредственно транспортной деятельностью, но эксплуатирует транспортные средства.

Я, не будучи бухгалтером, считаю, этот вопрос чересчур зарегулирован в нашей налоговой системе. Это приводит к тому, что бухгалтер (который и так и швец, и жнец, и на дуде игрец) должен еще разбираться в транспорте, в коэффициентах, влияющих на расход топлива, в погодных условиях, которые также на это влияют, и знать еще кучу информации, которая бухгалтеру никак не пригодится в его жизни.

Да, кто-то может возразить, что этим должен заниматься механик, профильный специалист, но в ранее поднимавшихся проблемах выписки путевых листов многие отметили, что не могут себе позволить держать в штате отдельного специалиста. Так и здесь, небольшие предприятия, использующие транспорт, не могут позволить себе принять в штат человека, разбирающегося во всех нюансах расходования топлива и смазочных материалов транспортными средствами.

Итак, что мы имеем?

В обобщенной практике налоговой службы под № 29.1.3.1.1. есть ответ по вопросу:

Разрешается ли вычет расходов топлива и смазочных материалов, понесённых налогоплательщиком, в случае, когда эти нормы не предусмотрены и не утверждены Министерством Экономики и Инфраструктуры? Может ли налогоплательщик утвердить внутренние нормы расходов топлива и смазочных материалов, для транспортных средств, для которых не предусмотрены нормы расхода?

Ответ:

Согласно ст. 24 (1) Налогового кодекса, разрешается вычет обычных и необходимых расходов, оплаченных или понесенных налогоплательщиком в течение налогового периода исключительно в целях осуществления предпринимательской деятельности. 
В соответствии с п. 26 Приложения №1 Постановления Правительства № 693 от 11 июля 2018 г., обычные и необходимые расходы являются расходами, характерными для ведения предпринимательской деятельности, и расходами, регламентированными действующими нормативными актами, характерными для ведения определенных видов предпринимательской деятельности, с целью ведения экономической деятельности и получения доходов. 
Нормы расходов топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте регламентируются Приказом Министерства Экономики и Инфраструктуры об утверждении норм расхода топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте № 172 от 9 декабря 2005 г. (с учетом изменений и дополнений Приказом Министерства Экономики и Инфраструктуры № 348 от 11 июля 20187 г.) 
Так, согласно положениям вышеуказанного приказа, для новых моделей, марок и модификаций автомобильной техники, на которые не утверждены нормы расхода топлива (отсутствующие в данном документе), руководители местных администраций и предприятий вправе вводить в действие в установленном порядке временные нормы, действующие до их утверждения соответствующим органом. 
Следовательно, в случае, когда расходы топлива и смазочных материалов понесены исключительно в целях предпринимательской деятельности, которые документально подтверждены, вычет данных расходов в налоговых целях разрешается в общеустановленном порядке, предусмотренным Налоговым кодексом.

Можно конечно придраться к самой формулировке п. 26 Приложения №1 Постановления Правительства № 693 от 11 июля 2018 г., обычные и необходимые расходы являются расходами, характерными для ведения предпринимательской деятельности, и расходами, регламентированными действующими нормативными актами, характерными для ведения определенных видов предпринимательской деятельности, с целью ведения экономической деятельности и получения доходов. 

Из этого пункта можно сделать вывод, что специальная регламентация вычетов отдельных расходов возможна только для расходов, характерных для ведения определенных видов предпринимательской деятельности.

То есть иными словами, по общему правилу должны действовать общие нормы ст.24(1) НК, а для отдельных видов деятельности – дополнительно утвержденные.

Однако, как было указано выше, нормы расходов топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте регламентируются Приказом Министерства Экономики и Инфраструктуры об утверждении норм расхода топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте № 172 от 9 декабря 2005 г. (с учетом изменений и дополнений Приказом Министерства Экономики и Инфраструктуры № 348 от 11.07.2018 г., а также изменений и дополнений, внесенных Приказом № 594 от 14.12.2018).

И по факту получается, что нормы установлены не для отдельных видов деятельности (например, транспортные перевозки и т.п.), а для всех предприятий, что уже не совсем соответствует логике п. 26 Приложения №1 Постановления Правительства № 693.

Но, наверное, я уже слишком придираюсь, еще не перейдя к сути проблемы…. 

Итак, есть нормы и порядок их применения, утвержденные в уже далеком 2005 году. С двумя дополнениями (списка транспортных средств) от июля 2018 года и декабря 2018 года.

Согласно этим нормам и ответу в обобщенной практике налоговой службы – эти нормы должны применяться всеми предприятиями и организациями, использующими транспортные средства в своей деятельности.

Но при этом по транспортным средствам, которые не фигурируют в перечнях этих приказов, нормы утверждают руководители администраций и предприятий. Что влечет за собой разный подход к определению расчета вычета расходов в налоговых целях. Кто-то утверждает сам, а кто-то вынужден руководствоваться нормами…

Я посмотрел практику Российской Федерации.

У них существует распоряжение Минтранса России от 14.03.2008 N АМ-23-р О введении в действие методических рекомендаций Нормы расхода топлив и смазочных материалов на автомобильном транспорте

Что интересно, текст наших норм и текст норм, утвержденных в РФ – идентичны процентов на 90. Но это не столь важно.

Важно другое, в РФ эти нормы являются рекомендательными для предприятий!

Как наши нормы, так и нормы РФ, думаю, что в соседних нам государствах существуют аналогичные нормы – содержат достаточно сложную систему надбавочных коэффициентов, расчетов и т.д.

Возможно, что данные расчеты и коэффициенты должны использоваться специализированными предприятиями, так как они должны помо��ать рассчитать более точно реальный расход топлива в зависимости от различных факторов и критериев. И в первую очередь для самих предприятий, а не для налоговых органов. Для формирования расходов, себестоимости, контроля потребления топлива водителями и т.п.

Да и в самом Приказе 2005 года в преамбуле указано, что он издан «В целях эффективного использования топлива и смазочных материалов».

Но в любом случае, нормы должны быть рекомендованными.

 

В чем заключается сложность определения нормы расхода конкретным транспортным средством?

Согласно утвержденным Нормам расхода топлива - при нормировании расхода топлива различают базовое значение расхода топлива, которое определяется для каждой модели, марки или модификации автомобиля в качестве общепринятой нормы (по действующей методике определения базовых норм расхода топлива), и расчетное нормативное значение расхода топлива, учитывающее выполняемую транспортную работу и условия эксплуатации автомобиля.

Потребление топлива и смазочных материалов при эксплуатации автомобильной техники производится в соответствии с установленными нормами.

Базовая норма расхода топлива зависит от конструкции автомобиля и его агрегатов, категории, типа и назначения автомобильного подвижного состава (легковые, автобусы, грузовые и т.д.), от вида используемого топлива и учитывает снаряженное состояние автомобиля, типизированный маршрут и режим движения в эксплуатации.

Учет дорожно-транспортных, климатических и других эксплуатационных факторов производится с помощью поправочных коэффициентов, регламентированных в виде процентов повышения или снижения исходного значения нормы (их значения устанавливаются распоряжениями руководителей предприятий, эксплуатирующих АТС или руководителями местных администраций).

Тут необходимо отметить, как формируются общие правила расчета расхода топлива заводами-производителями.

Так, согласно статье из Википедии (ссылка на источник: https://bit.ly/2UCsl0p):

Ранее расчет расхода топлива определялся при проведении заводских испытаний водителями-профессионалами при дорожных испытаниях на специальных треках, сейчас на части автозаводов этот метод сохранен, но применяется для выборочного контроля расхода топлива выпускаемыми автомобилями, проверка определяется внутризаводскими ТУ (техническими условиями), и обычно не публикуется. С возрастанием требований рынка была разработана методика промышленных стандартизированных испытаний, проводящихся на стендах. Эта методика позволила исключить какие-либо субъективные влияния и отличается высокой воспроизводимостью результатов.

Методика измерений расхода топлива и выбросов CO2 документально определяется Директивами EC 715/2007 и EC 692/2008.

Для более точных подсчётов выделяют специальные циклы, подробное описание циклов имеется в выше упомянутых Директивах.

  • «городской» цикл — характеризуется большей интенсивностью изменения скорости автомобиля, в том числе необходимостью прогрева, работой двигателя во время стоянки на светофорах и в «пробках», а также разгонами и резкими сбросами скорости до нуля. Как следствие, повышенный расход топлива;
  • «загородный» цикл — характеризуется большей плавностью хода и стабильно удерживаемой скорости, близкой к крейсерской. Следствие: относительно низкий расход топлива;
  • «смешанный» цикл — является комбинацией условий, когда используются и резкий «городской», и спокойный «загородный» стили вождения. Причём, не обязательно, чтобы «загородная» часть цикла осуществлялась вне города: главное — сохранение манеры езды как при «загородном» цикле.

Во время испытаний автомобиль находится в помещении испытательной лаборатории, на мощностном стенде — колеса автомобиля крутят барабаны стенда, автоматика (ранее водитель-испытатель) четко выполняет циклы разгона-равномерного движения-торможения. Анализ расхода осуществляется на основе анализа выхлопных газов (в некоторых модификациях теста в топливную магистраль врезается аппаратный расходомер).

Следует отметить, что публикуются именно эти данные, так как они могут быть в любой момент подтверждены на испытательном стенде. Эти данные позволяют объективно сравнивать между собой разные автомобили, или автомобили разных модификаций и т. п. Получив на этих испытаниях результат, что автомобиль «А» на 20 % экономичнее автомобиля «Б», мы вправе рассчитывать, что в реальной эксплуатации соотношение расхода топлива у «А» и «Б» будет близким (не учитывается, например, разная аэродинамика корпусов).

Но при всем при этом указанные нормативы EC 715/2007 и EC 692/2008 (а именно их указывают Производители автомобилей) ни в коей мере не могут быть нормами практического, эксплуатационного расхода или списания топлива при бухгалтерском учете.

Для этого и утверждаются нормативы государственными органами, которые, как я уже отмечал, должны быть рекомендательными. 

Возвращаемся к нашему вопросу – в чем сложность применения поправочных коэффициентов для обычных предприятий, которые не имеют или не должны иметь в штате специалиста, разбирающегося в этой сложной теме – расход топлива?

В различного рода поправочных коэффициентах.

(фото с сайта amastercar.ru)

Я насчитал 17 таких, внутри которых есть еще дифференциация.

Так, например, есть поправочные коэффициенты – в зимнее время +10%, работа в горной местности (различается 4 коэффициента в зависимости от высоты над уровнем моря!), дороги с закруглениям (более 5ти закруглений радиусом менее 40 м на отрезке 1 км!), в зависимости от населенности города, в зависимости от типа груза, возраста автомобиля, использования климат системы и т.п.

Кто должен определять и применять эти коэффициенты на практике? Измерять количество закруглений на дорогах со сложным планом, определять работал ли кондиционер или нет? Бухгалтер?

Опять же, возможно для специализированных предприятий – это норма, как я уже говорил выше – им это больше нужно не для отчета перед налоговыми органами, а прежде всего для собственных нужд учета расходования топлива. А вот как для всех остальных?

Расход топлива у 2х автомобилей одной марки, одного года выпуска, одинаковых по характеристикам будет отличаться в зависимости от топлива (на какой заправке залито), стиля вождения водителя, где используется автомобиль территориально, нагрузка на автомобиль, использование кондиционера, печки (водители разные бывают) и т.д.

Почему не предусмотреть возможность списывать реальное количество топлива?

Да, возможно, с точки зрения налоговых органов – устанавливается дополнительное ограничение для контроля за расходами предприятия, увеличения поступлений в бюджет.

Но насколько такой чересчур зарегулированный способ оправдан для достижения цели? На сколько снизится налогооблагаемая база предприятия, если ему дать возможность списания реального расхода потребленного топлива согласно путевым листам? Никто не знает. Я думаю такого анализа никто не проводил.

Можно ведь определить какие-то критерии риска по предприятиям в зависимости от вида деятельности, используемого транспорта, например – процент расходов на транспорт в сумме общих расходов предприятия? И в зависимости от определенного коэффициента риска подвергать дополнительному контролю предприятие – которое не вписывается в коэффициент. Но, чтобы это определяли контролирующие органы. То есть, если ты списываешь реальный расход согласно путевым листам, в предпринимательских целях и твои расходы вписываются в определенные критерии – то все в порядке. Ну а когда статья расходов на транспорт явно завышена (включены личные разъезды и т.п.), тогда нужно обосновать нормы, по которым проводилось списание.

Теперь по поводу норм на отдельные автомобили и как они утверждаются.

Начнем с того, что Приказ от июля 2018 года (дополнения к Приказу от 2005 года) был издан на основании ходатайства S.R.L „AutoFrame-FM” № 39 от 26.03.2018, Приказ от декабря 2018 года – на основании ходатайства S.A. „DAAC Hermes” № 40/01 от 17.05.2018.

Почему приказы Министерства, используемые для целей налогообложения издаются на основании ходатайств автодиллеров? Почему министерство самостоятельно не запрашивает необходимую информацию у автодиллеров?

Не знаю ответа на этот вопрос…

Теперь по поводу непосредственно самих норм расходования. По логике, автодиллеры должны предоставить базовый расход автомобиля согласно данным завода-производителя, то есть расход автомобиля согласно испытаниям на стенде.

А вот уже профильное министерство должно откорректировать эти данные и утвердить рекомендованные нормы для целей налогообложения. Ввиду того, что действующие поправочные коэффициенты не отражают реальной картины расходования топлива.

Приведу пример.

Skoda Octavia 2013 года, коробка автомат, 180 л.с. – по данным завода-производителя в идеальных условиях расход топлива в смешанном цикле – 7.1 л/100 км.

В реальности расход 9,5-10 литров зимой и летом.

То есть разница между нормой завода и реальностью – 35-40%!

Теперь, какие я могу применить поправочные коэффициенты к базовой норме.

Езда в городе (Кишинев) 15%, автомобилю 5 лет – плюс 5%. Итого 20%. Да, зимой можно добавить еще 10%, летом 7% за кондиционер (получаем 30 и 27 соответственно). А весной и осенью?

То есть никак реальный расход не сходится с базовым с учетом поправочных коэффициентов.

Чтобы «добить» до реального расхода нужно еще покататься хотя бы по горам или по трассам со множеством закруглений. 😄

Как быть в такой ситуации? Сверхнормативные расходы (а их сначала нужно вычислить) не брать на вычеты, а НДС не брать к зачету?

Для чего и для кого это все?

Тут я решил снова проверить нормы, утвержденные в РФ.

Так вот там нормы расхода на автомобили – процентов на 15-30 выше, чем базовые нормы, утвержденные у нас. И к ним еще можно применить поправочные коэффициенты!

Для примера приведу (может не совсем точно, так как списки транспортных средств не совсем идентичны):

Skoda Superb 1.8 – По нашим нормам - 5,9-6,1 л/100км, по нормам РФ – 8,6-9,7 л/100км

Skoda Octavia 1.8 TFSI, 160 л.с. – по нашим – 6,6 л/100км, по нормам РФ – 8,2 л/100км. 

Ну и по остальным машинам также. У нас что – разные автомобили?

Возможно я драматизирую или усложняю, или считаю, что есть проблема, а ее на самом деле нет? Возможно…

А может просто проблема в порядке определения базовых норм расхода, которые не должны равняться базовым нормам завода изготовителя, а должны быть уже адаптированы к нашей реальности и плюс с возможностью применения поправочных коэффициентов дополнительно.

Я могу конечно ошибаться, но как мне кажется проблема все-таки есть, и вот основные, на мой взгляд, ее составные части:

1.    Нормы утверждены как обязательные, а не как рекомендательные.

2.    Первоначальные нормы и коэффициенты были утверждены в 2005 году. На сегодняшний день в Молдове по состоянию на январь 2018 года зарегистрировано 944 тыс. единиц транспорта с молдавскими номерами. Думаю, это также влияет на трафик и соответственно на расход топлива. То есть может повлиять на пересмотр поправочных коэффициентов. Количество городского населения может не меняться, а количество транспортных средств – увеличиваться.

3.    В качестве базовых норм взяты стендовые нормы завода-производителя, что не соответствует реальному расходу по всем автомобилям.

4.    В силу того, что нормы обязательные, существует разный подход для определения норм расходования топлива по транспортным средствам, которые содержатся в приказе и по тем, которых нет в приказе.

Ну и на последок, мне просто интересно, а сможет ли налоговый инспектор при проверке применить все эти поправочные коэффициенты, для того, чтобы определить правильность вычета расходов топлива на предприятии? 😉


Ссылки:

- Приказ Минтранспорта РМ от 2005 года: http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=315681&lang=2

- Приказ Минэкономики РМ от июля 2018 года http://lex.justice.md/ru/376592/

- Приказ Минэкономики РМ от декабря 2018 года http://www.legis.md/cautare/rezultate/112272

- распоряжение Минтранса РФ - http://ppt.ru/docs/rasporyazheniye/30748

March 15, 2019
by Alexandr Muravschi
0
2 321

ЗАРПЛАТА ОКЛАДНИКАМ ЗА НЕРАБОЧИЕ ПРАЗДНИЧНЫЕ ДНИ (ст.111(1) Трудового Кодекса РМ)

Возвращаясь к обозначенной в заголовке проблеме, хотел бы отметить, что я изменил свое понимание ст.111(1), а именно понимание главного смысла и порядка ее применения на практике. Некоторые мои комментарии на форумах были не совсем корректны, хотя и были аналогичны позиции иных специалистов, в том числе из Министерства здравоохранения, труда и социальной защиты.

Во многом проблема сложилась из-за позднего разъяснения сложившейся ситуации, хотя можно сказать, что сегодня все еще отсутствует официальное толкование по сложившейся проблеме. Так как профильное министерство не высказало своей позиции, а Министерство финансов изложило свою позицию дважды, хотя, на мой взгляд, не является компетентным органом в толковании данной нормы закона. Ну а про Парламент (который должен толковать то, что принимает) я молчу…

Итак, по хронологии.

В 2010 году был принят Закон № 168 «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Республики Молдова», который внес изменения в ст.111(1) ТК. После изменений указанная часть выглядела следующим образом:

«В Республике Молдова нерабочими праздничными днями с выплатой средней заработной платы (работникам, труд которых оплачивается сдельно или повременно) являются:».

До внесенных изменений часть 1 ст. 111 ТК выглядела следующим образом:

«В Республике Молдова нерабочими праздничными днями с сохранением средней заработной платы являются:»

Чем было вызвано внесение этих изменений?

Это было вызвано наличием разных толкований данной нормы как в отношении окладников (у которых заработная плата сохранялась и не должна была вычитаться из оклада за нерабочие праздничные дни, но были некоторые мнения, что заработную плату этим категориям за эти дни нужно вычитать), а также в отношении сдельщиков и повременщиков (по которым также возникали вопросы – как можно сохранить им заработную плату за нерабочие дни, если она им не выплачивается в этот промежуток времени?). По большей степени из-за того, что возникали вопросы выплачивать или нет заработную плату сдельщикам и повременщикам при формулировке «с сохранением средней заработной платы», были внесены изменения в статью 111 часть (1) в 2010 году.

Дискриминация возникала из-за того, что окладники фактически получали заработную плату за нерабочие праздничные дни (так как у них сохранялась средняя заработная плата), а по сдельщикам и повременщикам – был вопрос, так как ст.111(1) не содержала четких формулировок.

Но здесь надо отметить, что эта проблема поднималась в Разъяснении Парламента № CPS-9 № 663 от 28.05.07 г. в ответ на запрос Профсоюзного комитета SA "Produse cerealiere" (разъяснение было опубликовано в Журнале «Бухгалтерские и налоговые консультации» №11, 2008 г., ссылка: https://bit.ly/2QFDivk).

Еще в 2007 году Парламент разъяснил, что:

«В соответствии с ч.(1) ст. 111 Трудового кодекса (ТК) в Республике Молдова нерабочие праздничные дни (всего 12 дней) предоставляются работникам с сохранением средней заработной платы. Такое право работников предусмотрено в п.d) ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятого ООН (ратифицированного Постановлением Парламента № 217-XII от 28.07.1990 г.), гарантирующего вознаграждение за праздничные дни, и п.2 ст.2 Европейской социальной хартии, принятой Советом Европы (ратифицированной Законом № 484-XV от 28.09.2001 г.), согласно которой наше государство обязалось обеспечить оплачиваемые праздничные дни. При этом следует учесть, что исходя из ч.(2) ст.4 Конституции и ст. 13 ТК при наличии несоответствий между международно-правовым актами одной из сторон которых является Республика Молдова, и законодательством страны приоритет имеют международные нормы.
Социально-правовой смысл данной нормы заключается в том, что все без исключения наемные работники пользуется правом на оплачиваемые праздничные нерабочие дни, независимо от занимаемой должности, выполняемой работы либо системы оплаты их труда. Иначе говоря, каждый работник имеет право ежегодно на 12 оплачиваемых праздничных нерабочих дней. Такое право гарантировано всем работникам согласно п.е) ч.(1) ст.9 ТК, и его предоставление не зависит от применяемых систем оплаты труда (включая месячные оклады).
Следует также отметить, что согласно ч.(1) ст.8 ТК в рамках трудовых отношений действует принцип равноправия всех работников. Это означает, что работники, чей труд оплачивается на основании месячных должностных окладов, наравне с остальными работающими не лишены права на дневной (дневных) оплаты на основании ч.(1) ст.111 ТК за нерабочие праздничные дни в соответствующие месяцы. Поэтому тезис, содержащийся в некоторых разъяснениях и консультациях о неначислении средней заработной платы за нерабочие праздничные дни для работников, оплачиваемым на основании месячных окладов, не согласуется с приведенными выше нормами Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Европейской социальной хартии и ТК.»

Как видим разъяснение возникло как раз из-за проблемы неначисления окладникам за нерабочие праздничные дни, а не сдельщикам, но я привел текст разъяснения, так как в нем содержится главная суть – что нерабочие праздничные дни должны оплачиваться всем категориям работников вне зависимости от системы оплаты труда.

После внесения в 2010 году Законом № 168 изменений в ст.111(1), возникли новые споры.

Напомним, ст.111(1) стала выглядеть следующим образом:

«В Республике Молдова нерабочими праздничными днями с выплатой средней заработной платы (работникам, труд которых оплачивается сдельно или повременно) являются:».

Споры возникли из-за того, что некоторые посчитали, что такой формулировкой были ущемлены права окладников, так как из смысла ст. 111(1) якобы следует, что выплата должна осуществляться только сдельщикам и повременщикам, а окладники остались «за бортом». Хотя на самом деле это было не так.

Что послужило основанием для обращения в Конституционный суд за разъяснением данной нормы.

Конституционный суд в Постановлении № 11 от 31.05.2011 г. (ссылка: https://bit.ly/2VjvvGi) также ссылается на вышеупомянутые Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Европейскую социальную хартию.

В обращении в КС автор посчитал, что синтагма «с выплатой средней заработной платы (работникам, труд которых оплачивается сдельно или повременно)» из Трудового кодекса противоречит ст. 4 ч. (2) , ст. 43 и ст. 54 Конституции, ст. 23 и ст. 24 Всеобщей декларации прав человека, а также ст. 7 п. d) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. А именно ущемляет права окладников, которые не были указаны в новой редакции ст.111(1) ТК.

В своем толковании КС указывает, что

«В прежней редакции норма обязывала работодателей сохранить среднюю заработную плату в нерабочие праздничные дни. Подверженная ограничительному толкованию, норма применялась только к работникам, заключившим договор с оплатой труда по тарифной ставке или должностного оклада. Она ущемляла права лиц, труд которых оплачивался сдельно или повременно и которые в нерабочие праздничные дни не могли работать (даже если бы и хотели), а работодатель не был обязан сохранить им среднюю заработную плату за эти дни. Таким образом, работники, получающие жалованье по тарифной ставке, пользовались более благоприятными условиями, чем работники, труд которых оплачивался сдельно или повременно.
Конституционный суд отмечает, что ч. (1) ст. 111 Трудового кодекса, как в предыдущей редакции, так и в настоящей редакции, не исключает выплату жалованья за нерабочие праздничные дни работникам, труд которых оплачивается по тарифной ставке. Их заработная плата сохраняется независимо от количества нерабочих праздничных дней в рабочем месяце. На основании изложенного, Конституционный суд не может согласиться с утверждениями автора обращения, что Законом № 168 данная категория работников была лишена этого права, чем был нарушен принцип соблюдения прав, приобретенных законным путем.
До принятия Закона № 168 работники со сдельной или повременной оплатой труда ущемлялись предусмотренной государством нормой о нерабочих праздничных днях. Внесенное изменение устранило эту несправедливость, предусматривая равные права для работников, труд которых оплачивается по тарифной ставке, и работников со сдельной или повременной оплатой труда, и приводя норму в соответствие с требованиями ст. 16 Конституции.
На основании вышеизложенного Конституционный суд заключает, что синтагма «с выплатой средней заработной платы (работникам, труд которых оплачивается сдельно или повременно)» соответствует положениям ст. 16, ст. 43 ч. (1) и ч. (2), ст. 47 ч. (2) Конституции, обеспечивая справедливые и удовлетворительные условия труда и обязательную выплату средней заработной платы за нерабочие праздничные дни всем категориям работников, как тем, труд которых оплачивается по тарифной ставке, так и тем, труд которых оплачивается сдельно или повременно.»

Таким образом, с точки зрения международных норм, которые выше национального законодательства, право на оплату нерабочих праздничных дней было предоставлено для всех категорий работников как до изменения, так и после изменения (не зависимо от системы оплаты труда).

Однако нечеткие формулировки в ст.111(1) ТК, как до изменений 2010 года, так и после вызывали различное толкование, что и явилось причиной внесения изменения в статью в 2010 году и обращения в КС по вопросу толкования этих изменений.

Конституционный суд отмечает, что кажущаяся дифференциация указанием в оспариваемой норме только работников, труд которых оплачивается сдельно или повременно, послужила основанием для принятия представления, с тем чтобы Парламент пересмотрел норму с логической и грамматической точки зрения.

По итогу этого рассмотрения КС вынес Представление (обратите внимание еще в 2010 году!), в котором указал:

Конституционный суд установил, что как в предыдущей редакции, так и в настоящей редакции ч. (1) ст. 111 Трудового кодекса (речь идет о редакции 2010 года) имеет нечеткую формулировку. Так, в первой редакции законодательная норма была истолкована ограничительно и не применялась к работникам со сдельной или повременной оплатой труда, а настоящая редакция нормы может привести к мысли, что за нерабочие праздничные дни средняя заработная плата выплачивается только работникам этих категорий.
Несмотря на однозначное толкование данной нормы всеми работодателями и выплату в действительности всем категориям работников средней заработной платы за нерабочие праздничные дни, учитывая, что автор обращения допустил ограничительное толкование нормы, Конституционный суд из соображений целесообразности указывает Парламенту на то, что необходимо пересмотреть норму ч. (1) ст. 111 Трудового кодекса с грамматической точки зрения.
Конституционный суд, в соответствии с положениями ст. 79 Кодекса конституционной юрисдикции, обращает внимание Парламента на необходимость устранения этого пробела и просит сообщить в установленный срок о результатах рассмотрения представления.

То есть, внесенная в 2010 году формулировка не устранила различного толкования, в связи с чем КС вынес Представление о необходимости Парламенту устранения неточности формулировки измененной статьи 111(1) ТК.

Парламент Законом № 271 от 23.11.2018 (спустя 8 лет!) вносит изменения в ст.111(1) ТК для устранения неточностей, которые были указаны в Представлении КС, но вызывает этими изменениями еще больше вопросов.

Новая редакция ст.111(1) ТК выглядит следующим образом:

«(1) В Республике Молдова нерабочими праздничными днями с выплатой средней заработной платы (работникам, труд которых оплачивается сдельно, помесячно или повременно – за час или за день) являются:».

Тем самым законодатель вероятно хотел устранить кажущуюся ущемленность в праве на оплату нерабочих праздничных дней у окладников.

Что вызвало массу вопросов о том, необходимо ли дополнительно оплачивать окладникам нерабочие праздничные дни, в которые они не работали.

Я сам принял позицию тех, кто считал, что нужно. Несмотря на первое разъяснение Министерства финансов РМ, говорившее об обратном.

Это было вызвано мнениями представителей Мин здравоохранения, труда и соц защиты, а также попыткой понять, зачем внесли в ст.111(1) окладников. Если внесли, то получается им нужно тоже отдельно доплачивать?

Оказывается – нет. Надо было копнуть глубже (до этого я капнул, но не так глубоко 😁). И разобраться в причине этих изменений, которая заключалась в устранении неравенства между окладниками, сдельщиками и повременщиками. Неравенство, которого может юридически и не было, но было вызвано неоднозначными трактовками ст.111(1). Так, окладники фактически получали заработную плату за нерабочие праздничные дни (зарплата сохранялась, не вычиталась), а вот по сдельщикам и повременщикам были вопросы.

Но вероятно была выбрана неудачная формулировка в законе, который внес изменения в ст.111(1) ТК. На мой взгляд если бы немного видоизменить редакцию и изложить ее иначе:

«(1) В Республике Молдова нерабочими праздничными днями с выплатой средней заработной платы работникам, труд которых оплачивается сдельно или повременно – за час или за день, и с сохранением заработной платы работникам, труд которых оплачивается помесячно, являются:»

то, как мне кажется, такая формулировка вызвала бы меньше вопросов.

Я надеюсь, что сейчас я сделал правильные выводы. Время покажет.

Конечно можно понять столь заинтересованную позицию Министерства финансов в том разъяснении, которое оно выдало. Ведь если принять позицию Мин здравоохранения (о том, что необходимо доплачивать), то пришлось бы в бюджете изыскивать десятки миллионов лей для выплаты бюджетникам-окладникам заработной платы за нерабочие праздничные дни.

Странно конечно то, что профильное министерство до сих пор молчит, а вопросы и сомнения у предприятий, бухгалтеров остались. Правильным было бы конечно получить разъяснение Парламента по этому вопросу, но сейчас им точно не до этого).

Вот также ссылки на два разъяснения Министерства финансов РМ:

1. https://bit.ly/2VjvvGi

2. https://bit.ly/2ECmEKs

February 28, 2019
by Alexandr Muravschi
0
929

Индекс сложности налогообложения и ведения бухгалтерского учета (Молдова на 45 месте)

Голландская компания TMF Group еще в апреле 2018 года составила Индекс финансовой сложности по странам (Financial Complexity Index 2018).

TMF Group является международной компанией, занимающейся предоставлением бухгалтерских и налоговых услуг для компаний по всему миру (с представительствами более чем в 80 странах). Информация взята с официального сайта компании.

Индекс финансовой сложности TMF Group рассматривает страны мира по сложности соблюдения финансовых обязательств, под которой подразумевается легкость, с которой компании могут иметь дело с налогами, соблюдать требования отчетности, вести корпоративные счета и заниматься трансграничными операциями.

Компания изучила различные сложности финансового учета и соблюдения налогового законодательства в 94 юрисдикциях по всему миру - Европа, Ближний Восток и Африка (50), Северная и Южная Америка (25) и Азиатско-Тихоокеанский регион (19).

В опросе, включающем 74 подробных вопроса, эксперты компании осуществляли оценку сложности в местных юрисдикциях в соответствии с четырьмя всеобъемлющими параметрами: сложность (в плане международных транзакций, корпоративного представительства, требований и методов к хранению данных), налогообложение (регистрация, сложность регулирования, типы налогов), отчетность (законодательное регулирование, местные процессы для отчетности), ведение бухгалтерского учета (регулирование бухгалтерского учета, отношения с органами власти, технологии).

Рейтинг построен таким образом, что страны с наиболее сложными условиями и требованиями располагаются вверху списка, а с наиболее благоприятными – внизу списка.

Молдова находится на 45 месте из 94 стран (между Литвой (44) и Индонезией (46)).

Не знаю так ли оно на самом деле в реальности или нет. Ведь если посмотреть по количеству изменений, нововведений, вопросов, отчетов, загруженности наших бухгалтеров – то это как минимум первая 20-ка… Хотя может мы просто не знаем как там «у них» в этой первой 20-ке.

Румыния занимает 17-ю строчку, Украина-19, Беларусь 15-ю (напоминаю, что чем выше рейтинг, тем система сложнее).

В первой десятке с самыми сложными системами и условиями отчетности и налогообложения расположены: Китай (1), Бразилия (2), Турция (3), Италия (4), Аргентина (5), Франция (6), Боливия (7), Колумбия (8), Мексика (9), Россия (10).

Самые благоприятные страны в глобальном индексе по отчетности и налогообложению: Каймановы острова (94), Британские Вирджинские Острова (93), Джерси (92), Гонг-Конг (91), Кюрасао (90), Афганистан (89), Гайана (88), Норвегия (87), Бангладеш (86), Сингапур (85).

Полный глобальный рейтинг:

Ссылка на источник: https://www.tmf-group.com/en/news-insights/publications/2018/financial-complexity-index/

February 8, 2019
by Alexandr Muravschi
0
278

КАКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЯЗАНЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ E-FACTURA (электронную накладную)?

В Monitorul Oficial №488-460 от 07.12.2018 г. опубликован ПРИКАЗ ГНС № 645 от 30 ноября 2018 г. oб утверждении Инструкции о порядке определения и утверждения списка экономических агентов, обязанных использовать электронную накладную (e-фактура).

Приказ вступил в силу с 07.12.2018.

Критерии выбора экономических агентов, которые будут обязаны использовать электронную накладную:

Налогоплательщики, зарегистрированные в качестве плательщиков НДС, включаются в список обязательного использования электронной накладной (e-фактура) при осуществлении налогооблагаемой поставки в пределах страны, если Государственная налоговая служба в соответствии с проведенным анализом рисков, оценит их деятельность как находящуюся в зоне риска несоблюдения налогового законодательства и если они одновременно соответствуют по меньшей мере трем критериям, описанным ниже:

а) экономический агент регистрирует поставки товаров/услуг в значительных объемах (не менее 500 тыс. леев в месяц) без материальных/человеческих ресурсов, необходимых для обеспечения осуществления предпринимательской деятельности, таких как отсутствие подразделений, регистрируя только юридический адрес, отсутствие сотрудников (менее 2 сотрудников). Для анализа будет использована информация о деятельности экономического агента за последние 3 месяца;

b) документирование закупок от налогоплательщиков, которые в результате проверок отрицают поставку товаров.

Значение соответствующего критерия будет оценено на основе доли задокументированных закупок в общем объеме закупок, зарегистрированных экономическим агентом. Доля считается значительной, если процент превышает 20% за рассматриваемый период. Будет проанализирован период деятельности за последние 12 месяцев;

c) среднемесячная заработная плата, рассчитанная на одного работника на срок не менее одного квартала, предшествующего рассматриваемому периоду, меньше суммы гарантированной минимальной заработной платы в реальном секторе, установленной Правительством за отчетный год;

d) управляющий/учредитель экономического агента является иностранным гражданином и/или не имеет налоговых отношений с бюджетной системой PM и/или не может быть идентифицирован;

e) осуществление оптовой торговой деятельности без наличия каких-либо подразделений, задекларированных в качестве складов;

f) доля уплаченных налогов и сборов экономическим агентом ≤ 2% от объема поставок, произведенных за последние 3 года до рассматриваемого периода;

g) должностные лица экономических агентов ранее занимали должности на предприятиях, которые по повесткам Государственной налоговой службы не представили бухгалтерские и первичные бухгалтерские документы для налогового контроля, не представили никаких объяснений относительно причины полного или частичного отсутствия первичных и бухгалтерских записей, к которым Государственная налоговая служба применила косвенные методы и источники оценки налоговых обязательств;

h) экономический агент документирует поставки/ закупки с компаниями представляющими риски для администрирования НДС (предприятия, которые не представили бухгалтерские документы для налогового контроля, не представили каких-либо объяснений по поводу причин их отсутствия или частичного отсутствия, к которым Государственная налоговая служба применила косвенные методы и источники оценки налоговых обязательств, предприятия, аннулированные в качестве субъектов налогообложения НДС в соответствии с положениями пункта 2 статьи 113, лит. b), c). Информация о документации таких транзакций рассматривается за более длительные периоды (не менее 24 месяцев). Уровень значимости этого критерия будет оцениваться путем определения доли документированных поставок/закупок в общем объеме поставок/закупок, зарегистрированных в течение рассматриваемого периода (включая импорт товаров и услуг). Считается значительной доля, превышающая 20%.

Список будет утверждаться приказом директора ГНС и будет публиковаться на официальном сайте www.sfs.md в разделе «Налогоплательщики», «Список налогоплательщиков, которые обязаны использовать электронную налоговую накладную».

Налогоплательщик уведомляется о включении его в список путем сообщения, отправленного на электронную почту. В течение 3 календарных дней начиная с даты утверждения и опубликования спискa, налогоплательщик обязан использовать только электронные накладные для документирования поставок. В случае, если доступный электронный адрес налогоплательщика является неточным или неактивным, опубликование приказа на официальном веб-сайте ГНС будет считаться информированием экономического агента.

После включения в список налогоплательщик может быть исключен из него по запросу налогоплательщика или по инициативе ГНС.

Налогоплательщик уведомляется через электронную почту о включении/исключении его из списка.

December 7, 2018
by Alexandr Muravschi
0
79
Show more