5. КАРНАЛЬНАЯ АЛХИМИЯ. Доминант / Доминатрикс

В душе доминантов возникает мощное чувство власти в тот момент, когда сабмиссивы охотно им подыгрывают, будучи совершенно уязвимыми перед их жестокостью. То, что кто-то настолько сильно доверяет вам, само по себе придает силы, а символическое качество абсолютной власти над другим человеком - это то, что можно использовать для колоссального магического эффекта.

В карнальной алхимии доминирующий маг - это действительно алхимик или маг, который работает со сложной субстанцией сабмиссива и направляет магические эффекты и цели. Если сабмиссив воплощает саму суть магической работы и ту силу, с которой работает магия, то доминант является магом, художником, творцом.

Когда вы только начинаете творить в роли доминанта, идеально иметь опытного сабмиссивного партнёра, который хорошо переносит боль. Это дает возможность совершать неизбежные мелкие ошибки без тяжёлых психологических последствий. Гибкость сабмиссива позволит ему или ей выравнивать ситуацию в тех случаях, когда вы слишком мягки или слишком строги.

Ещё хорошо в такой ситуации если у вас будет несколько сабмиссивов для работы. Такое может произойти, если вы вступите в клуб или общество практикующих садеанскую сексуальность.

На ранних стадиях тренинга в качестве доминанта, вы должны потратить большую часть своих усилий на овладение физическими практиками и умением наладить чуткую связь между вами и вашим партнером. Если эти два пункта учтены, ваше дальнейшее развитие будет гарантированно надежным.

Роль доминанта очень похожа на роль художника, а творческое удовольствие, которое испытывает доминант, очень похоже на то, что испытывает художник, работающий в выбранной им манере. Здесь мы снова вспоминаем о том, как итальянский скульптор эпохи Возрождения Микеланджело искал куски мрамора, которые, как он чувствовал, уже содержали тот образ, который он искал, а затем ударами своего молотка и долота он «освобождал» образ от камня. Примерно такое чувство должен испытывать хороший доминант при работе с сабмиссивом - чувствовать что ничего не происходит по принуждению, но всё является актом освобождения и трансформации.

Подлинная садеана способствует раскрытию самосознания у мазохиста. В отношениях между садистом и мазохистом наличествует настоящий обмен властью, при котором оба дают что-то и оба получают то, в чем они изначально нуждаются. Очевидно также, что корни истинного садеанского импульса лежат не в ненависти или ярости, а в ревности или зависти. В некотором смысле мазохиста можно рассматривать как проекцию собственного внутреннего - или «демонического "я"» садиста. Садист приступает к обучению, контролю и даже наказанию образа своего «демонического "я"» в магической сфере, представленной телом и душой мазохиста.

Садист - Художник. Проницательное определение садеанизма, предложенное Гёрером («удовольствие, испытываемое от наблюдаемых вызванных волей наблюдателя модификаций внешнего мира»), в равной степени верно и для Художника, и для Мага. В работе и того и другого нечто воображается в субъективной вселенной, и из неё возникает в объективной вселенной.

Как алхимик, доминант должен сосредоточить своё внимание на когнитивном или интеллектуальном центре. Доминанты никогда не могут «потерять голову». Но эмоциональная вовлеченность также имеет решающее значение. В основном, эмоциональный центр используется для создания эмпатической связи. Доминанты должны буквально уметь «чувствовать свой путь внутри» своих сабмиссивов. Без этой связи никакая магия невозможна для доминанта - он или она будет просто инструментом магии сабмиссива! Вдобавок эта связь будет отличным источником удовольствия и расширения возможностей доминанта, но только если доминант понимает, что он чувствует. Такое понимание приходит только через знания в сочетании с реальным личным плотским, чувственным опытом.

При использовании определенного инструмента для причинения сладостных страданий вашему сабмиссиву наступают моменты, когда вы можете почувствовать, что ваше «я», «я» вашего сабмиссива и сущность инструмента или техники начинают ощущаться так, будто все они составляют единое, великую тройственную целостность. Вы, ваш сабмиссив и, допустим, плеть, становятся одним целым. Эти моменты бесценны, их следует искать и поощрять.

Доминирующие карнальные алхимики воздействуют своей волей непосредственно на объективную вселенную через символическую сферу сабмиссива, ставшего представителем объективной вселенной: Макрокосма. Как мы знаем, человеческое тело с древности использовалось в качестве магического символа мира, бескрайней вселенной. В индоевропейской мифологии говорится, что мировой порядок был сформирован из частей первоначального космического человека, который был рассечен и воссоединен (растворён и сгущён) великими богами сознания и магии для создания более совершенного порядка. В этом заключается великая Мистерия. Если, с помощью магического воображения и воли, символическая связь между сущностью сабмиссива и сущностью объективной вселенной стала прочной, изменения, произведенные на опыте и в ощущениях сабмиссива, неизбежно отразятся на явлениях внутри объективной вселенной. Макрокосма.

Более сложным образом доминирующие садо-маги могут также работать и со своими собственными субъективными вселенными, проецируя ту часть своего внутреннего «я», которую они хотят преобразовать, на образ сабмиссива, а затем, внося правильные изменения в этот образ, тренируя его, творить свою волю. Благодаря магически сопряженной связи, внешнее изменение неизбежно отразится в душе активного партнера. Таким образом, сабмиссив становится живой магической субстанцией, имеющей тонкую связь с сущностью доминанта. Работа с живым телом дает больше энергии, чем работа с инертными образами.

В этом суть алхимического опыта. Средневековые алхимики манипулировали различными природными элементами в растительном и минеральном царствах, аналогично отождествляя себя и свое духовное развитие с манипуляциями, которые они выполняли. По мере того, как они превращали свинец в золото, их собственные базовые характеристики превращались в благородные. Как магические кузнецы выковывали безупречные мечи, так и они совершенствовали себя.

Карнальный алхимик, или садо-маг, просто доводит этот процесс до наиболее радикальной крайности - зачем работать с относительно инертными массами минералов и растений, когда доступна полубожественная сфера реального человека? Но, чтобы эти техники были хоть сколько-нибудь эффективными, сабмиссив всегда должен быть частью делания с полной самоотдачей. Если этого нет, то это не карнальная алхимия или садо-магия. Давно замечено, что часто доминанты, пытая своих сабмиссивов, «в действительности пытают самих себя». Или, по крайней мере, некоторые люди смогут испытать это чувство. Это напоминает нам строки из стихотворения Шарля Бодлера, «Heauton Timoroumenos», что в переводе с греческого означает «Самомучитель».

Я — и нож, и вместе рана,
Беззащитная щека
И разящая рука…
Кроткой жертве, мне — тирана
Сердце злобное дано!
Я несчастный, что смеяться
Должен век свой — и давно
Уж не в силах улыбаться!..
(Перевод П. Якубовича-Мельшина.)

Доминанты могут выполнять множество ролей. Они могут быть немного учителями, немного актерами, немного смотрителями, немного надсмотрщиками - и все они маги. Способность «устроить хорошее шоу» - озадачить и поразить сабмиссива, перенести его или её в альтернативную вселенную, которую вы создали, - немалое достижение. Внимание к деталям должно быть огромным. Доминанты должны создавать тотальные переживания для своих подчиненных, принимая во внимание все их чувства и все аспекты их сущности.

Особо следует сказать о роли доминанта как смотрителя. Как доминант, вы несете ответственность за безопасность и опыт сабмиссива, который согласился предоставить свои тело, эмоции и психику под ваш контроль. Сабмиссивам всегда следует давать «стоп-слово», произнесение которого означает, что вы обязаны немедленно прекратить всё, что вы делаете. Может быть дополнительно дано и другое слово, произнесение которого - сигнал полностью завершить сеанс. Если отношения между доминантом и сабмиссивом сильны и эмпатическая связь хорошо развита, сабмиссив никогда не будет использовать это «стоп-слово».

Некоторые также используют слова "отката", которые указывают доминанту, что дискомфорт приближается к невыносимому, и им нужен перерыв. В Трискелионе считается, что это слишком уж позволяет манипулировать доминантами. Они должны быть достаточно чуткими, чтобы слова "отката" стали ненужными. Да и внутренний настрой сабмиссива выстоять и преодолеть болевой порог намного сильнее, если невозможно слово «отката». Вариант «отката» разумен в более игровых ситуациях.

Нет другого такого магического или эмоционального опыта, который можно было бы сравнить с использованием тела другого человека (или вашего собственного тела) в качестве главного символа магической вселенной. В других случаях могут использоваться кубки и кинжалы для символических игр, карнальный же алхимик обращается к высшему источнику силы - физическому, эмоциональному, а также психическому - и работает самым радикальным способом из возможных для людей.

(Продолжение следует)

Авторы: Stephen E. Flowers, Ph.D.

Перевод: Инвазия