Я Считал, что Относительно Спокойно Живу Своей Жизнью, но Вы Скоро Заметите Ошибку в Моих Рассуждениях. Несколько Раз

by Gwellir
Я Считал, что Относительно Спокойно Живу Своей Жизнью, но Вы Скоро Заметите Ошибку в Моих Рассуждениях. Несколько Раз

Глава 4. Хрупкие интересы. [1] [2] [3] [5] [6]

Луиза сегодня весь день не находила себе места. Лекции о важности разнообразной обслуживающей работы были не особо интересными (масштаба им не хватало...), а парочка её любимых сенпаев куда-то сгинула. С переменным успехом борясь со сном, она отсидела большую часть дня, даже не совершая набеги на чужие аудитории.

В обед она было присоединилась к группке своих одноклассниц, но те после еды стали обсуждать парней, почти сразу сбившись на свежепоявившийся слух о том, что Представителем всегда назначается галактической красоты молодец, вечно остающийся двадцатилетним. Одна из них, впрочем, несколько излишне горячо настаивала на том, что он должен быть, наоборот, премилой девушкой. Сговориться удалось на том, что в целом там в элитных кругах Галактики уже давно всё равно, и тело меняется под конкретный случай.

Может быть, в другой день Луиза бы и поучаствовала в этом споре (скорее поддержав бы форму девушки), но непонятная меланхолия опять накрыла её, и она тихонько встала и пошла на крышу. День был достаточно солнечным, но дул приятный ветерок, и там было вполне терпимо. Двое учеников обсуждали что-то на скамейке, склонившись над виртуальным планшетом, видимо они принадлежали к какому-то техническому клубу. Третьей была незнакомая девушка с длинной причёской, соединённой в два больших хвоста, она стояла, прислонившись к заграждению.

Луиза вспомнила, что уже видела её сегодня — та заглянула на самую первую лекцию, посидела минут 20 в уголке и вышла. Заинтересовавшись, Луиза подошла поближе и проследила за её взглядом: она наблюдала за тренировкой клуба магической воздушной акробатики. Младшие, только что набранные ученики делали один пробный полёт, а потом слушали советы от старших ребят. Наблюдатель из состава учителей дремал на скамейке в стороне.

В этот момент ветер изменил направление и на Луизу пахнуло странно знакомым ароматом. Через секунду она схватила незнакомку за плечо и громко произнесла:

— От тебя пахнет, как от Цуруми-сенпай! Это что, её форма?! Что ты с ней сделала?

Девушка повернулась к ней и уставилась ничего не понимающим взглядом, её бровь медленно поползла вверх. Луиза осознала, что она делает, и тоже застыла на месте, вглядываясь в лицо незнакомки в ответ и пытаясь придумать, как разрешить эту дурацкую ситуацию. Некоторое время эта сцена не менялась, а потом губы девушки дрогнули пару раз, и она неожиданно расхохоталась.

Глупая улыбка появилась и на лице Луизы, а через несколько секунд она присоединилась к своей соседке. Оглянувшись на ошарашенных ребят с планшетом, она подмигнула им и снова залилась заразительным смехом.

— Да уж, я, конечно, задумывалась, что сказать, если кто-то подойдёт и поинтересуется, откуда я взялась, но такого не ожидала, — сквозь слёзы сказала девушка. — Это и правда сменная форма Айшу, а я сестра Эйго и, эээ... приехала к ним немного погостить. Меня зовут Рэй.

Луиза сначала вытаращила глаза, но взяла себя в руки и, задрав нос, прокомментировала:

— Моё чутьё невозможно обмануть, если дело касается Айшу-сенпай, — тут последовало ещё одно громкое фырканье, которому, впрочем, Луиза решила не уделять внимания. — Меня зовут Луиза Рок, я на класс младше её и (возможно, чрезмерно назойливо) стараюсь разнообразить её школьные дни.

— Похвально, похвально, — серьёзно произнесла Рэй. — Я, честно говоря, не особо представляю себе школьную жизнь, большая часть моей прошла в стенах Института исследований инструментальной сети.

Луиза чуть не подпрыгнула на месте, а её глаза округлились в блюдца.

— Ого! — вскрикнула она. — У тебя что, экспериментальная структура магической системы? Я-то сама только слегка чувствительна, моя прабабушка была слабым магом, а с тех пор модификации детей в моей семье никого не увлекали.

— Я не могу рассказать всего, — важно заявила Рэй. — Секретность, сама понимаешь.

Они снова захихикали и продолжили разговор.


Остаток перерыва пролетел незаметно и раздался негромкий сигнал, призывающий всех обратно на уроки. Почти все маги-лётчики разошлись, и только одна девочка парила довольно высоко, громко пытаясь что-то параллельно доказать клубному капитану, стоявшей на земле.

— Гордячка никак не может успокоиться, — вздохнула Луиза. — Кейт всё время старается показать, что она уж точно самая-пресамая модифицированная по последнему слову техники. Припёрлась в боевой клуб и вызвала на дуэль Айшу-сенпай в первый же день (как самую слабую по интенсивности, не иначе).

— Дай угадаю, не смогла определить её настоящее местоположение? — понимающе хмыкнула Рэй, задумчиво глядя на Кейт, наворачивающую быстрые круги на высоте не менее 70 метров.

— Да, разрядила обезвреживающий каскад в фантом, а потом ошарашенная стояла с заготовленной кинетической формацией, пока та не взорвалась и не выкинула её с поля.

— Узнаю Айшу-сенпай, — удовлетворённо улыбнулась Рэй. И неожиданно грустно добавила: — Зачем же вылетать с территории площадки, дурочка, там хотя бы страховочные уловители настроены...

Луиза покосилась на неё, и а затем перевела глаза на Кейт, теперь летевшую по прямой от площадки ещё выше, чем раньше, практически в их сторону.

В этот момент Луиза ощутила, как по её нервам прошла волна холода, ей даже показалось, что её подвело зрение, потому что яркость освещения резко уменьшилась.

— Что за... — удивилась она, и тут поняла, что и в самом деле стало темнее. Подняв глаза, она увидела тёмное пятно, покрывающее большую часть неба.

Через пару секунд пятно исчезло, но жутко взвыли сирены системы оповещения о глобальной опасности. Они все слышали этот звук на учениях, но учения никогда не принимались всерьёз. В конце концов, они же здесь под защитой...

Рэй неотрывно следила за Кейт, которую сирены видимо сбили с толку — она всё ещё сохраняла старый вектор движения, и даже слегка ускорилась. Капитан, вероятно, попыталась захватить её и опустить на землю, но надзиратель прикрикнул на неё и взлетел вслед Кейт — неожиданное воздействие могло только всё ухудшить.

День исчез, сменившись непроглядной тьмой. Впрочем, никому из магов так не показалось: безумный калейдоскоп захватил их восприятие, разорвав в клочья используемые формации. Система защиты нежно завернула планету в неуловимо тонкий гиперпространственный слой. Теоретически, это не должно было быть смертельным при нахождении внутри гипербарьера, но для магов существовали определённые правила и тренировки, необходимые к исполнению... хотя никто не верил в то, что их эффект потребуется, в конце концов, это была мирная развивающаяся планета.

Учитель рефлекторно завернулся в Кокон, который вполне должен был защищить его от падения с небольшой высоты. Кейт запаниковала и попыталась возобновить формацию полёта — в бушующем гипершторме ей это не удалось. Луиза в ужасе наблюдала, как та всё быстрее приближается к крыше, даже не крича, на лице Кейт застыло только удивление, что верная Сеть отказала ей в подчинении. Капитан клуба попыталась снова захватить её, но также не смогла достаточно сфокусироваться.

Ослепительная вспышка перекрыла в восприятии Луизы пелену бушующих хаотических воздействий. Перед самой крышей Кейт за неразличимый интервал времени остановилась в воздухе, а через мгновение брякнулась на неё буквально с полуметра и осталась лежать, тяжело дыша. Шторм затихал, а вокруг приподнятой руки Рэй рассеивалось плотное холодное светящееся облако.


Через секунду после первой активации защиты Ада выпрямилась в кресле:

— Таркс, статус! — обратилась она через единую управляющую сеть к администратору Кольца.

"Атака релятивистским снарядом, Спутник-1, защита разрушена, серьёзные повреждения и жертвы, в непосредственной близости к Альфе."

Ада подтвердила задействование систем оповещения и впитала данные о магах в потенциальной опасности в подконтрольном ей районе. Пара случаев манипуляции могла выйти из-под контроля, но действительно неприятно выглядела ситуация с Кейт Раусс, которая совершала небезопасные манёвры над зданием школы. Впрочем, за ней было кому приглянуть.

Ада отключила контуры имитации эмпатии и запросила данные Айшу, но системы наблюдения Кольца зациклились сами в себе, отрешившись от остального мира. Оставалось только надеяться, что...

"Второй снаряд, класс угрозы глобальный, перехват... не требуется?"

Вопросительная интонация Таркса просочилась даже через эссенц-связь.

"Задействована планетарная защита"

Настала темнота, в кабинете Ады медленно загорался свет.

Она стояла и пыталась понять, что только что вызвало у неё такой эмоциональный отклик. Не то, чтобы её подопечные подвергались какой-либо серьёзной опасности, пусть даже они были непосредственно на Кольце. Она исследовала череду своих мыслей, но не нашла причины. Выбросив из головы непонятную ерунду, она убедилась, что инцидент с Кейт завершился удачно, и стала ждать завершения цикла планетарного щита, параллельно изучая последствия в остальной зоне своей ответственности.


Эйго открыл глаза — перед ними колыхалась странная дымка. Он находился в незнакомом месте, со всех сторон равномерно падал желтоватый свет, рассеиваясь на чём-то, напоминающем облака пара. Влажности он, впрочем, не чувствовал, как и звуков, гравитации и каких-либо данных от своих сенсоров.

Он с некоторой опаской попытался оглядеться, но тело его послушалось, хотя информации особо не прибавилось — во все стороны распространялась та же картина.

Он почувствовал непреодолимое желание моргнуть и, последовав ему, обнаружил себя около прозрачной стены, за которой находилась... звезда. Бушующий океан пламени расстилался, казалось, совсем недалеко, но не давал даже капли тепла.

Ощутив за своей спиной чьё-то присутствие, он уже не удивился. Память о давних событиях вернулась к нему в ещё большей полноте.

— Так вот откуда у меня появилось пристрастие к красивым виртуальным фильмам.

— Не думаю, Эйго, скорее уж ты всегда был падок на спецэффекты, — отметил в ответ женский голос.

— У вас есть для меня какая-то дополнительная информация? — спросил Эйго.

— Нет, я просто принимаю меры предосторожности, — ответил таинственный голос.

Нет, не голос. Внезапно Эйго понял, что не смог бы охарактеризовать какие-либо его параметры, кроме того, что он почему-то представлялся принадлежащим женщине (теперь Эйго не стал бы с уверенностью этого утверждать). Это было похоже на эссенц-связь с малознакомым адресатом, который никогда с тобой не общался иными способами. Что, безусловно, так и было в этом конкретном случае.

— Айшу... с ней что-нибудь случилось? — у него появилось странное ощущение, что его спокойствие не должно было быть таким непроницаемым, но ни впасть в панику, ни даже взволноваться — он не мог. Это намекало на модификацию восприятия времени или отделение сознательной компоненты от телесных функций, хотя он не ощущал никаких признаков ни того, ни другого. Как, безусловно, он и не должен был в этом конкретном случае.

— Это сложный, и даже немного философский вопрос... — задумчиво ответил его собеседник. — Но в самом упрощенном смысле с ней всё в порядке, её жизнь вне непосредственной опасности, она просто находится без сознания. Вам сильно повезло, или, если быть более точным, удачный для вашего выживания расклад событий был признан оптимальным.

— Кем?.. Кого мы встретили там, на Кольце?

— Лучше не знать. Но тебе не следует подозревать его в доброте. В конце концов, несколько тысяч человек на станции просто мгновенно погибли.

Теперь голос перестал быть плохоузнаваемым и безликим. Эйго скривил губы и ответил:

— Я уже давно не верю в вашу доброту.

Облака пара, постепенно истончавшиеся по мере разговора, мгновенно исчезли, и через отражение, заменившее картину моря плазмы, он взглянул в глаза своему собеседнику.

Себе самому. "Отражённое" лицо его было почти бесстрастным, а лёгкая улыбка совсем не походила на оскал, который, как он чувствовал, проступал на его лице всё явственнее.

— Тогда я спокойна за тебя, мой герой, — произнёс на этот раз определённо женский, весьма ехидный голос, совпадавший с движениями губ его "отражения". — Просто смотри по сторонам и не лезь на рожон.

Его окружение исчезло, и он погрузился во тьму.


Ада ясно ощутила момент, когда бесконечно долгие минуты статуса повышенной опасности истекли. Интерференционный шторм постепенно затих, и планетарный Рифт растаял, на этот раз без каких-либо энергетических выбросов. Полноценный информационный обмен между областями ответственности администраторов восстановился, и Ада мрачно отметила про себя, что теперь все орбитальные средства активной защиты развёрнуты и приведены в полную готовность. В этом было какое-то извращенно-логичное следование принципу невмешательства в мелкие проблемы (взрыв населённой станции вне охранной зоны), с подключением совершенно безумных средств для защиты от последствий этого. Неужели...

Мысли знакомо рассыпались, столкнувшись с сомнением в том, что основа её личности — забота о существовании и удобстве населения планеты — могла иногда быть просто политическим инструментом для её создателей. Она вздохнула и перепроверила, что никакие последствия шторма не остались без внимания.

Внезапно ей поступил вызов от Энн — та выглядела весьма взволнованной.

— Ада! Что происходит?!

— Спутник-1 полностью уничтожен, среди населения внутри охранного периметра жертв нет, планетарный щит снят, учащиеся школы в порядке.

— Спутник... — Энн прищурилась на секунду. — Впрочем, теперь уже не имеет значения, чем они там занимались. Но я не об этом! Как наши встречающие, как... Айшу?

Энн взглянула прямо в глаза Ады, и та неожиданно поняла, что её беспокоило. На время задействования защитных систем её сознание сковали вшитые при взрослении и подготовке к работе процедуры, но теперь она могла свериться со своей внутренней, лишь слегка усовершенствованной органической памятью и расшифровать невнятное ощущение тревоги.

"Айшу уязвима к задействованию защитных систем на полную мощность, дефект избыточно чувствительной магической инструментальной системы. Потенциальные последствия — деградация внутренних управляющий тканей, нервной системы, вплоть до полной неспособности к использованию магии или смерти."

Ада отправила расширенный запрос о состоянии Айшу, а также попыталась установить предположительные повреждения с учетом зарегистрированной интенсивности шторма...

Полученные результаты объяснили ей изначальную проблему: планетные системы сообщали, что указанный маг не имеет никаких потенциально смертельных дефектов, несмотря на повышенную чувствительность. А отклик от датчиков самой Айшу показал, что она практически в полном порядке, за исключением потери сознания.

Она подумала обратиться к системам записи разговоров в своём кабинете, но в этот момент закончил формироваться полный отчёт о состоянии здоровья, плановых проверках и процедурах, которые проходила Айшу от планетарных банков данных. Довольно подробный, противоречивый в пределах разумного, сформированный из тысяч событий, запись о которых с контрольными суммами и ключами приборов вплеталась в общий поток зоны ответственности Ады и пересекалась с другими секторами и общепланетными системами хранения... Нет, о недоброжелательном вмешательстве или взломе можно забыть, а значит, и дополнительные проверки должны вестись не с целью установления очевидной истины, а для устранения потенциальных недопониманий в окружении Айшу, которые могут навредить девушке. Да.

Её мыслительные процессы опять приобрели кристальную четкость. Секунда, которую она обычно отводила себе на реакцию в разговорах с людьми, истекла.

— Хмм, по данным телеметрии Айшу в полном порядке, хотя, похоже, Эйго отрубил её из станнера, на всякий случай, — слегка улыбнулась Ада. — Я уточню их состояние при первой возможности, скорее всего — когда Эйго доставит её в медпункт.

Энн прикрыла глаза и медленно выдохнула: беспокойство слегка отпустило её.

— Благодарю за хорошую новость, Ада. Пожалуйста, держи меня в курсе, — она скосила глаза на пришедшее сообщение. — Я пока прослежу, чтобы все маги, кто чувствует недомогание, получили час-другой спокойного сна, в соответствии с рекомендациями.

— Конечно. Кстати, будь готова, я собираюсь ужесточить контроль за поведением магов на уроках и занятиях вне основного расписания. Как минимум — никаких больше полётов без аварийных антигравов — все их требуется проверить, держать заряженными и дозаказать при необходимости, — администратор прищурилась. — Методики проведения занятий по боевой подготовке скину на тебя, ты лучше разбираешься в специфике. Пока что все прямые контакты при участии магической защиты — под запретом.

— Понимаю, перешлю тебе свои прикидки к вечеру. Ну, давай, больше не занимаю время.

Энн отключилась, а Ада медленно откинулась в кресле и стала следить за работой задействованных в секторе экстренных служб и прикидывать необходимые изменения, которые потребуется провести в ближайшее время, раз уж возле их планетки кто-то стал кидаться релятивистскими снарядами. Часть её разума анализировала и исправляла странные записи, возникшие в связи с недоразумением о состоянии Айшу. Надо будет подробнее поговорить с Эйго, когда тот вернётся...


Эйго пребывал в определённой задумчивости. Платформа, перевозившая из медицинского отсека его и спящую Айшу, подлетала к пассажирскому сектору сообщения с планетой по Альфе.

Происходящее выглядело весьма странно: сначала, когда он очнулся и обнаружил, что его партнёрша действительно жива и не показывает никаких признаков повреждений, связанных с гиперштормом, он только порадовался за неё и на всякий случай мысленно возблагодарил (уже исчезнувшую) Гайю, что бы там она такое ни сделала. Когда он доставил Айшу в медпункт и связался с Адой, чтобы доложить о происходящем, та поставила его в известность о возникшем недоразумении. Тогда он ничего не стал говорить, только заметил, что кому-то нужно вставить приличный такой фитиль за внушение непонятных страхов бедной девушке.

Но потом он поговорил об этом с Айшу и понял, что её версия воспоминаний о сегодняшних диалогах слегка отличается от того, что помнил он. А когда он попытался выяснить у неё то, откуда пошло то самое "недоразумение", она с трудом смогла вспомнить что-то из детства, когда в Институте предполагали, что её система может быть слишком уязвима к внешним воздействиям большой интенсивности. И более ничего.

Он только улыбнулся ей и отошёл, после чего медсестра сняла с Айшу какие-то последние замеры, и выдала снотворное. Им предлагали остаться на Кольце, но смысл происходящих событий ускользал от Эйго, к тому же он всё сильнее переживал за сестру, хотя Ада и подтвердила, что с ней тоже всё в порядке. Никаких проблем с перевозкой спящего человека по опоре возникнуть было не должно, особенно теперь, когда защитные системы формально вступили в фазу вынужденного перемирия. Эйго не хотел рисковать, так как не знал, сколько времени эта фаза обычно длится — о традициях и правилах, связанных с внутренней кухней работы планетарной защиты, ходили самые разнообразные слухи. Вне зависимости от того, какие там "недоразумения" обнаруживались, он считал необходимым как можно быстрее переместить Айшу под призрачную (судя по тому, что он услышал о ситуации внутри от Ады) защиту гипербарьера.

Платформа остановилась, Эйго нежно поднял спящую девушку на руки и чётко зашагал к станции.


Развитый вполне себе по годам ИИ, контролировавший разведывательный модуль, подводил итоги наблюдений за активностью представленных в системе сил, попутно косясь на происходящее в штаб-квартире гоэрамских вояк.

— Командир, ситуация на данный момент развивается в предсказанных пределах. Вооруженные силы сектора концентрируются в тени массивной Шестой и ждут приказа отреагировать на провокацию или запустить свою. Разведчики ребят из бесконтрольных областей приглядывают за происходящим — несколько джамп-маяков в скрытом режиме размещены в системе.

— А как там идиоты с тяжёлого носителя джамп-торпед?

— Как и предполагалось, после активации планетарного щита они заглушили все системы и сидят тише мыши.

— Напомни им от моего имени, что их единственный шанс выжить — продолжать заниматься этим и дальше, до разрешения конфликта. Проверим, стоит ли ещё моё имя чего-то. Учитывая, что о них в системе почти никто, кроме нас, не знает — они исчезнут по первому чиху.

— Сообщение передано.

— Если прикинуть размещение сил в системе, имел ли кто-то из них возможность установить, откуда исходила атака на станцию?

— Маловероятно — для разгона использовалось практически непокрытое наблюдением пространство вне эклиптики. Установить источник надёжно не представляется возможным.

— А что творится внизу, на поверхности?

— Касательно ситуации на планете: Тацуми, судя по всему, готовится действовать — слишком много ключевых факторов вышло из под её контроля, и она планирует исправить ситуацию. Предваряя это Ада, скорее всего, собирается переместиться из здания школы, чтобы не создавать угрозы для учеников.

— Но это только подтвердит, что она предпринимает независимые сомнительные действия.

— Для неё не существует альтернативы, особенно после такого резкого развития событий. В конце концов, от внутренних разборок население планеты оборонительными системами не защищено. Вообще то, что она всё ещё может функционировать и продолжать развитие плана, говорит о том, что её решения не признаны сомнительными. Вряд ли ей об этом сообщили лично, но она скоро и так догадается.

— Ты контролируешь один из главных факторов, в котором нуждается Тацуми. Нам придётся спровоцировать их на выгодные нам действия.

— Пожалуй, да. Собственно, сегодня стало понятно, что сознание Рэй всё-таки ещё активно, там, в глубине.

— Так это она вмешалась?

— Да, я бы обошлась более слабым воздействием. Сломанная рука или нога и несколько синяков только научили бы ту гордячку уму-разуму.

— Это открывает грандиозные возможности, но содержит и риски... Тебе придётся заняться прикладной подростковой психологией. Не завидую.

Даже через эссенц-связь командиру послышался слабый вздох, хотя ИИ вроде бы и нечем было его издать.

— Отчёт закончен, набор указаний принят. До связи.

Девочка, стоявшая напротив интерактивного зеркала в женском туалете, закончила фиксировать завязку на втором хвостике, удовлетворённо улыбнулась и направилась в сторону выхода.

***

Айшу очнулась по пути от подножия Опоры к школе, и с тех пор пребывала в приподнятом настроении. Её память работала чётко, решения принимались легко, а магия слушалась беспрекословно, несмотря на то, что она вроде бы подверглась гипершторму наравне с остальными (впрочем, её устойчивость всегда была довольно высокой).

Ада, явно перенервничавшая, и ведущая по пять разговоров параллельно с разнообразными управляющими на местах, которые всё сильнее паниковали из-за временной информационной блокады, выделила им несколько минут для беседы. Она попросила кратко пересказать события, как Айшу их помнит, объявила об обнаруженных странных записях в её медкарте, провела моментальное обследование у себя в кабинете и удовлетворённо хмыкнула, в ответ на что "пациентка" тоже рассмеялась и попросила больше так не беспокоиться.

Наконец, Ада задала вопрос о потенциальном продвижении Айшу в командную структуру после завершения обучения, немного удивившись тому, что вышестоящие ещё не потребовали перевести им такой уникальный кадр. В этот момент администратор слегка виновато покосилась на Эйго, который не отошёл от Айшу ни на шаг за всё это время, но тот лишь с загадочной улыбкой пожал плечами. Айшу сказала, что особо не раздумывала об этом, по причине отсутствия предложений и пошутила на тему того, какой плохой идеей будет оставить Эйго с Адой совсем без пригляда. Тут даже Эйго проняло, и он закатил глаза к потолку, тогда как администратор строго посоветовала ей не строить из себя слишком большую девочку.

Но Айшу сегодня всё было нипочём. После беседы она направилась на полигон, пользуясь отменой занятий, чтобы проверить, как инструментальная сеть слушается её на максимальной доступной мощности. Через полчаса она уже едва могла дышать, но осталась вполне довольна собой и даже испытала некое сочувствие к Эйго, который всё ещё следовал за ней как привязанный, но никогда в жизни не мог испытать чувства связи с миром, которое напитывает любого сильного мага.

Она приняла душ (партнёр отправился заказывать машину, оставив её, наконец, одну), переоделась в запасной комплект формы и, чуть не приплясывая, отправилась к заднему выходу из школы.

Почти у самой двери Айшу столкнулась с Рэй, которая обняла её, потёрлась об щёку и пропищала, что она выглядит как правительница мира. Айшу щелкнула её по носу и залезла в транспорт


Когда они, наконец, добрались до дома после этого перенасыщенного событиями дня, уже заметно стемнело. Айшу всю дорогу развлекала Рэй рассказами о Кольце и планами на будущее, а та поделилась новостью о своём знакомстве с Луизой (Айшу слегка подняла бровь) и о происшествии с зазнавшейся летуньей (тут она получила положенную дозы похвалы от обоих партнёров и задрала нос).

Эйго, войдя в домик, начал зевать и сразу отправился на боковую, пробурчав какое-то неразборчивое пожелание. Рэй сказала, что и так отдыхала полдня, ожидая их возвращения, и пошла в тренировочный зал докалиброваться.

Айшу выпила вечерний витаминный компот, чтобы спокойно уснуть и не сбивать режим на завтра. Она было задумчиво переместила взгляд на тортик, но неожиданный укол стыда заставил её вздохнуть и закрыть холодильник. Она как раз добралась до своей комнаты, когда компот начал действовать — скинув с себя одежду, она упала на кровать и забылась. Последним её ощущением была спокойная уверенность в завтрашнем дне...


Странно искажённые голоса долетали до неё как будто бы издалека:

— Что из этих приёмов вы последний раз видели у акселов первого уровня, только покинувших базовые боевые курсы? — надрывался высокий девичий голос. — Скорость реакции, конечно, укладывалась в пределы, но очевидно же, что никакой первый не может идеально утилизировать диапазон, заданный в этом упражнении в качестве жестких лимитов!

— Но это же групповое упражнение на отработку контактных групповых взаимодействий, в котором важно всё, включая соблюдение пределов. Конечно, это не вполне справедливо к настоящим первым, но мы потому и делим команды соответствующим образом. Так работают все соревнования широкого доступа — любые акселы должны придерживаться правил, при этом высокоуровневые имеют преимущество в восприятии, истинной прочности тела, скорости вариации усилия, но не могут драться рефлекторно, а должны всё время следить за соблюдением условий. В итоге получается хорошая тренировка для всех, — ответил ироничный мужской голос — вроде бы это был их тренер, а по совместительству надсмотрщик за последней командной игрой.

— Чушь какая-то, ни разу не слышала, что он, оказывается, имитировал первый уровень всё время учёбы, это просто нечестно, узнавать об этом на первом важном упражнении, — продолжила ныть лидер их противника — Нера. — У тебя там мышцы не поссыхались от бездействия, Эйго, или ты с этой своей разминаешься каждый день? — Айшу теперь приоткрыла один глаз, так что увидела, как та сделала в её сторону не особо приличный жест. Ей захотелось хмыкнуть, но тело после вырубившего её удара пока что не особо слушалось.

— Наши отношения с Айшу всегда находились в рамках приличий, староста, — ответил практически безжизненный тихий голос Эйго. — Я сожалею, что наш план боя, который, скорее всего, не сработает в следующий раз, доставил некоторые неудобства, но, как вы понимаете, у нас не было особого выбора, кроме как попытаться удивить вас.

После акцента на слове "выбор" лицо Неры на мгновение разгладилось, пока она бросала взгляд на Айшу, которая в данный момент закашлялась, пытаясь подняться. Эйго мгновенно потерял интерес к дискуссии и подскочил к партнёрше:

— Рёбра болят? — участливо спросил он, бережно приподнимая её.

Айшу в ответ кивнула и снова зашлась в кашле.

— Тогда подожди, потороплю ребят с носилками. — Он опустил её обратно и бросился к выходу из ��ала.

Нера перевела взгляд на инструктора, который теперь тепло смотрел вслед Эйго, исчезнувшим за дверью.

— Я всё равно считаю, что магу с такой чувствительностью не место в боевой паре, — произнесла она, развернулась и пошла к своей понурившейся команде.

Айшу облегчённо вздохнула и прикрыла глаза. Глупо злиться на старшую курса, которая привыкла побеждать. Не особо важно, что та не возразила ни слова, когда, сама являясь усиленной модификацией, вышла биться с группой, предположительно имевшей в составе только первых; не особое значение имеет и тот факт, что они использовали максимальное количество ненаправленных формаций, чтобы вывести лично её, Айшу, из строя.

Их план сработал — Нера не зря опасалась за ведение боя, в котором противник точно знает положение и использованные защитные маг-формации. А последняя иллюзия дала оставшимся магам закончить дуэль, пока Айшу получала удар в бок и по голове от взбешённой Неры. После этого она не особо хорошо соображала, но Эйго, как и ожидалось, не подкачал.

Ну и, конечно же, совсем не имел значения маленький нюанс, что только одной участнице на поле грозил вылет из программы подготовки за провалы тестов на интенсивность воздействия...


Айшу снова попыталась открыть глаза, но перед её взглядом всё ещё стояло лицо Эйго в возрасте 14 лет, она покосилась в другую сторону и увидела его лежащим на земле после менее удачного упражнения, когда их план прочитал более опытный командир соперника. Лица Эйго множились перед её глазами — внизу, когда он нёс её на плече после безоговорочной победы в большом лесном упражнении: ему пришлось "пожертвовать" собой в отвлекающей вылазке, чтобы команда смогла выполнить захват цели и аккуратно обойти всех перехватчиков, благодаря усилиям Айшу.

Ей вспомнилось жуткое испытание в ледяном климате, которое было построено в форме двойной дуэли с полным погружением при отсутствии связи. Она уже гораздо лучше научилась применять свои магические способности в прямом бою, и тогда, увидев замёрзающие тела нашедших друг друга слишком быстро акселов, выследила оставшегося соперника и, не давая ему использовать никакие согревающие формации и развлекая иллюзиями, дождалась, пока он упал на землю, и, медленно подойдя, смотрела, как из его глаз тоже уходит жизнь.

После этого упражнения многие стали почему-то избегать силовых контактов с Айшу.


Айшу наконец осознала себя — она сидела на кровати, обхватив руками голову, и стонала, пока её воспоминания всплывали в памяти — череда побед и поражений, борьба с её слабостью, поиск и обходы проблем Эйго, их притирка друг к другу, оптимизация взаимодействия, развитие.

То, что вчера, казалось, составляло всю её жизнь, плавилось под напором её вернувшихся эмоций. Вряд ли можно было сомневаться, что из этого — настоящее.

— То-то было так легко жить, — то ли прошептала, то ли прошелестела она, прерывисто дыша.

Последние кусочки легли на свои места — она вспомнила события из своего сна и сочувственную улыбку их последней знакомой с Кольца... Как же её звали?

Ей наконец-то вспомнилась одна из первых скучных лекций профессора Мухо про политические расклады в заселённых центральных сегментах Галактики: "... официальные представители с Энигмы — дело одно, но для решения действительно серьёзных вопросов направляются Неделимые, они приходят в разных формах и носят разные персональные имена, но заключают соглашения всегда от одного ..."

— Гайя, — хрипло произнесла Айшу и облик светловолосой девушки в её голове растаял.


Айшу подавила желание рвануть в комнату к Эйго, броситься к нему на грудь, разрыдаться и покаяться. Он и так, наверное, уже считает её эмоциональной развалиной, плюс буквально таскал на себе полдня. Пусть поспит; в конце концов, не было похоже, что он поражён её внезапным предательством, и, с другой стороны, становилась понятно его необычное молчание, перемежаемое этими его пронзительными взглядами искоса. Да и Ада выглядела ещё более безэмоциональной, чем обычно, всё время ссылалась на сверки с базой данных и (!) даже не отпускала своих фирменных шуточек.

То, что казалось невозможным в банальном окраинном мире, провонявшем этим вашим развитием и ощущением новизны, становилось куда более вероятным там, куда вмешивалась личность, для которой существование в виде тысяч разных людей одновременно было обычным делом.

Она поняла суть проблемы Ады, и оценила её мудрость. Выбегать на улицу посреди ночи и возмущённо просить вернуть всё обратно, чтобы спокойно сдохнуть вчера... почему-то не казалось самым лучшим развитием ситуации. Нужно установить, насколько всё на самом деле изменилось. Вчерашняя разминка казалось совершенно не похожей на всё, что она испытывала раньше от собственной магии: надо понять, что из этого было вызвано общей эйфорией и её ложной памятью, а что было на самом деле. И если произошедшее действительно изменило её так сильно, то...

Айшу улыбнулась куда шире, чем вчера, когда её наполняло глупое ощущение гордости за свою силу, которой она предположительно пользовалась всю жизнь. Она натянула на себя шорты с футболкой и решительно направилась в тренировочный зал. Теперь она знала, для чего вообще ей было нужно её умение.


Окончательно проснувшись, Айшу расширила поле восприятия до размеров придомовой территории и её внимание привлекло происходившее в зале. Судя по всему, Рэй всё ещё не закончила тренировку — приглядевшись повнимательнее, она заметила не вполне понятные формации, переплетённые вокруг её тела, судя по всему, неподвижно висевшего в воздухе.

В эту секунду она уловила ответный сканирующий импульс, все магические воздействия, кроме кинетики, поддерживающей полёт, исчезли, и ей пришёл обычный краткий сигнал приветствия, которым обмениваются маги без возможности контактировать другим образом.

Айшу секунду повременила, но решила, что всё складывается идеально, и пошла в подвальное помещение. За открытой ей дверью царила абсолютная тьма. Помещение было насыщено волнами микрофеноменальной формации, использующейся для чисто магического ориентирования и ощущения материальных объектов. Примерно так, значит, она сама выглядит снаружи для чувствительных магов, когда использует суперсенсорику. Другое дело, что её модификация предусматривала бессознательное применение этой способности с минимально возможной интенсивностью, тогда как в данном случае Рэй явно экспериментировала с параметрами создания этой... нет, минимум трёх формаций, которые, накладываясь друг на друга, создавали на выходе гиперэффект ниже её теоретической минимальной мощности.

— Извини, Айшу-нее-сан, я немного увлеклась, — негромко промурлыкала Рэй, опускаясь на землю, — я, наконец, собрала достаточно данных для реализации твоего пространственного восприятия, и не могла удержаться, чтобы не попробовать.

— Хмм, а я не могла понять, зачем вас обучали магии, которую вы теоретически не должны быть способны применять... Кстати, а с каких пор в Институте стали преподавать, ээээ... экспериментальным носителям магическую аналитику?

Из окружающей тьмы стали проявляться контуры обстановки зала и улыбающаяся Рэй — она постепенно включала освещение.

— Ты хотела сказать — "подопытным образцам"? Не переживай, их политика особо не изменилась, поэтому я полностью принимаю твою похвалу на свой счёт. Спасибо, Айшу, сестричка! — Рэй крутнулась на одном месте, задорно взмахнув хвостами. — Кстати, ты сегодня выглядишь намного более интересно, чем вчера, когда глупая улыбка не сходила с твоего лица. Неужели ты, наконец, пришла в себя?

— Я вела себя достаточно ужасно?

— Брату скорее понравилось: думаю, он вспомнил тебя в день нашего знакомства, когда над тобой ещё ничего не довлело. — Рэй отвернулась и медленно двигалась по залу, а Айшу не смогла сдержать дрожь. Но сейчас было не время вытаскивать этот старый скелет из шкафа.

— Рэй, мне нужна твоя помощь — я хочу протестировать, насколько совершенно моё внезапно проявившееся экранирование от внешних гипервоздействий.

Рэй оглянулась на неё через плечо и философски заметила:

— Но при внезапном умопомешательстве проще обратиться в психологическую службу, там тебя быстренько переубедят в том, что мир снизошёл и выдал тебе апгрейд.

— Я тоже подумала об этом первым делом, но, судя по вчерашней беседе с Адой — мир сошел с ума вместе со мной.

— Интересно, — пробормотала Рэй и склонила голову набок. Через полсекунды Айшу показалось, что она ослепла — весь зал залило иномировое сияние, которое в полной мере могли оценить только маги. Она поняла, что Рэй создала дополнительный барьер вокруг зала, использовав оптимизированный монокаст, который и привёл к такой интенсивности в работе Сети. Странность была прежде всего в том, что создание массивных барьеров для того и делилось на этапы, чтобы не перегружать пользователей. Рэй, похоже, решила отбросить предрассудки о том, как маги должны скромно скрывать свои силы на службе обществу.

Впрочем, несмотря на непривычную интенсивность, Айшу не потеряла сознание, не получила никаких болевых ощущений, и даже вполне себе прочитала общую форму запроса.

— Это и есть рекомендованный способ обойти воздействие шторма для действительно сильных магов?

— Монокасты в таких ситуациях всегда предпочтительнее, особенно на значительном расстоянии. Основная проблема при шторме — сохранять связь с предыдущими этапами формации, — Рэй прищурившись посмотрела на Айшу. — Ты в порядке, сестрёнка?

— Да, как это ни странно ощущать. Раньше ты всегда специально сдерживалась, чтобы не травмировать меня?

— Иначе бы Эйго не называл меня хорошей девочкой! Что ж, нее-сама, давай теперь проверим тебя по-настоящему — и я рекомендую тебе понизить чувствительность до минимума. — Рэй улыбнулась самой очаровательной улыбкой, которую Айшу видела у неё за последние годы.

Два плоских круга, слабо отражающие свет, появились в воздухе в дальнем углу тренировочной комнаты с небольшим зазором друг между другом. В глазах ��эй разгоралось слабое серебристое свечение, а за её спиной разворачивалось нечто, похожее на белые крылья, хотя их контуров было и не различить.

Айшу нервно сглотнула.


Две горе-испытательницы отмокали в большой ванне, полной прохладной воды.

— Рэй, слушай, я всё понимаю, но ты со слишком большим энтузиазмом решила взять меня на "слабо"...

— Пфффт, я могла бы и дальше увеличивать интенсивность... — вяло ответила та, зафиксировавшаяся за край перекинутыми наружу руками.

— В чистом поле — возможно — но в закрытом помещении не стоило так увлекаться своей сильномогучей магией, чтобы забыть нормально перемешивать воздух сквозь тепловые барьеры. Ну и вообще, эдак можно зал спалить, несмотря на всю пожарозащищённость. Или ещё хуже, разбудить Эйго, — она настороженно пригляделась к его комнате, но он спокойно дрых себе.

— Я не люблю расчитывать охлаждение органики, — Рэй виновато поёжилась, а потом вскрикнула от неожиданности — Айшу ущипнула её ногой за подвернувшуюся часть тела.

— Вылезай, думаю, мы достаточно остыли.

Рэй хмуро взглянула на неё, но тут Айшу выпрямилась и посмотрела в сторону входа в их домик.

К ним пожаловал неожиданный гость.

October 7, 2018
by Gwellir
Lightest Novel