Steve Feynman
@stevefeynman
2 Followers
0 Following

Новая ЭРА (Part I)

Опять гудит в голове и не спится. Фонарь за окном отсвечивает на стол, по которому раскиданы ровные листы бумаги, призывающие что-то написать. Но очень гудит голова, даже письмо перестало отвлекать. Все хуже и хуже, неужели скоро ночь не будет доступна? Что будет, если перестану спать? Без сна можно протянуть, здесь подскажет google, трое-пятеро суток. Но смерть быстро не произойдет, конечно. Иногда боль будет отпускать и короткими быстрыми фазами сна можно будет растянуть время, но на сколько непонятно. Читал где-то, как можно научиться спать по три-четыре часа в сутки, дозируя сон по двадцать-тридцать минут несколько раз в день, так что рано, может, беспокоиться. Хотя, чего это я запаниковал, еще до транквилизаторов и успокоительных не дошел, они разной силы, какие-то точно сработают, и можно будет вытянуть пару-тройку лет, пока не сядет печень или что там садится. Фонарь качается, и линия на бумаге расчерчивает ее то влево, то вправо. Вспоминаю Бродского и его «Рождественский романс». «Как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево», или у него наоборот качается. Странная ассоциация.
В любом случае, писать не хочу. Валяться и слушать этот гул в башке тоже. Постель от пота намокла посередине, лежать в ней мерзко, если откинуть одеяло — холодно. А под одеялом неприятно, оно зеленое из синтетического ворса и не заправлено в пододеяльник, от чего липнет и комкается. В общем, так себе лежбище и сверху и снизу, но вставать лень и нужно придумать куда деться, не стоять же посреди комнаты. Писать не хочу, не поможет, сегодня точно. На улице свежий воздух, но там ад. О боги, тело уже само реагирует на саму мысль об улице, покрылось холодными мурашками. Чудное тело, ей богу. Мурашки эти как живые под кожей, можно приставить руку к ноге, и они перебегают с места на место, меняются местами, делают это как-то через воздух, хотя логично было бы подняться до плеча, через грудь на живот и к ноге, а они через воздух носятся. Почему мурашек на ладонях не бывает? Встать, собрать их в горсть и стряхнуть на пол, разбегутся по углам и будут смотреть на меня, ждать, пока снова лягу в эту мокрую лужу. Странные животные, не поймешь их, за нас они или против. Докучают.
Встать и налить стакан воды из графина с широким горлышком. Вода бесконечно много льется в стакан, от нее гудит больше всего. От воды слишком много движения и связей, она везде шевелится. Из неживого самое неприятное — это вода, но без нее никак. Жажда наступает, когда организм уже обезвоживается, то есть с запозданием. Получается, и ее отсутствие тоже чувствуется, от этого все, что связано с водой, только растягивается во времени, а эта струя — ее лишь стоит перетерпеть, лучше зажмуриться.
На улице хуже, и там зажмурившись не походишь. Не стоит бояться улицы, Ден, помнишь, как учила мама? Ночью проще, меньше, тише. Других совсем мало, и те зачастую лыка не вяжут, а значит не думают, не делают, не двигаются. Тяжело, но не так, как днем на Невском. Почти как вода, только зажмуриться не получится. Хотя, я не пробовал. Возьму с собой бумагу и ручку, может там что-то запишу, отвлечет.

Откуда на питерских улицах собака, давно их не видел. Бежит прямо на меня иноходью, вроде собаки так не бегают. Иноходь путает зрение — переставляет левыми, а правые уже на месте, получается какая-то смесь с галопом, но длинное черное тело его не изображает. Жуткое зрелище, словно из хоррора. Сейчас кто-то свистнет, откуда не понятно пока. От помойки вроде, а значит хозяин — бомж, испугался, что собака нападет. Может? Свист не утихает, громкий, острый, бьет по ушам. Собака оглянется и испугается, отбежит. Бомжа не видно до сих пор и в перспективе тоже не появится тоже. Где же ты? Посреди двора огромный мусорный бак-кузов для самосвала с открытыми о��альными люками, похож на ржавый космический корабль. Из него разит трупами инопланетян, хорошо, что запах наперед не почувствуешь. То ли внутри, то ли сбоку что-то будет шевелиться. Может еще одна собака, а может хозяин. Скоро будет удар чего-то металлического о мягкое, глухой шлепок со звуком, словно кто-то палкой бьет подвешенную тушу (говорят, так боевики озвучивают). Неужели бомжа пришибет? Смерть или покалечит? Еще подожду немного, будет видней. Нет, не убьет — ударит по ноге, но рана будет открытой и до утра точно не дотянет — сдохнет или тут, или на чужой помойке. Видел бы дальше, знал бы, связываться или нет, хотя бы обоснованно по морде получал или маты выслушивал. Интересно, если дальше, будет в голове сильней гудеть? Не буду рисковать, надо подбежать пока не поздно и придержать люк. Ясно, дурак забрался в звездолет и роется внутри с торчащими наружу ногами, не уронить таким образом люк — быть чистым везунчиком. Неужто у бомжей нет техники безопасности, очевидно же, что прибьет. Подбежать нужно тихо, чтобы ногами раньше времени не дернул, главное, чтобы собака не начала рычать.
Есть, придержал, живи, чернодушый.
— А? Ты кто? — испугался, высунулся из корабля. Шапка на нем, на балаклаву похожа, закатанная наверх и рваная конечно. Закричит и будет материться, стоит ли ему отвечать? Жаль не просчитать вариантов разговора, как же не хватает такой возможности. В голове гудит неимоверно, попался ты мне, черт бездомный.
— Мусор выкидывал, спокойно, — хотя, чего я перед ним отчитываюсь, все равно будет орать. Вижу, как слюной брызжет, потому что зубов нет — одного сверху и двух снизу — люками космических кораблей, наверное, отбило. Как же сделать, чтобы ты не закричал, дурила?
— Пошел, сука! Ты меня скинуть хотел? Мусор на меня... — понеслась. Как же не хватает способности голос просчитывать. Ну и пусть орет, зато голову отпускает от предсказуемости, от полной определенности. И собака залаяла, а это неприятно, придется смотреть, чтобы не укусила. Собаки очень быстрые и все происходит резко, голову ломит от скорости будущего, но избежать никак, и этот еще своим ором мешает. Боги, голова как один высоковольтный провод, аж глаза слезятся. Давай, дворняга, еще секунда, здесь ты будешь более предсказуема. Главное прицелиться кулаком в лоб, дальше заскулит. Попаду, уже слышу вой. То-то же.
С собаками всегда сложно. Первый раз так же было, но та цапнула и было неописуемо дико испытывать боль тысячи раз как в первый. Боль вперед, вот это уж проклятье так проклятье. Но не в этот раз.

На самом деле

Только когда меня привели к телу, накрытому белой простыней, я понял, что переплюнул даже Камю. До этого момента не возник даже слабый импульс задаться вопросом, кто все-таки умер — отец или мать. Сейчас, около тела вспомнил, что отца мы похоронили несколько лет назад, и на этот раз без вариантов. Приглушенная память (за которую, конечно же, стыдно перед собой) оправдана, если учитывать отъезд во взрослую жизнь (совпавший с восемнадцатилетним и спешным выносом личных вещей из родительской квартиры), ведь с тех пор прошло целых семь лет, во время которых общение с ними происходило по касательной.

amp

- Здравствуйте. Я на консультацию к хирургу. - Молодой парень с играющими светом глазами протянул паспорт в окошечко, отделанное вокруг дорогим серебристым металлом. Над окошечком было написано: “Рады приветствовать в центральной городской больнице г.Санкт-Петербурга. Сегодня вам с радостью поможет специалист регистратуры Мягкова Татьяна Викторовна”
- Здравствуйте. Да-да, конечно. Подскажите пожалуйста, когда вы записывались? Голос у Татьяны Викторовны звучал очень развесисто, мелодично и гладко, в меру по тембру и скорости. Такой голос не подходит Татьяне Викторовне, а должен принадлежать Тане или Танечке, но в полной мере соответствовал молодому упругому сияющему лицу специалиста регистратуры.
- Я сегодня утром записался. Через госуслуги, вот. - Молодой человек протянул к стеклу телефон, на экране которого светилось подтверждение о регистрации в данную больницу.
- Спасибо, не беспокойтесь, мы сейчас вас найдем. Будьте добры, ваше имя, фамилия, дата рождения? - Татьяна посматривала на молодого человека искоса и едва заметно, только одним лишь уголком губ улыбалась.
- Шилов Алексей Викторович, седьмое мая тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года.
- Спасибо…так, секунду. Да, вижу, на 16:30 есть запись. Врач Шолохов Михаил Евгеньевич, хороший врач, вам повезло. Алексей Викторович, гардероб слева за углом, вас там встретят и помогут с вещами. Там же расскажут как попасть в зону ожидания. Подождать придется целых двадцать пять минут, чтобы не было чем занять себя - можете попросить журналы и заказать кофе. Кстати, - Татьяна Викторовна игриво улыбнулась, щеки ее при этом заблестели, - очень советую, кофе действительно прекрасный, сама нет-нет отлучаюсь чтобы приготовить себе.
- Хм, - задумался Алексей, - спасибо за совет, я попробую.
Он развернулся и пошел в сторону гардероба, но его окликнул специалист регистрации выскочив из кабинета:
- Алексей Викторович, погодите секундочку…Алексей Викторович…
- Да-да, - Алексей развернулся и удивился совсем невысокому росту Татьяны Викторовны, ее сбитым формам и упругим ногам с подтянутыми играми, видневшимися из-под сдержанного больничного халата.
- Я совсем забыла, простите. Мне право не ловко и это совсем не…в общем, у нас в больнице сейчас проводится контроль качества и…, - Татьяна Викторовна смущенно смотрела в пол и говорила под нос, - не могли бы вы…, - но тут же подняла глаза и затараторила, - больница сейчас опрос проводит в том числе по качеству работы регистратуры. Не могли бы вы заполнить опрос о качестве моей работы. Это займет не более двух минут, можно прямо на госуслугах. Дело в том, что чем больше мы соберем отзывов, тем больше шансов на стажировку в муниципальных и сельских больницах. А там, ну вы понимаете, это ведь шанс.
- Э…ну да, конечно же, никаких проблем, - согласился Алексей.
- Спасибо! Спасибо вам огромное. Извините еще раз. Спасибо.
И Татьяна Викторовна припрыгивая убежала обратно в кабинет, а Алексей снова направился в сторону гардероба предварительно хихикнув про себя “вот дуреха”.

Философия Адизис

Сегодня посетил мощную однодневную лекцию человека-легенды Исхака Адизиса. Не сказать чтобы я любитель подобных мероприятий. Билет достался совершенно случайно и, как оказалось, по большому везению о хорошего друга и товарища.

Ах! Вальтер Беньямин!

Ах! Вальтер Беньямин!

minus 2

В любое время, по левую руку и по правую, приходится встречать одинокие глаза, направленные в мониторы телефонов. Одиночество стало самой доступной вещью на земле, не смешно ли? Рядом с любимыми, друзьями и коллегами в этом шумном баре можно стряхнуть день в полупустой бокал пива. Многие, почти все улыбаются и о чем-то разговаривают, Сергей вяло реагирует на их агрессивные просьбы дернуть рычаг пивного крана, все ему явно надоели, но он улыбается, кивает отточено и с услужливой улыбкой мэтра, но через нее тоже видно одиночество. Девушка рядом смотрит то на меня, то на бармена, сейчас закажет Aperol, но это по ней и без третьего глаза видно. Заигрывает с Сергеем и косится на меня, хочет чтобы поухаживал за девушкой, то есть угостил. Бармены наливают бесплатно в исключительных случаях только пьяным девушкам, ведущим себя почти распущено и только с целью довести дело до конца. А эта не такая, по крайней мере пока, и в ближайшие три минуты не станет. Просто Aperol легкий аперитивный ликер, которым не напиться. Представится Таней? Ох и пронесет тебя Танечка завтра, если весь вечер посвятишь этому рыжему напитку, хочется так и сказать как только представится. Но не скажу, с симпатичными девушками так обращаться нелегально.
- Меня зовут Денис, - вынудила ответить, очень въедливые глаза.
Молодая, не больше двадцати трех, вероятно только университет закончила. Явно ухаживает за красивыми каштановыми волосами - кончики совсем не секутся, блестящие, лежат ровной линией чуть ниже плеч прямо поверх черной кожаной куртки, какие сейчас все еще в моде. По розовым щекам видно что душно и жарко ей, но куртка создает впечатление резвой, дерзкой девчонке, которая только и ждет чтобы уколоть. Поди пойми тебя, Танечка, кого ты ищешь своим ярким видом по барам да закуткам Никитинской улицы, но твоему благородному молодому личику не подойдет человек, увлекшийся твоей лоснящейся курточки. Гладкие черты лица, ровные симметричные губы мягко шевелятся когда говорит, сама не замечает, что не естественно выглядит - уголки рта поджаты, показательно обнажает белые зубы и сдержанно улыбается.
- Еще Aperol?
Зачем я ей это предложил, в пухлом винном бокале еще половина, хотя там больше льда чем ликера с просекко. Странно, что согласилась и отставила недопитый. Сережа все понял, смущенно поулыбался и отошел в другой угол барной стойки. Спасибо друг, оставил наедине с бедой. Танечка тут же расслабляется и кладет ноги на соседний стул, который создавал между нами барьер. Красиво, ничего не скажешь, темные джинсы подобраны по размеру, сильные икры, умеренные бедра, увлекательные ступни, изящно вытянулись вытянулись в голубых открытых туфлях на высоком каблуке. Туфли придумал дьявол - через них он затягивает мужчин в беду. И как только замечаешь гибкие линии ног, дьявол подмигивает из зрачков женщины, как сейчас это делает со дна Таниных глаз. Милая совсем не знает внутреннего соседа, поселившегося в столь раннем возрасте. Может, предупредить ее заранее что прогонять потом будет поздно, а ноги устанут от каблуков, бедра пополнеют, курточка потрется?
- Как коротаешь время, красавчик?
Во-первых, что за дерзкий тон, во-вторых так и подбивает спросить “ты тупая и не видно?”. Опять нелегально. Пьет свой аперитив через трубочку и не сводит глаз в ожидании ответа. Что тебе ответить, милая? Пью виски за ворованные деньги, не сплю по ночам заглушая головную боль под виды уличных фонарей, стараюсь держаться подальше от таких как ты, чтобы не дай боже не выкинула чего-то неожиданного. И вероятно сдохну от всего этого в течение лет пяти, знать бы только от чего. Это ты хотела бы услышать?
- Никак, отдыхаю вот. - Ответил, пожалуй, слишком уж наигранно, как в фильмах показывают, подергал бокалом чтобы заиграло золото под бряканье почти растаявшего льда. - Серег, сделай еще пятьдесят.
- Как обычно, медового? - Серега подыгрывает, показывая что я тут человек знакомый и заискивающе смотрит на то на Таню, проверяя сработало ли, то на меня - ревную ли, пока девушка за ним следит.
- Не разлей только.
И все равно разлил. Не увлекайся девушками Сереж, оставят с пустым баром. Хорошо, продолжим, милая.
- Чтобы тебе стало понятней. Я с тобой не буду ни сегодня ни завтра, и лучше, тебе же лучше, уйди. - И я правда так считаю. - Но могу взять тебе еще один Aperol в дорогу.
Огорчилась, и это поправило уголки губ в природное положение а ноги опустились на металлическую подставку на браном стуле. Не уж-то грубость развивает чувство такта? Упорная, вижу что не встанет, фигура не размыта во времени, будет сидеть на месте надутая и не зная что сказать, выбивает из меня чувство вины. Скромный дьявол помигивает зелеными глазами прикрытыми пышными ресничками. Видно каждый твой вздох, и как шевелятся твои пухлые губки и как указательный палец в тонком серебрянном кольце елозит по вспотевшему бокалу. Волнение просвечивается на три минуты вперед ярче - вибрирует в каком-то одном месте особенно сильно и непреднамеренно, а от случайностей только хуже голове. Не для того я сюда приходил, хотя бы пожалей меня. Сейчас подойдет парень стилизованный под Таню, что-то скажет на ухо и оба уйдут. Зыркнет только на последок очень злобно, зато самым настоящим взглядом.
- Пока ты не ушла, забыл сказать - лицо выглядит естественней либо от злости либо от смеха. - Эти слова разозлили еще больше, на то и расчет.
Хочешь усилю обстановочку? Пнуть освободившийся от твоих ног стул прямо поперек пути стилизованного, чтобы он споткнувшись навалился к тебе поближе и разбил бокал с остатками Aperol. Не составит труда, зато спасу тебя от парня, у которого, по виду, в голове черти сношаются. Лучше ли тебе будет уснуть в одиночестве с алкогольным пятном на белой маечке сказать не могу, но без этого выпендрежника будет точно лучше.
- Мудак, козел, тварь…
Ругается, дерется не на шутку и наконец уходит, сейчас зарядит по щеке. Ты бы знала, Таня, сколько раз одновременно придется пережить удар холодной ладони. Прости за испорченный вечер и неудавшееся знакомство, не могу дать тебе приглашение в свой ад, но и в ад этого пикапера пустить не смогу, уж прости, он прямо у барной стойки щипнет за твой упругий зад, а ты и ответить ничего не сможешь. Если это не брать в учет, оплеуха вполне оправданная
- Не держу на тебя обид, милая
- Мудак
И ушла.
- Ден, она бокал разбила. Опять прикалываешься? - Сережа улыбается, каждый раз его такие ситуации забавляют.
- Знаю, старик, это по моей вине, я заплачу. Ты видел как этот торопыга неуклюже на Танечку обрушился? Поспешишь людей насмешишь.
Серега подмигнул и заулыбался. Хороший парень, вот уже года два как смотрит из-за барной стойки как с первого ряда кинотеатра и не вмешивается, только вставляет короткие комментарии да подначивает.
- Серег, налей егеря в ледяную стопку на дорожку. И вот, держи, - сунул ему штуку на чай и еще сверху, - если Таня завтра придет, налей от меня Aperol и попроси извинения еще раз пожалуйста.
Налил егеря, пока он вязко согревал изнутри вышел на улицу и вздохнул свежий осенний воздух. Скоро начнут падать и кружиться листья и быть беде, невыносимая пора, которую приходится ждать со страхом, что не переживу.

Рыцари

Вот иногда кажется, что находится в зоне действия чувств и, порой, эмоций является абсурдным. Апогей абсурдности - вера и любовь. Верую, ибо абсурдно, нерационально, непрактично. Люблю без попыток понять почему.

Камила

- Ты быстрее, сильнее и выше всех. Будешь меня не любить.

Агентство «Камил Азарян»

По полу, устеленному красивой итальянской плиткой, ступали ритмичные медленные шаги. Одна нога с грубым тяжелым стуком, другая мягкая, словно наступал домашний тапок. Шаги чередовались на раз-два и сопровождались едва слышным побрякиванием почерневшей металлической цепи. Ход высокой мощной фигуры священника отслеживал удивленный взгляд девушки-хостеса, милой и юной Танечки. Ее большие голубые глаза смотрели через прозрачные стекла очков в большой оправе из тонкого серебристого сплава, а в слегка приоткрытом рту висел синий колпачок от авторучки. Отец Сергий подошел к стойке-ресепшен, громко положил на нее толстую книгу, из которой неравномерно торчали состарившиеся желтые листы с измятыми краями и низким спокойным голосом спросил:

Драка

- У тебя есть деньги на проездном? – спросил Миша, - у меня в минусе просто.