Чудеса Христовы.

Мене ради Бог сый вообразился еси в мя (принял мой образ), показал еси чудеса, исцелив прокаженныя, и разслабленнаго стягнув (расслабленного укрепив), кровоточивыя ток (течение крови) уставил еси, Спасе, прикосновением риз (Мф.9: 20; Мк.5:25; Лк.8:43).

Разслабленнаго стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока (исцелил), и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа (изобразил) (Мф.9:6; 8:13; Лк.7:14; Ин.4:7–24).

Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив исправи, глухия же и немыя и ничащия низу (согбенных), исцели словом, да ты спасешися, окаянная душе (Мф.9:20; 11:5; Лк. 13:11–13).

Низу сничащую (согбенной) подражай, о душе, прииди, припади к ногама Иисусовыма, да тя исправит и да ходиши право стези Господни (Лк.13:11–13).

Недуги исцеляя, нищым благовествоваше Христос Слово, вредныя (увечных) уврачева, с мытари ядяше, со грешники беседоваше, Иаировы дщере душу предумершую (уже исшедшую) возврати осязанием руки (Мф.4:23; 9:10–11; Мк.5:41–42).

Да не горшая, о душе моя, явишися отчаянием, хананеи веру слышавшая, еяже дщи словом Божиим исцелися (не будь из-за отчаяния хуже хананеянки. Ты слышала, как за ее веру ее дочь получила исцеление словом Божиим). Сыне Давидов, спаси и мене, воззови из глубины сердца, якоже она Христу (Мф.15:22).

Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов, касаюся края ризы (Его), яко кровоточивая, плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем (Мф.15:22; 9:20; Ин.11:33).

Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующияся словом исцеливый, глас же благоутробный яко разбойнику мне рцы: аминь глаголю тебе, со Мною будеши в раи, егда прииду во славе Моей (Лк.23:43).

Силоам да будут ми слезы моя, Владыко Господи, да умыю и аз зеницы сердца и вижду Тя умно, Света превечна (Ин.9:7).

Брак убо честный (честен) и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе (Евр.13:4; Ин.2:1–11).

Буря мя злых (зол) обдержит, благоутробне Господи: но яко Петру, и мне руку простри (Мф.14:31).

Яко спасл еси Петра возопивши спаси, предварив мя (поспеши спасти и меня), Спасе, от зверя избави, простер Твою руку, и возведи из глубины греховныя (Мф.14:30–31).

Мене ради Бог сый, вообразился еси в мя, показал еси чудеса. – Принявший на Себя образ человеческий, Един из Лиц Святой Троицы, единосущный Отцу и Духу, Сын Божий во дни Своей земной жизни сотворил множество чудес, показавших Его власть над болезнями, над бесами, над смертью, над стихиями. Он чудесным образом исцелял увечных, прокаженных, слепых, хромых, расслабленных, бесноватых, воскрешал мертвых, укрощал бури, претворил воду в вино. Чудеса Иисуса Христа прежде всего свидетельствовали о Его Божественном посольстве в мир. Сам Он говорил о них: Я имею свидетельство больше Иоаннова, ибо дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня (Ин.5:36).

Вместе с тем в чудесах Христовых замечательно то, что они человеколюбивы, знаменательны. Ни одного чуда Христос не совершил с единственной целью прославления Себя. Еще во время искушения в пустыне Он отказался превратить камень в хлеб и броситься с высокой кровли храма без малейшего вреда для Своей жизни. Эти чудеса, которых требовал от Христа диавол, могли бы только послужить к личной славе Христовой, но не имели бы спасительного значения для людей.

Во время Своего общественного служения Иисус Христос по той же причине не согласился на предложение фарисеев и книжников показать знамение с неба (Мф.12:39; Лк.11:16–29), например, произвести гром и молнию в ясную погоду. Такое знамение, может быть, умножило бы славу Христа, но Он избегал славы человеческой и Своим Божеским всемогуществом никогда не пользовался для прославления Себя. Все дела Его всемогущества были делами человеколюбия и благости. По человеколюбию и благости Он отказал также в позволении двоим ученикам Своим, ревновавшим о Его славе, низвести огонь с неба на самарян в наказание за то, что они не приняли Его (Лк.9:55). Чудо над смоковницей, высохшей после проклятия ее Христом, казалось бы, свидетельствует об Его бесцельной строгости, на самом же деле оно было символическим пророчеством об отвержении иудеев.

Чудеса Христа Спасителя, выражая Его человеколюбие, относились ближайшим образом к телесным нуждам людским. Правда, Христос приходил с неба на землю не за тем, собственно, чтобы освобождать человека от внешних зол и нужд, а за тем, чтобы, как Он Сам учил, спасти человека от греха, от власти диавола и от вечного осуждения. Но нет сомнений, что этой цели Пришествия Христова были подчинены чудеса Христовы, состоявшие в оказании людям телесной помощи. Так, чудесно исцеляя телесные недуги, которые появились в мире вследствие греха, Христос давал понять, что Он – врач и духовных недугов, что имеет власть освобождать от грехов, как Сам Он ясно засвидетельствовал, когда перед тем как исцелить одного расслабленного сказал ему: дерзай, чадо, прощаются грехи твои, и вслед за тем, чтоб все видели, что Он имеет власть прощать грехи, изрек вслух: встань, возьми одр твой и иди в дом твой (Мф.9:2–6). Исцеляя бесноватых, Господь Иисус засвидетельствовал, что пришел за тем, чтобы разрушить дела диавола, разорить его царство. Воскрешением мертвецов удостоверил, что Он есть воскрешение и жизнь, победитель смерти, пришедшей в мир с грехом, так что верующий в Него умирает уже не с безотрадным чувством расставания с жизнью, но с надеждой блаженного бессмертия по самому телу, имеющему воскреснуть.

Помогая людям в их физических нуждах и несчастьях, Господь Иисус наводил их на мысль о нуждах духовных и располагал их к исканию Его всесильной помощи в этих нуждах. Так, чудесно насытив пять тысяч народа, Он говорил: Старайтесь не о пище тленной, но о пище пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий. Я есмь хлеб жизни: приходящий ко Мне не будет алкать никогда (Ин.6:27–35). Он был недоволен тем, что народ искал Его после этого чуда, и со скорбью говорил ему: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились (Ин.6:26).

Таким образом, чудо насыщения пятью хлебами не лишено было символического значения – оно возводило мысли народа от чувственных потребностей к духовным, удовлетворение которых было главной целью Пришествия Христа на землю. Это же символическое значение, должно думать, имели и другие чудеса. Так, исцелив слепорожденного, Он Сам изъяснил значение этого чуда: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие (то есть смиренно сознающие в себе недостаток духовного просвещения истиной) видели (духовно просветились), а видящие (гордившиеся своим ведением) стали слепы (Ин.9:39), то есть не узрели Божественной истины: она легко открывается младенцам, доступна младенческой вере, и скрывается от мудрых и разумных.

Эти соображения о значении чудес Христовых необходимо иметь в виду далее, при размышлении о тех стихах Великого канона, в которых дается указание на них.


Источник: епископ Виссарион (Нечаев)
Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библейских сказаний

Прошлые рассылки этой тематики:

Приготовление к посту.

Великопостные Богослужения.

Постное странствие.

Литургия Преждеосвященных Даров.

Великий пост в нашей жизни.

Благовещение

Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского.


О проекте